Верхний баннер
00:05 | СУББОТА | 19 ОКТЯБРЯ 2019

$ 63.95 € 71.13

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

21:02, 12 сентября 2014
Автор: Владимир Соколов

"Не стоит избыточно демонизировать фигуру Гладнева" - Надежда Агишева

- Тем у нас вчерашнее событие, заявление Игоря Гладнева, который предупредил о том, что многие культурные проекты, фестивали, учреждения, их бюджеты будут подвергнуты секвестру. Денег у нас нет, фестивали сворачиваются, «Пилорама», «Словонова», «Текстура», «Большая перемена». Теперь  под угрозой «Флаэртиана». Надежда, что происходит, денег нет?

 

- Я думаю, что не стоит скрывать, что есть объективные причины для секвестрования бюджета. И вопрос не в том, есть деньги или нет. А вопрос в том, по каким правилам проходит это секвестирование и насколько они соответствуют, будем говорить так, представлениям культурной общественности о культурной политике. По этому поводу я хочу сказать, что не стоит демонизировать избыточно фигуру Игоря Гладнева, как человека, который сейчас озвучивает такие решения. Я бы предложила всем переключиться на тему, которая возникла достаточно давно, имеет длительную историю, тема того, что мы должны уже сформировать стратегию культурной политики региональной, которой мы все с вами в таких ситуациях и будем апеллировать в ситуациях профицита бюджета, дефицита бюджета. Нет разницы, дефицит, сокращаем, профицит, добавляем кому-то.

 

- Вот смотрите, с Игорем Гладневым все ясно, это руки, которыми делается что-то, голова, которая говорит, озвучивает политику партии. Вы говорите, смена приоритетов, приоритеты меняются. У нас не сворачиваются все эти фестивали, у нас просто меняются приоритеты, кто их определяет сегодня?

 

- В идеале их должна определять культурная общественность, эксперты, и в принципе, такая работа весной этого года, даже раньше, была рядом деятелей культуры инициирована в рамках координационного совета по культуре при губернаторе. В апреле состоялось заседание совета по культуре при губернаторе, на котором были презентованы определенные подходы к культурной политике, правда, может быть, не в той форме, не в форме проекта закона о культуре, но тем не менее, это уже детали и частности, такая работа началась. Я сама лично работала в рабочей группе при министерстве культуры, которую возглавляла Ирина Ясырева. В ней был Павел Печенкин, и Надежда Беляева, и очень многие деятели культуры участвовали в этой работе. И мы все вместе серьезно отнеслись к этой работе, и был достигнут некий промежуточный результат. В апреле этот результат был доложен членам координационного совета по культуре. Часть этой работы была достаточно резко раскритикована, и Татьяна Ивановна Марголина выступала, и Олег Лейбович выступал. Часть этой работы получила одобрение, но это тоже уже детали и частности, связанные в основном с некими экспертными исследованиями, которые мы провели в рамках этой работы. И лично Виктор Федорович Басаргин сказал, что эту работу нужно продолжать, что эта работа очень интересна, что возможно, даже будут выделены какие-то средства, чтобы эксперты  работали на небезвозмездной основе. Но, к сожалению, с момента завершения этой работы координационного совета больше ничего не произошло.

 

- Я примерно себе представляю, что такое совет при губернаторе, это даже не свисток от чайника через который выходит пар, это просто декорация.

 

-  Это декорация, но эта декорация, за которой, тем не менее, началась определенная работа частью членов этого совета. При причем, надо сказать, достаточно адекватном взаимодействии с самим министерством культуры, с замминистра

 

- Что значит, адекватном? Они вас выслушали, покивали?

