Верхний баннер
21:15 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 22 ИЮЛЯ 2019

$ 62.98 € 70.65

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

13:07, 11 августа 2015
Автор: Андрей Денисенко

«Коллекторы - как судебные приставы, только без полномочий», - Наталья Русакова, юрист

Тема: коллекторы, их права и законные способы защиты от коллекторов

Гость: Наталья Александровна Русакова, юрист, руководитель юридической компании

Дата выхода: 7 августа 2015 года

Программа: «Сила в праве»

Ведущий: Андрей Денисенко

- Это «Эхо Перми», у микрофона Андрей Денисенко. Сегодня у нас премьера новой программы «Сила в праве», которая будет выходить каждую пятницу после 13.00. Ну и, как понятно из названия, мы будем говорить о всем многообразии правовых вопросов, с которыми сталкивается каждый из нас практически ежедневно. Так уж устроена наша жизнь, что законы в этой нашей жизни играют очень немалую роль. Сегодня мы поговорим о теме, которая в последние несколько месяцев очень бурно обсуждается в информационном пространстве – это тема коллекторов.  А если конкретно, называя вещи своими именами, тема коллекторского беспредела – тема того, как часто коллекторы переходят грань того самого закона. И в гостях у нас сегодня Наталья Александровна Русакова, юрист, руководитель юридической компании, один из профилей деятельности которой как раз заключается в защите от этих коллекторских атак. Наталья Александровна, здравствуйте!

Наталья Русакова: Здравствуйте, уважаемые слушатели! Здравствуйте, Андрей!

- Мне хотелось бы подчеркнуть, насколько эта тема сегодня остро стоит, хотелось бы напомнить об истории с Никитой Пальяновым, который погиб в Перми 4 октября. Поехал он вместе со своим другом, с Андреем Черных, на встречу с коллекторами. Этот самый Андрей взял у микрофинансовой организации «Дам деньги» тысячу рублей. В течение года долг он не отдавал, игнорировал требования коллекторов, и вот они назначили встречу. Двое друзей на эту встречу поехали. И вместо разговора, диалога, случилась драка, в которой один из друзей и погиб. Коллектор осужден на 13 лет колонии, приговор вступил в силу, оставлен без изменения судом высшей инстанции. Ну вот так развернулась эта история. Но история не одна, на самом деле. Подобных историй очень много самых разных. Есть в интернете комментарии и самые разные, на самом деле, истории. Одной из клиенток, жительнице Перми, 40-летней школьной учительнице, например, выбиватели долгов звонят по ночам, угрожая украсть ее дочь в случае невозврата долга. И приходят людям СМС-ки, что «все твои близкие пострадают всеми известными способами, коллекторское бюро «Кавказ». Случаев действительно очень много, поэтому, Наталья, у меня первый вопрос к вам самый общий. Может быть, это преувеличенная картина, которая СМИ выплескивается, или проблема стоит очень остро? Часто ли к вам обращаются с подобными вопросами?

Наталья Русакова: Картина на самом деле не преувеличенная. Ситуация достигла, наверное, такого апогея уже именно в коллекторской сфере деятельности. Понятно, что налогоплательщик, который создал долг, нарушил договор, однако наличие долга не лишает человека права на охрану его собственных интересов и свобод. И зачастую коллекторы, которые ведут себя незаконно, в большинстве случаев криминально, я бы сказала, нарушают его права.

- А нарушения какого рода чаще всего бывают, с какими вам чаще приходилось сталкиваться?

Наталья Русакова: От жалоб по телефонным звонкам, как вы сейчас описали, как вы описали пример учителя. Также часто очень коллекторы развешивают объявления в виде постеров с фотографиями должников, описывая всю ее судебную историю, задолженность и кредитную историю. В итоге об этом знает весь дом, как минимум, подъезд. Это является нарушением распространения персональных данных самого заемщика. Также назойливые телефонные звонки – основной метод воздействия кредиторов и коллекторов на должника. Звонят, как правило, с разных телефонов разные люди.

- То есть в черный список так просто не внесешь?

