Верхний баннер
17:17 | ВТОРНИК | 22 ОКТЯБРЯ 2019

$ 63.63 € 70.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

11:45, 14 декабря 2014
Автор: Роман Попов

«Мы начали занимать огромные деньги. Не представляю, как это может пойти нам на пользу», - депутат Юрий Елохов

Послание губернатора Виктора Басаргина Законодательному собранию Пермского края, непрозрачность деятельности «Корпорация развития Пермского края», обесценивание лежащих на счетах бюджетных денег, бюджет региона в целом, закон о промышленной политике и другие актуальные вопросы обсудили с депутатом краевого парламента Юрием Елоховым. Ведущий - Роман Попов.

- Последняя пленарка, послание губернатора прозвучало. Правильно ли я понимаю, что политический год можно считать завершенным?

- Можно считать, да. Бюджет принят. Вряд ли Заксобрание будет еще собираться в большом составе для принятия решений. Хотя, мелочи еще остаются. 16-го состоится консультативный совет, на котором будут обсуждать любопытную предложенную структуру, при которой те деньги, на которые депутат должен информировать о своей деятельности, теоретически, могут пойти через структуру, организованную исполнительной властью. Это настораживает.

- Давайте пройдем по материалам дней последних. Экономический комитет, возврат 249 миллионов. Что это?

- По цифрам непонятно. Известно, что бюджет дефицитный. Оказывается, что еще весной 13-го года КСП обратила внимание на то, что в некое АО со 100%-м капиталом Пермского края...

- ОАО "Корпорация развития Пермского края"

- Совершенно верно. Некоторые депутаты считают, что деятельность этого общества весьма закрыта. И по объему средств, которые туда внесены, и по объему полномочий (в частности, 75% акций аэропорта, о которых много говорилось) в этой корпорации. Если депутаты хотят узнать получше, что происходит, начать нужно с этой корпорации.

2 года назад деньги были выделены на решение конкретной проблемы - мы хотели создать совместную с "Роснано" структуру для того, чтобы не говорить об инновациях, а действовать. Этого не получилось, и деньги вернулись, но не в бюджет, а в "Корпорацию развития Пермского края". 

- Вы обтекаемо говорите. Депутаты Заксобрания задают вопрос: почему 250 миллионов бюджетных денег расходуются без них?

- Верно. 2 года назад деньги были выделены на решение конкретной проблемы - речь идет о «РосНано». Мы хотели создать совместную с ними структуру для того, чтобы не говорить об инновациях, а действовать. Этого не получилось, и деньги вернулись, но не в бюджет, а в эту самую корпорацию. Мы решали сколько денег мы можем выделить на эту корпорацию, и тогда это было 500 миллионов, и случайно у них на счетах осталось еще 250.

По эффективности работы этой корпорации есть разные мнения. Кто-то считает, что она будет серьезно влиять на развитие Пермского края.

- А некоторые называют ее «прачечная».

- Не могу сказать, так ли это. Из всех достижений корпорации пока могу отметить лишь то, что ее деньги лежат на счетах в банках, с них получаются проценты, некоторые корпорация худо - бедно существует. Пока все.

- Я бы тоже хотел, чтобы мне на счет положили 250 млн. Я бы их не использовал и жил бы на проценты.

- Была еще интересная позиция правительства. КСП сказала, что вообще-то, расходных обязательств под эти деньги нет. Правительство (я не буду сейчас называть фамилии) заявило: «Понятно, не переживайте. Мы напишем эти расходные обязательства». Это было последней каплей.

- Странно со стороны чиновников правительства не найти, как израсходовать деньги.

- Я знаю очень многих людей, которые придумали бы, как израсходовать такие деньги.

- Каждый из нас мог бы стать «спецом» по израсходованию 250 миллионов рублей. Давайте вернемся к этой корпорации. Заксобрание Пермского края постановило рекомендовать правительству принять меры по возврату в бюджет этих денег. Речь идет о рублях, которые постепенно обесцениваются, пока лежат мертвым грузом на счетах. Пермский бюджет теряет деньги.

- Любые деньги, лежащие на счетах, с каждым днем немножечко "худеют". Большие проценты наших банков именно этим и обусловлены. Постановление о возврате денег принято, хотя, теоретически, правительство может его и не исполнить, потому что постановление носит рекомендательный характер.

- У вас есть рычаги давления на правительство в этом вопросе?

- Слабость бюджета, который мы приняли, в том, что через пару месяцев его снова придется перекраивать. Непонятно какое будет наполнение. Тогда можно внести эти деньги в бюджет и это будет закон. Сейчас - рекомендация.

- У нас есть те же самые «майские указы», исполнение которых будет страдать. Вполне может возникнуть ситуация, когда их надо будет потратить.