 

- Не совсем так. Достаточно многие предложения, которые были озвучены, я не говорю сейчас о своих предложениях, я говорю сейчас о предложениях членов этой рабочей группы, были обсуждены очень важные вещи, например, мы все вместе пришли к единому представлению, что мы видим культуру здесь в регионе как образ жизни, а не как отрасль

 

- Но это вы так решили

 

-Это решила не я, это решила рабочая группа. Именно это видение мы презентовали координационному совету. Другое дело, что, я не буду сейчас скрывать, что на все эти процессы достаточно серьезное влияние оказывает внешнеполитическая ситуация. Не будем этого  скрывать. Все, что происходит сейчас с нашим государством и его внешней политикой не может  не влиять на сферу культуры

 

- Вот теперь интересно. Я понимаю, что совет что-то пытался сделать, вырабатывал свои приоритеты. Очевидно, что у тех, кто был уполномочен принимать решение, может быть, свои приоритеты

 

- Я вам не так скажу. Я скажу, что любой чиновник заинтересован в том, чтобы контроля со стороны общественности в форме любых формализованных правил, не было. И это не Игорь Гладнев. Это не Ирина Ясырева, не Виктор Басаргин. Это правило жизни, поэтому такие процессы всегда идут с большими усилиями со стороны общественности. Безболезненно эти процессы не могут происходить.  Не надо иметь какие-то иллюзии, это не важно, какое государственное устройство…

 

- Не сидит Виктор Федорович, не думает, когда же вы придете, ребята, и скажите, что же вы хотите, я вам скажу, что вы хотите, думает Виктор Федорович.

 

- Да, да.

 

- Давайте так, вы сейчас упомянули о государственных интересах. Давайте увяжем секвестр нашего культурного бюджета с государственными интересами

 

- Ну, мы же наблюдаем с вами историю с «Пермь-36».

 

- Там политика чистой воды, это понятно

 

- Дело в том, какая риторика удобна. В любой момент можно найти повод. И естественно, «Пермь-36» можно искать, много теорий заговора строить, но мы все понимаем, там несколько факторов, там фактор финансирования государственного, которое появилось на эти проекты, это одни интересы, и вторая тема, это, конечно, опасения, связанные с тематикой политических репрессий, потому что эта тема табуировалась всегда в России, особенно сегодня, с учетом внешнеполитической ситуации, агрессивной такой риторикой, в адрес любых таких движений. Понятно, что она табуируется и сегодня. И вот эта два направления в этой ситуации сложились, и в итоге привели к тому, что общественная организация лишилась государственной поддержки, но это не самое плохое, плохо то, что она лишилась территории, на которой она реализовывала свои проекты.

 

- В общем-то, финансирование обещали, потом его отменили на музей репрессий, и там осталась чистая политика. Не нужны нам дискуссии и не надо проводить аналогии, к чему мы идем с тем, что мы уже пережили. Надо это забыть. Это понятно

 

- Я опять же хочу сказать, пользуясь случаем, мы 10 сентября открываем музей Советского наива  совместно с просветительским центром «Мемориал», международным центром «Мемориал», пермским отделением «Мемориал», мы открываем выставку «Папины письма». И вчера меня наши коллеги спросили, а нет ли возможности каким-то образом препятствовать проведению этой выставки? И я радостно сказала. Нет, потому что это частная территория. Как это ни странно, эта выставка финансируется из президентского гранта, и выставку мы эту покажем на частной территории частного музея.

 

- Возможности у них есть, Надежда, возможностей у них масса, просто, я надеюсь, что она будет не столь опасна, что они воспользовались всеми своими возможностями.

 

- Мы не ставим цель такую

 

- «Текстура», «Большая перемена», это тоже политика?

 

- Объективно, я опять же говорю, что все равно, действительно существует проблема с размерами финансирования на культурные проекты. С нарастанием проблем в сфере культуры, например, в инфраструктуре, мы ведь наблюдаем за тем, что никак не может разрешиться ситуация с пермской художественной галерей с ее зданием. Но с другой стороны мне кажется, что… Кстати, одним из вариантов, который я предлагала в частной дискуссии, когда мы говорили, что нам если важна и «Текстура» и «Флаэртиана», которые почему-то происходили в одно время,  в один сезон, то в ситуации дефицита средств был вариант обсуждать биеннале. Год «Текстура», год «Флаэртиана», тогда бы «Текстура» смогла бы соблюсти свои возможности по финансированию  и «Флаэртиана». И когда бы появились возможности по финансированию, если экономика позволит региональная, можно было бы вернуться к ежегодному проведению. Потому что убить это очень легко, но возродить потом

 

- Мы можем об этом говорить, если верить, что денег действительно нет. Но это мое личное, глубокое убеждение, что это отговорка, универсальная причина

 

