Верхний баннер
17:58 | СУББОТА | 16 ДЕКАБРЯ 2017

$ 58.9 € 69.43

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

18:49, 23 мая 2017

Анна Букатова: «Про нашу провинциальность»

Надо сказать, что мне повезло больше многих других зрителей «Распада атома». Накануне премьеры я записала большое интервью с хореографом Лилией Бурдинской. Описывая спектакль, она говорила о человеческом одиночестве, бессмертии души и о голубях, которые нередко кажутся ей нашими ангелами-хранителями. Я не уверена, что мои впечатления от постановки были такими же, если б того интервью не случилось. И даже страшно думать об этом. Потому что тот опыт, которым я обладаю сегодня, кажется, меняет мое мировоззрение.

Я совсем не понимаю, как сделан «Распад атома». Мне кажется, человеку не из балетной среды это понять невозможно. Как танцовщики выучили все те странные движения, как можно так двигаться?! Человеческое тело способно действительно на многое! И чтобы доказать это, оказывается, не надо никаких дополнительных искусственных приемов. Даже декорации не нужны.

Сидя там, в зрительном зале, и наблюдая за Крестиной Елкиной, одной из танцовщиц, проскользнула мысль, что, если б она двигалась вечно, я бы вечно смотрела на нее. Сейчас эта фраза может показаться высокопарной, пошлой, может быть. Но я серьезно хотела этого ровно пару секунд, там в зрительном зале.

А Каспер Равнхой? Ведь зная, что этого датского танцовщика называют на родине танцующим Ларсом фон Триером, что он ради танца то на полгода, то на пару лет попадает в секты, становится бомжом, добровольно теряется в самых злачных местах мира – зная всю эту предысторию, ты совсем по-другому смотришь на него на сцене. Ты уже понимаешь что-то! Твои глаза видят больше, чем могли еще вчера! Театр, как место для раздумий. Тот театр, где не нужен буфет, где он даже вреден. Вот такой театр мне подарила Лилия Бурдинская.

Зрители после спектакля говорили мало. Ровным торопливым потоком, довольно быстро, они покидали театр. На площади у фонтана стояли двое уличных музыкантов, и очень громко и плохо пели «Песню старого извозчика» Леонида Утесова под звуки ржавого саксофона. Редко мне чего-то хочется так сильно, как в тот момент мне захотелось вернуться в зрительный зал. Суровая провинциальная культура била по моим глазам яркими красками и откровенной безвкусицей. В тот момент у меня и отпал вопрос о том, почему многие современные художники, неважно какого жанра, тяготеют к темному и даже инфернальному. Там на пермской площади мне все было понятно. И это было так плохо и так грустно, почти тупо.

Вдохновляет другое – непонятное, странное, новое! И так интересно, что во многом это вдохновение зависит от уровня подготовки – то есть желания это новое узнавать.

Обсуждение
1415
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.