- Непростые для исполнения указы. Мы их исполняем, но денег на различные медикаменты в больницах пару лет назад был больше. То есть, они переброшены на зарплату, потому что общий объем денег не увеличился.

- В результате, мы получаем ситуацию, когда у нас либо врачи выходят на митинг, либо пациенты. Недавно мы видели митинги врачей по всей стране и митинг пациентов в Кудымкаре.

- Я думаю, Кудымкар - частный случай.

- Я к тому, что он тоже показательный. Кто даст гарантию, что в ближайшие пару месяцев не полыхнет в другом муниципалитете по похожему поводу? 

Что скажете по бюджету, который приняли? Насколько он удобоварим для картинки, для отчетности?

- Не моя фраза, но я ее с удовольствием повторю: принятие бюджета - это максимально равномерное распределение разочарований. Конечно, хотелось больше, и очень хорошие ответы на вопрос «почему?» есть, но от этого денег больше не становится.

- Кто из крупных налогоплательщиков просел?

- У нас появился неизвестный фактор – «консолидированный налогоплательщик». Изменилось законодательство, по которому, если вы получили убытки в Воркуте, и ваша компания объединена с пермской, вы можете эти убытки зачесть консолидировано. Контролировать убытки в Воркуте крайне проблематично.

- Истории с волжской ТГК и пермской ТГК похожи?

- Не могу сказать.

- Мы же получили легкий ребрендинг пермской ТГК-9. Теперь это филиал волжской ТГК.

- Здесь посмотрим, как будет по налогам. Возможно, это объединение ради КГН, возможно, это просто бизнес.

- Москва, Питер, Севастополь уже «пристрелили» свой малый бизнес и без того стоявший на коленях. Мы вправе это делать, вправе не делать. Как вы решили этот вопрос?

- По вопросу оплаты за землю - не могу однозначно сказать о его плюсах или минусах. Он не был поддержан депутатами. Я очень рад, что лидер страны заявил, что налоги расти не будут.

- После того, как самые большие витки роста налогов произошли, он заявил, что больше не будут!

- (смеется) У нас  - не произошли. Если будут такое попытки, я убежден, что наш комитет будет голосовать консолидировано. Не тот случай, когда можно поднимать налоги, каким бы справедливым это ни казалось.

Хорошо, что проект закона о промышленной политике внесён. Но в нём много общих слов – «поддержать», «усилить», «обеспечить». Его все назвали рамочным. При наличии этого закона может происходить как развитие, так и стагнация промышленности. 

- Расскажите о проекте закона о промышленной политике.

- Проект внесен. Отношение двоякое. Первое - очень хорошо, что он внесен, потому что наш край нуждается в промышленной политике. С другой стороны, в проекте много общих слов – «поддержать», «усилить», «обеспечить». Его все назвали рамочным. Чего-то более конкретного, за что можно спросить правительство, там нет. При наличии этого закона может происходить как развитие, так и стагнация промышленности. Но мы его поддержали, потому что это все равно движение вперед.

С ним нужно еще достаточно сильно работать. Договорились о прядке внесения поправок, о круглом столе. Вперед.

- Странно, что мы еще что-то принимаем в промышленном регионе. У нас уже давно должны быть железобетонные правила игры, на которых и должна основываться политика. Разве нет?

- Конечно, да. И, конечно, то, чего там не было - это понятных приоритетов. Если приоритетов нет, мы просто размазываем какие-то преференции, и говорить, что это промышленная политика, не стоит.

- Вы наверняка послушали послание губернатора.

- Конечно.

- Что скажете? Понравилось? Предсказуемо? Хотя бы один аспект, который вас удивил?

- Меня удивили декларированные объемы инвестиций. К сожалению, я не могу сказать так ли это. Объем заявлен весьма хороший. Удивило. Хочется проверить.

Порадовало, что есть серьезная надежда на «Авиадвигатель». Это высокотехнологичная работа, которая хорошо стоит, и этим можно гордиться. Там говорилось о газотурбинных установках.

Я бы назвал послание оптимистичным, но я хотел бы понять для себя, насколько озвученные цифры соответствуют действительности.

- У нас сейчас идет конкурс «Человек года – 2014». Он идет уже седьмой раз. Там есть разные номинации. Раз уж мы говорим о политике, для вас были открытия в политической жизни Пермского края, в экономике? Есть люди, которые стали флагманами в этом году?

- Наверное, стоило бы рассмотреть Дмитрия Скриванова, который, будучи депутатом Заксобрания, возглавил федеральный фонд помощи моногородам. Это интересно. Я думаю, многие смотрят - что же будет дальше? Непростая работа в новом политическом, экономическом пространстве. Наверное, его можно отнести к тем пермякам, которые доросли до федерального уровня, что очень приятно.