-Я думаю, что нет. Мы можем объективно смотреть на размеры бюджетов, мы можем объективно смотреть на экономическую и социальную ситуацию, мы прекрасно понимаем, что усилия региональных властей сейчас сконцентрированы на социальном статусе населения, на здравоохранении, на образование и так далее. Понятно что если выбирать… Кстати , я хочу сказать вам, что не только «Флаэртиана» пострадала. У меня есть достоверная информация, что планируется сокращение расходов бюджетов, например, театра оперы  и балеты. Такие разговоры идут. Потому что мы знаем, что и Театр-Театр лишился…

 

- Ну, у них там еще сцена не доделана

 

- Да. На самом деле, это тематика общая. И я всех призываю вернуться к обсуждению региональной культурной политики, к стратегии культурной политики. И то, что мы тут  явно отстали и не имеем возможности лоббировать эту работу, не нашли консенсуса нашей культурной общественностью и не оказываем давления в этом отношении в общем-то и позволяет  произвольные решения принимать, которые касаются, как кажется, частных проектов

 

-  Хорошо, выработали мы культурную политику. Направления какие-то желаемые, тенденции. Но неужели вы полагаете, что это как-то повлияет на общую политику в регионе? На отношение тех, кто над нашим регионом стоит к нашему региону, ведь не решается это у нас все здесь

 

- Я могу вам привести пример. Буквально с 10 сентября начинается форум культуры в Ульяновске. Где региональные власти не прекращают работу над стратегией культурной политики. И будет презентована на этом форуме стратегия культурной политики в Ульяновской области. Мы к сожалению, начали эту работу не на много позднее здесь, в Перми, и мы наблюдаем, что в других регионах эти процессы происходят. Стратегия культурной политики родилась, она написана, она будет презентована, она обсуждается. Понимаете, в создании любого документа есть конечная цель, зафиксировать какие-то правила, формализовать их, но есть еще и дискуссия, которая сама по себе имеет ценность.

 

- И на выходе…

 

- Они на выходе, Ульяновская область, получат стратегию культурной политики, принятую уже, на основании которой уже и будут разрабатываться те государственные программы и бюджеты в сфере культуры. Тогда это будет абсолютно, я понимаю, что у нас ничего прозрачного абсолютно не бывает, но это будут какие-то правила. Мы с вами постфактум все время реагируем. Вот, «Текстуру» закрыли, значит, плохо. Мы должны с вами в культурном планировании участвовать, не на стадии, когда решение принято и нет возможности его отменять, а на стадии, когда решение только готовится, только планируется. И вот в этой ситуации никуда не деется без культурной политики, без стратегии и без дискуссий.

 

- Вот это решение, которое вчера озвучил Игорь Гладнев, оно готовилось, планировалось, вырабатывалось, и было озвучено. На стадии его подготовки вы знали, что оно готовится?

 

- Я вам хочу сказать, что с 17 апреля совет по культуре не собирался ни разу. Несмотря на то, что его положение подразумевает не реже раза в квартал это заседание. Это первое. Второе, давайте еще учтем, что Павел Печенкин еще и председатель общественного совета по культуре при министерстве культуры. И на самом деле, на сколько я понимаю, у него есть рычаги для влияния на эту ситуацию, и он, как никто другой, потому что он председатель общественного совета,  он, наверное, каким-то образом…

 

- Причастен к этому?

 

- Нет. Он каким-то образом должен был бы получать эту информацию.

 

- А де-факто?

 

- Я не знаю, как работает общественный совет по культуре. Я вам просто говорю, но в том числе и наши проблемы. В том числе и проблемы инициаторов, организаторов тех проектов, которые секвестируют. Потому что есть общественный совет, он создан в мае 2014 года. Одна из тем, которая как мне кажется, должна там обсуждаться… Есть общественная палата, которая недавно обсуждала проблему «Перми-36». Потому что это важная и общественная  тема.

 

- Итак, Павел Печенкин. Мы пытались связаться почти со всеми руководителями учреждений, кого ждет секвестр бюджета. Мы пытались связаться с руководителями фестивалей. Вы знаете, все идут в отказ, все отказываются что-либо говорить. Они сейчас пострадают, он сейчас буду ущемлены во многом, но они боятся или не хотят об этом говорить. Нам дал комментарий Павел Печенкин. Послушаем его сейчас.

