Верхний баннер
13:48 | СРЕДА | 24 АПРЕЛЯ 2019

$ 63.79 € 71.75

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

18:21, 06 сентября 2016

Анна Букатова: «Ах, если б судьи читали Шекспира…»

Скандальная история запретной любви 18-летней пермячки и ее 13-летнего возлюбленного всколыхнула Пермь на минувшей неделе. Что скрывать, редакцию «Эха Перми» тоже. Мы почти все родители, и эта история не могла оставить нас равнодушными. Я напомню, однажды в Перми одна девочка познакомилась с мальчиком. Он был другом ее брата и оказался у них в гостях. Между подростками сначала завязалась дружба. Они все больше времени проводили вместе. А потом случилось то же самое, что и в романе Шекспира «Ромео и Джульетта». Я имею в виду начало произведения. Разница между пермяками и итальянцами только в том, что 13 лет у нас было не девочке, а мальчику. Дети, ровно как герои великого классика, назвали все случившееся любовью. Другие герои этой истории, также вторя гению литературы, воспротивились чувству.

Отец мальчика написал заявление в полицию. В итоге дело дошло до суда. Влюбленные дети кричали и там о своей любви, но это никого не тронуло. В итоге Мотовилихинский районный суд Перми приговорил девушку к трем годам колонии общего режима. Нашу местную Джульетту взяли под стражу в зале суда. Эта история вызвала у пермяков и даже жителей других городов шквал возмущения. Вчера в сети появилась петиция, призывающая власти отменить столь жестокое решение. Однако, вряд ли что из этого выйдет. Оказывается, заменить реальный срок условным в этой истории невозможно.

Как пишет портал «В курсе.ру», ссылаясь на заместителя прокурора Мотовилихинского района Алексея Пономарева, приговор, который был вынесен судом, является самым мягким. Статья, вменяемая девушке, предполагает наказание в виде лишения свободы от трех лет. Иных вариантов в уголовном кодексе не предусмотрено. Жаль, я не могу спросить у господина Пономарева о паре других пермских историй. Напомню, в августе благодаря НТВ страна узнала о связи двух жителей поселка Яйва – 13-летней девочке и 31-летнего мужчины. Любовь той пары ни у кого сомнений не вызвала. Извращенца пожурили, конечно, но условно. Наверное, судьи в Александровском районе Пермского края верят в любовь, в отличие от пермских, если даже оправдывают ею даже реальное извращение.

Напомню еще одну историю. Прошедшей зимой 13-летняя пермячка была уличена в связи аж с 10-ю…не знаю, как правильно их назвать…ну пусть будут представителями мужского пола. Питаю надежду, что остальных мужчин такое соседство в биологической иерархии с этими особями сильно оскорбит. И что же вышло по итогу в этой истории? А ничего не вышло. И вот после всего этого меня мучает один вопрос: почему властьимущие и закономуправляющие не руководствуются в вершении судеб простым здравым смыслом, совестью и честью? Очень ведь просто проверить, задеты они в этой истории или нет – представить себя на месте родителей этой девочки. По мне, так задача прокуроров и судей не отмахиваться от журналистов рабочими фразами, типа «нет возможности смягчить приговор», а как раз находить эти возможности и вершить настоящее правосудие. Хотя что-то мне подсказывает, что даже понимание «настоящего правосудия» у меня с этими людьми разойдется. Лишь бы в конце концов у этих вершителей не вышло, как у Шекспира. Вот бы они еще читали Шекспира…

Интересно, свою прошлую «Точку зрения» я завершала словами: «В этом виноваты не сами дети, а их родители». К этой они тоже подойдут. Я не понимаю папу того мальчика. И это при том, что у меня растет дочь. Вот бы перестать людям делить на своих и чужих. Вот бы судьям руководствоваться не только законам конституционным, но и законами совести. Вот бы всем нам Шекспира наизусть знать. Не было бы тогда детей в тюрьме.

Обсуждение
2117
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.