Наталья Русакова: Да. Потому что вносишь в черный список, проходит час-полтора – звонит человек, представляется представителем какого-либо банка или коллекторского бюро и по той же схеме начинает работать.

- Наталья, у нас, я правильно понимаю, закон о коллекторской деятельности так и не принят?

Наталья Русакова: Законопроект существует, его уже не один год пытаются принять, но воз и ныне там.

- Что мешает его принятию?

Наталья Русакова: Очень много пробелов, очень много несоответствия общему законодательству РФ. Ведь на самом деле у нас при общении с коллекторами может помочь ряд законов. Если интересно, то я могу их озвучить.

- Да, конечно.

Наталья Русакова: Это закон «О потребительском кредите», который у нас не так давно действует, с июля 2014 года. Также закон «О банковской деятельности», закон «О персональных данных», кодекс об административных правонарушениях и уголовный кодекс, бывает и так. Эти основные законодательные акты, которыми мы можем регулировать как-то коллекторскую деятельность.

- Ну этот законопроект, он хоть в каком-то виде где-то существует? Есть шансы, что будет принят?

Наталья Русакова: Он существует. Честно, я пока этих шансов не вижу. Не настолько мы готовы, наверное, к принятию такого закону, так как у нас сам менталитет этих коллекторов не готов к нормальной жизнедеятельности и общению с кредиторами.

- А какие у них есть вообще права? Что имеет право делать коллектор с должником?

Наталья Русакова: Вы знаете, проще сказать, что он не имеет права делать.

- Давайте.

Наталья Русакова: Вот как мы уже говорили – назойливые телефонные звонки, угрозы жизни, угрожают детей украсть. Ведь многие их действия подпадают даже по статью уголовного кодекса, но очень тяжело это доказать. То есть мы не можем идентифицировать человека по телефону, сказать, что вот Иван Иванович, являющийся сотрудником такого-то коллекторского бюро - хотя такого понятия у нас даже нет, как «коллекторское бюро», в законе - он нам угрожает. Это можно сделать, проводя правильно работу с ними. Запрещено требовать коллекторам возврат долга, совершая при этом действия и угрозы с намерением причинить вред заемщику. Запрещено злоупотреблять своим правом в других каких-либо формах. То есть говорить, что «я сейчас вызову мобильную группу, она у вас все изымет, и вы останетесь ни с чем». Запрещено по собственной инициативе кредитора или коллектора звонить или встречаться с должником у него дома. В рабочие дни с 22.00 до 8.00, а также в выходные и праздники с 20.00 до 9.00, это строго запрещено.

- Ну а вообще в гости они приходить право имеют?

Наталья Русакова: Основания? Они как судебные приставы, только без полномочий. Грубое сравнение, пусть не обижаются на меня представители судебных приставов, но это так и есть на самом деле. Бывает, что и сами судебные приставы действуют как коллекторы.

- То есть гражданин имеет полное право коллектора на порог не пускать и гнать его просто поганой метлой.

Наталья Русакова: Конечно. Он будет абсолютно прав. Это его территория, и никто не в праве без судебного акта или иного документа заходить на его территорию.

- И вот мне про назойливость хотелось бы поговорить. Что можно подразумевать под назойливостью звонков? Ведь у них есть рамки, в которые они могут звонить. А установлена ли вот эта частота звонков? То есть он с 6 утра и до 10 вечера начинает звонить каждые 15 минут человеку.

Наталья Русакова: На самом деле частота нигде не прописана. И они могут звонить хоть каждую минуту, и будут звонить разные люди. Дело в том, что имеют ли они на это полномочия. Откуда вообще информация взялась по заемщику у этих людей, это тоже надо выяснять.

- Как раз по поводу персональных данных хотел бы спросить. Банк ведь должен заключить с коллекторским агентством договор уступки прав требований. И в этом договоре должна быть прописана передача персональных данных каким-то образом.

Наталья Русакова: На самом деле передача персональных данных в этом разговоре не может быть, потому что нет согласия самого заемщика.

- Ну а если он банку дал согласие на обработку персональных данных, банк имеет право передать это согласие вместе с уступкой прав требований?