 

Интервью в записи.

 

- Правильно ли я понимаю, читая «Новый компаньон», что вчера было некое собрание, на котором объявили о том, что надо сворачивать все фестивали и ваш в том числе.

 

- Понятно, что сворачивать. Разворот произошел давно уже, 2 года назад. И поэтому этот процесс естественный. Но к сожалению, фестиваль – это некий поезд с вагончиками, который идет  в определенном направлении. На определенном полустанке развернуть его, поставить в другую сторону не возможно. Поэтому мы будем двигаться дальше, деньги будем искать в других местах. Что будет от этого  с фестивалем, с форматом фестиваля, не знаю. Деньги, которые нам предлагает бюджет в следующем году, на эти деньги фестиваль с жюри, международным конкурсом, национальным конкурсом не проведешь. Безусловно, сохраним какие-то вещи, важные для города, допустим, образовательные какие-то сохраним, просветительские. Показать пермякам лучшее кино, мы это сможем, но не будет, скорее всего, ни жюри, ни приезжих сюда гостей, этого не будет, потому что это самая дорогая часть.

 

-  А насколько вам сказали, что сократят?

 

- Там история такая, в прошлом году сократили полмиллиона, в этом году город сказал, что дума не дала деньги, а город давал  500 на фестиваль и 300 на неразборчиво «Флаэртиану». Краевой минкульт сокращает на 900. Соответственно, за 2 года произошло снижение на 2,5. Произойдет в следующем году. В следующем году юбилей фестиваля, 20 лет, и вот такой подарочек. Можно все понять. Мы же не в безвоздушном пространстве живем, логика понятна, решение понятно, ну, что ж. Такое мнение власти. Или надо место менять, или власть менять. Или мнение власти разворачивать. мнение власти разворачивать трудно, потому что она власть

 

- То есть, в официальную версию, что у нас маленький бюджет, что проблемы с экономикой, вы не очень верите?

 

- Я не знаю весь объем бюджета, цели бюджета, но скорее всего, бюджет не стал меньше, чем было 2 года назад. Значит, некий приказ прозвучал, некое мнение определенное, что в Перми культурные проекты надо свернуть, и это происходит. В этом смысле я говорю, мне жалко не фестиваль, фестиваль мы найдем, где проводить и как проводить. Мне жалко пермяков, которые будут лишены этого. Мы максимально попытаемся сохранить все это. Но… Я еще ничего не знаю, это новость вчерашнего дня. Мы ведь уже 20 лет работаем, были различные предложения, различные форматы. Весь бюджет фестиваля, если считать все спонсорские и наши ресурсы, это 12 млн., а мы его проводим за 6.

 

- Но ведь у вас еще часть бюджета, идет из федерального минкульта

 

- Да, мы и с городом работали, и с федеральным министерством работали, работаем. Федералы последние 2 года нам дают деньги, небольшие, 1 млн. небольшие, но все-таки. Не знаю, поеду, наверное, к Никите Сергеевичу, буду с ним говорить. Буду встречаться и с главой города попробую встретиться с главой региона. Мне нужно просто услышать, что это решение не будет изменено. Тогда, соответственно, будет изменен формат фестиваля, вот и все.

 

Продолжение эфира

 

- Вот такой вот единственный комментарий мы получили. Почему все отказываются, скажите? Это же напрямую всех их касается. Я уже не говорю о том, что это нас всех касается, но они руководители фестивалей, этих учреждений, и молчат. В чем дело?

 

-  Потому что, видимо, все-таки мы сейчас послушали,  что сказал Павел Анатольевич, что будут решать проблемы в индивидуальном порядке. Будут Никите Сергеевичу писать письма, к Виктору Федоровичу пойдут и Игорю Сапко сходят. Такая интересная позиция, сходить ко всем и возможно кулуарно что-то решить. На самом деле это большая ошибка

 

- Есть же пример «Пилорамы», «Перми-36», когда пытались не поднимать шум, потихонечку, как-нибудь договориться. Но вот смотрите результат.