- Дмитрия Скриванова в номинации «политика» у нас назвали в первый же день.

- Общеизвестно, что политика можно раскрутить, но переход на федеральный уровень - это весомо, грубо, зримо.

- В этой номинации есть еще один, на мой взгляд, весьма перспективный вариант - Алексей Фролов. Его номинировали за то, что он выстроил отношения с депутатским корпусом. У меня к вам вопрос как к представителю этого корпуса - с вами выстроили отношения в 2014 году?

- Смотря что считать отношениями. Если говорить об Алексее Фролове, то он каким-то образом сумел весьма старательно помнить о том, что он обещает, да еще и пытаться это выполнить. К любому человеку, который ведет себя таким образом, появляется некая симпатия, и к его обещаниям я отнесусь серьезнее чем, например, отнесся бы год назад. Я не хочу сказать, что Дмитрий Самойлов не исполнял своих обещаний, но здесь это как-то очень заметно.

Мне без разницы, как аэропорт будет приватизирован, но мне хотелось бы, чтобы в Пермский край пришли адекватные деньги. Сейчас все как-то непрозрачно, непонятно. Правительство обещает показать комитету все документы до того, как будет объявлен конкурс, но уже было такое обещание, а потом мы из СМИ узнали, что объявлен конкурс...

- Были ли в этом году в политике, экономике люди, события, явления, который воспринимаются вами со знаком «минус»?

- Мне не нравится ситуация с аэропортом. Просто не нравится. Началась она давно, когда его пытались приватизировать по крайне непрозрачной схеме. Сейчас 75% аэропорта принадлежит той же «Корпорации развития» и мне крайне не нравится сумма, по которой он там учтен. Я задавал этот вопрос на Заксобрании, и мне сказали, что это примерная сумма, для того, чтобы поставить на баланс. Эта сумма составляет миллиард, а мне говорят профессионалы, что стоимость нашего аэропорта - от трех до четырех миллиардов. И мне очень интересно, какие же деньги попадут в бюджет. Мне без разницы, как аэропорт будет приватизирован и кто будет его владельцем, но мне очень хотелось бы, чтобы в Пермский край пришли адекватные деньги. Сейчас все как-то непрозрачно, как-то непонятно. Правительство обещает показать комитету все документы до того, как будет объявлен конкурс, но что-то подобное уже было. Было такое обещание, а потом мы из СМИ узнали, что объявлен конкурс на проект аэропорта. Непрозрачно!

Я не понимаю, что происходит с зоопарком. Я не специалист, чтобы рассуждать, где ему лучше находиться, но, когда я смотрю обоснования аргумента, что на Братской очень дорого, то вижу, что эти обоснования очень странные. Я вижу, что надо будет расширять дорогу, и это огромные деньги. А если мы построим в Черняевском лесу, там разве не надо будем менять инфраструктуру? Я считаю, что в одном случае часть затрат не учитывается, а в другом намеренно показывается, что они большие. Причем, мы уже потратили бюджетные деньги на проект зоопарка на Братской!

- Ситуация с «Пермь-36» - заметное в политическом плане событие?

- Мне не нравился перенос памятника "Орден Ленина". Это наше прошлое, и не надо его менять. Точно также и Пермь-36. Это наше прошлое. Кому-то нравится, кому-то нет, но у людей должна быть возможность посмотреть и на Орден Ленина, и на «Пермь-36».

- Есть еще один переход - Илья Неустроев ушел работать в администрацию Екатеринбурга, а Сергей Маленко, может быть, перейдет в администрацию президента. Все это напоминает бегство с корабля. Нет такого ощущения?

- Все-таки это совершенно разные новости. Есть пермяки, которые занимают серьезные должности в правительстве Москвы, но, поскольку они не Собянины, мы о них мало что знаем. Хотя, я думаю, если подсчитать количество людей в правительстве, которые поменяли место работы, то их будет больше, чем за предыдущие три года, и это сказывается на эффективности управления.

- 2014 год Пермский край заносит в актив или пассив? Этот год был удачным или неудачным?

- Я не считаю этот год неудачным или удачным. Это год иного бюджета. О чем бы мы ни говорили, речь идет о деньгах. Мы начали занимать огромные деньги. Не представляю, как это может пойти нам на пользу. Как сделать лучше, чтобы исполнить все обязательства я тоже не знаю. Я голосовал за этот бюджет, но это достаточно напряженно. Конечно, мы тот регион, который очень сильно зависит от курса валюты, от цены нефти. Я не знаю, что будет через полгода, но пессимистичные ожидания есть. 

Обсуждение
2690
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.