Наталья Русакова: Нет, одно дело - дать право на обработку, а другое дело – дать право на передачу этих персональных данных третьим лицам. И для этого нужно согласие заемщика.

- То есть человек должен не банку, он должен именно коллекторскому агентству дать свое согласие на обработку персональных данных, чтобы у коллектора появилось правовое основание ему звонить, приходить в гости и т.д.?

Наталья Русакова: Ну нет. Представляете, что я, заемщик, даю право коллектору требовать с меня деньги. Ну это же смешно. Такое нигде законодательно не урегулировано.

- Что человеку делать, если он оказался в такой ситуации? У нас сейчас масса микрофинансовых организаций на рынке. Вот история, которую я упомянул с Никитой Пальяновым, это одна из самых громких историй, но таких историй ведь очень много. Микрофинансовых организаций не один десяток, они раздают кредиты под астрономические суммы – до 700% годовых, это 2% в день фактически. Люди, взяв в долг тысячу рублей, оказываются должны десятки и сотни тысяч через очень короткий промежуток времени, и таких людей очень много. И, соответственно, я так понимаю, что очень много людей сейчас находятся под прессом коллекторов. Вот что человеку делать, если он под этим прессом оказался?

Наталья Русакова: На самом деле здесь несколько вариантов развития сценария. Если назойливые звонки, то один сценарий развития, если ему приходят документы, то здесь другой сценарий развития.

- Давайте озвучим гипотетический пример – есть человек, и ему звонят как раз, как мы с вами сочинили, буквально каждую минуту, каждые 15 минут с разных номеров телефонов. Просто звонки, звонки, звонки. Пусть без угроз даже, просто надоедают телефонными звонками.

Наталья Русакова: Заемщик адекватен и прекрасно помнит, где он брал кредит, начнем с этого. То есть он прекрасно может предположить, какой банк может передать ему персональные данные, чтобы с него таким образом могли взыскать деньги. Первое, что нужно сделать заемщику, на мой взгляд, чтобы разработать правильный механизм взаимодействия с подобными личностями, это сделать запрос в банк. Была ли передача уступки прав требований, давали ли кому-то полномочия, доверенности, заключались ли какие-то другие договоры, чтобы взыскать долг. К сожалению, банк не заинтересован быстро давать информацию, и здесь, конечно, придется заемщику немного подождать ответ. Я обычно говорю – 20 рабочих дней, то есть календарный месяц все равно ждем ответ. Бывает по-разному, бывает, что «да, передали», крайне редко банк сам принимает на себя ответственность и соглашается с этим шагом. Но обычно говорит «нет». Тогда в таком случае я рекомендую своим клиентам, зная современные технологии развития телефонии и интернета, записывать эти разговоры. Телефонные звонки ведь не прекратятся. Допустим, есть масса бесплатных приложений, когда у вас входящий звонок записывается автоматически. В любом случае коллектор на другом конце провода представляется мало-мальски, он говорит, какое коллекторское бюро он представляет.

- Они обычно звонят, представляясь представителями банка. Они не говорят, что это коллекторское агентство. Звонит Иван Николаевич, представитель такого-то банка. Сбрасываешь Ивана Николаевича, тем же самым голосом звонит Василий Петрович, также представитель того же банка.

Наталья Русакова: Также может представиться начальником службы взыскания банка. Как они только не называют себя. Есть такое выражение у адвокатов: «Слова к делу не пришьешь». Нам все равно нужны официальные запросы и документы для того, чтобы нам идти дальше. Аудиозапись телефонного звонка – один из механизмов влияния. Но мы должны все равно предупредить, что мы ведем аудиозапись телефонного звонка, дабы это было доказательством хорошим в суде, если до этого дело дойдет. Есть варианты воздействия через Центробанк. Но, честно говорю, я не совсем приемлю такой вариант развития. Потому что недавно были два случая, когда нам Центробанк, являясь надзорным органом кредитных организаций, просто сказал, что мы их не контролируем. И приходилось другим путем изыскивать информацию. Но это тоже вариант.

- А потому что они не являются участниками финансового рынка и Центробанку неподконтрольны.