 

- Сейчас же появился закон об общественном контроле. И есть механизмы, это, прежде всего, СМИ и спасибо им большое, что они освещают эту тематику. И, конечно же, политической конкуренции у нас нет, поэтому, это нам не поможет, а вот общественный контроль в какой-то форме, может позволить добиться каких-то результатов. Поэтому здесь я думала, что следующее заседание координационного совета должно пройти по тематике, которую мы сегодня с вами обсуждаем. И обсуждению причин, по которым работа по стратегии культурной политики региональной была со стороны министерства  культуры фактически свернута в достаточно грубой форме.

 

- Общественный совет, куда входят руководители муниципальных учреждений.

 

- Ну, не только муниципальных, краевых, скорее

 

- Это что такое, это общественный совет с зубками или это общественный совет по типу такого, как бы чего не вышло

 

- Я хочу сказать, что сейчас будет происходить процесс, потому что общественный совет при министерстве культуры создавался до… Я сейчас не путать прошу координационный совет при губернаторе и общественный совет при минкульте. Создавался до выхода закон об общественном контроле. Там как раз прописаны все вещи, что в общественный совет не могут входить сами чиновники, а они у нас присутствуют. В общественный совет не могут входить люди, которые имеют коммерческие интересы в этой сфере. Но там эта сложнее тема, тема с этикой, независимостью. Тут это не так все просто, надо еще думать про механизм. Наверное, нельзя сказать, что в общественный совет не должны входить руководители государственных учреждений, субъекты или муниципальных учреждений. Наверно, они должны входить, но там должен появиться независимый какой-то блок, люди из творческих индустрий, которые не получают никакого государственного финансирования. Там должны появиться люди с культурными инициативами. Там должны появиться люди, которые занимаются туризмом, прежде всего, которые заинтересованы в развитии этой сферы, и так далее

 

- И вот этих людей не будет сдерживать боязнь санкций, маленьких бюджетов, они скажут, что хотят

 

- Да, но это тоже большой процесс, длинный, это тоже не с налету решается, но дело в том, что эту работу надо начинать. И вторая тема, которая связана с общественным советом, это его открытые процедуры, на конкурентной основе, когда люди попадают в него не по спискам, которые составили в кулуарах администрации губернатора, а когда они попадают от определенных общественных организаций, по каким-то критериям отобранные. Потому что, если вы сейчас зайдете на списки общественных советов разных министерств, то вы увидите, что там люди, которые никакого отношения к этим сферам не имеют

 

- Там, кто надо сидит

 

- (смеется)

 

- То есть, все это надо еще разрабатывать, все это надо придумывать, фиксировать.

 

- И, конечно, нам будут в этом препятствовать.

 

- Конечно, будут. Надежда, по-моему, должен все-таки быть один человек, который азм есмь царь, который в частности все это инициирует, организует, выведет в нужное правовое, общественное русло. Я не знаю, есть у нас такой человек?

 

- Я не думаю, что должен быть один человек, это не правда, что должен быть один человек. Работа над законом о культуре показала, что можно найти компромиссы, можно искать механизмы и способы, и источники финансирования негосударственные можно найти. И в общем-то тему культуры будет сейчас опять в связи с началом политического сезона нового и обострением каких-то ситуаций, пусть даже на фоне такой печальной внешнеполитической ситуации… Тем не менее, она будет опять подниматься. В принципе, эта тема актуальная, и мне кажется, что есть группа людей, которые будут работать,  костяк людей, который работал над законом о культуре, есть ученые, культурологи, которые заинтересованы в этой тематике. И в принципе, проблем-то нет. Главное, чтобы министерство не игнорировало эту работу. Бессмысленно начинать эту работу без участия госоргана, потому что… Не то, чтобы бессмысленно, но результат будет другой.

 

- Что потом не достучишься, когда надо будет.

 

- Да

 

- Тогда у меня к вам большая просьба, «Пилорама» у нас отменилась. Она меняется на форум-диалог «Гражданское единение. Региональный аспект». Я так понимаю, что там будет что-то вроде «Селигера». «Словоново» у нас отменили, сделали пермский поэтический фестиваль «Корабль поэтов». Я не хочу никого обижать, кто там был…

 

- Но качество такое…

 

- Мы просто запикаем то, что я хочу сказать. «Текстуры» просто не стало. «Большая перемена» заменена на фестиваль театров для детей, который прошел в Лысьве, почему-то как-то так. «Флаэртиана», ее тоже возможно не будет. Мне грустно. Мне грустно от нашей внутренней политики, от нашей внешней политики. От нашей культурной политики. Надежда, скажите, может быть, не надо грустить по поводу нашей культурной политики

 

 - А у нас нет формализованной культурной политики. Поэтому вам не надо грустить, она должна появиться, это первое.

 

- Что-то может измениться? Что-то делается?

 

- Я вам говорю, только под влиянием  общественного мнения. И почему я считаю важным эту работу, нужно в любой ситуации, вне зависимости от того, как складывается внешнеполитическая ситуация, как складывается экономика, я считаю, что эта работа не уйдет в песок, это, конечно, долгий процесс. Будет другой глава администрации, будет другой министр культуры.

 

- Ой, как я этого жду

 

- (смеется) Будет другой губернатор, будет другой мэр, еще что-то поменяется, будут другие депутаты. Документ – это все-таки документ. И самое важное в этом документе, что на основании этого документа получат ориентиры все участники этого процесса и все жители региона. Потому что, если мы говорим, что культура, это образ жизни, что культура должна быть культурой широкого участия, то каждый из нас должен понимать, куда это все катится, а не сидеть  и грустить, что фестивали закрываются. А иметь свои рычаги влияния на эту ситуация.

 

 - Вот от понимания того, куда все это катится, мне грустно-то и становится. Но не слушают они общественность, не слушают. Что может их заставить?

 

- (смеется)

 

- Мы собрались. Те, кто…

 

- Публичная позиция

 

- Мы выработали свою позицию

 

- Средства массовой информации

 

- Да. Плевать

 

- Это вот не правда

 

- Мы выработали свое видение, зафиксировали, преподнесли, озвучили в СМИ. Вы считаете, что это даст плоды, что они прислушаются?

 

- Я не могу вам ничего гарантировать, понимаю весь скепсис, который вы сейчас выражаете. И, в общем, в какой-то мере его разделяю, но как человек деятельный предлагаю не останавливаться. В принципе, в том числе,  например, как Павел Анатольевич сказал, искать для своих проектов другие источники. Понятно, что проекты таких масштабов как «Текстура», без поддержки государства совсем существовать не могут. Но, тем не менее, я думаю, что перспектива развития культуры как раз в отсутствии регулирования со стороны государства. И если бы это было в идеале, возможно, то возможности получать налоговые льготы, финансируя культуры, как физические лица, так и предприятия, как это действует в США, которые теперь нам основной враг, где культуре не регулируется, и нет никакого министерства культуры в принципе. И где она развивается как раз как культура широкого участия через институты благотворительности и меценатства.

 

- Признаться, для меня это выглядит логично.

 

- Только государство должно нам объявить о том, что ребята, теперь культура не регулируется, это свободная сфера, но вы получается налоговые льготы, финансируя эту сферу.

 

- Четкие правила.

 

- Да, четкие правила. Если вы регулируете, давайте вы будете согласовывать, что вы регулируете, какие  фестивали проходят, какие нет. И не будете вести себя как авторитарный режим, который в сфере культуры устанавливает свои жесткие правила и не прислушивается к общественному мнению и к мнению просто людей, граждан, горожан. Все очень банально, все очень просто

 

- Но вот при нынешнем положении, когда мы очень зависим от бюджета, надо сказать, нас к этому и приучили все наши фестивали и так далее. Есть мнение, что это директивы сверху, что нам тут можно совещаться, создавать свои советы, но это политика государственная, по большому счету, а не наша какая-то региональная. Тем не менее, вот эта американская модель, может быть, мы у буржуев что-то возьмем.

 

- Мы сейчас все ждем принятия. Есть же проект закона о культуре, он опубликован. Я предлагаю всем его почитать. На самом деле, он не такой консервативный, как ожидалось, и в принципе, государство может быть, в своей пропагандистской риторике, и мы понимаем его в одном смысле, но документы, которые там рождаются, не всегда так радикально консервативны.

 

- Вот сейчас стало немножко веселей.

Обсуждение
1832
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.