Наталья Русакова: К сожалению, да. Хотя в законах о банковской деятельности они являются контрольным органом. Иногда наши клиенты на сайт Центрального банка пишут обращения, понимая, откуда растут ноги, откуда ветер дует. Также пишут на сайт официальной этой кредитной организации, в которой они получали денежные средства. Сейчас закон их обязывает иметь официальные сайты. У нас есть договор публичной оферты, на который они часто ссылаются при выдаче денежных займов. Туда мы отправляем все запросы, жалобы и ждем, как всегда. Другого варианта пока нет. А дальше в зависимости от того, что ответили, в какой форме ответили, мы уже идем дальше.

- У на телефонный звонок. Здравствуйте, как вас зовут?

- Здравствуйте, меня зовут Виктор. Я с большим интересом слушаю вашу передачу, хотя на самом деле меня никогда не касалась эта тема. Но знаете, что меня немножко поразило, самое главное, что вы не затрагиваете в беседе со своим гостем. Вопрос о том, что нужно деньги заплатить, почему не стоит никогда? Ведь человек пришел в банк или микрофинансовую организацию, взял в долг деньги, он подписывал договор, он прекрасно видел условия подписания этого договора. И что он, когда подписывал, он что, думал, что отдавать-то не придется?! Как вот упомянутый вами господин Пальянов. Я помню, когда кто-то о нем рассказывал. Они ехали и взяли деньги на то, чтобы заправиться бензином на машине. А потом, когда наступило время деньги отдавать, то уже очень не хотелось. Ведь можно рассказать о ситуации, когда не хочется служить в армии, и какие способы есть отмазаться, когда не хочется платить налог…

- Не совсем корректный пример у вас.

- Люди взяли деньги в долг – отдайте деньги! И никто к вам не будет звонить!

- Простите, я вас отключу. Не совсем корректная постановка вопросов. Мы сейчас обсуждаем не то, как человеку избежать возврата долга, никоим образом. Мы прекрасно признаем, что долги нужно возвращать. Мы сейчас говорим о форме возврата.

Наталья Русакова: Мы вначале сказали, что заемщик не возвращает заем, нарушает права, но и его права и свободы тоже нарушены.

- У нас еще один звонок. Добрый день, как вас зовут?

- Добрый день, меня зовут Максим. У меня вот такая интересная ситуация. Я, конечно, банку все отдал. У меня жена брала кредит, год платила, а потом забеременела и ушла с работы в декрет. Вот полгода у нее просрочка была. Естественно, банк - в суд, машину - в арест. Мы все деньги, которые по исполнительным листам были, мы их все отдали. Спустя полгода появилась какое-то коллекторское агенство московское. И они звонят, говорят, что у вас осталось 70 тысяч долга. Я им объясняю, что мы все, что банк требовал в суде, выплатили, и ни о каких 70 тысячах ничего не знаем. Они нам предлагали дисконт, располовинить эти 70 тысяч: 45 отдаете, а 45 прощаем. Вот уже года полтора достают такими звонками. Не знаю, как им объяснить и как действовать в такой ситуации.

Наталья Русакова: Я поняла вашу проблему. Здесь, на самом деле, может быть два варианта. Нужно конкретно почитать судебный акт. Если согласно судебному акту, на основании которого приставы начали исполнительное производство, написано, что договор расторгнут…

- Нет. Исполнительное производство окончено, то есть мы приставам все деньги, которые банк требовал, вернули. У нас есть постановление об окончании исполнительного производства.

Наталья Русакова: Я поняла. Но ведь судебные приставы возбуждают исполнительное производство на основании судебного акта. Если в решении суда написано, что принято решение, что договор расторгнут с банком, вы все заплатили и свободны... Здесь один вариант – нужно брать справку, что у вас кредит не расторгнут.

- Договор не расторгнут, и вот эти коллекторы и в суд не хотят обращаться. Я им говорю: вы обратитесь в суд. Если вы в судебном порядке сможете доказать, что мы вам должны, то мы вам отдадим. А они отказываются идти в суд, пугают тем, что суд будет в Москве, мы вас вызовем в Москву.

Наталья Русакова: Как обычно, по схеме действуют. Здесь вариант – обратиться в прокуратуру. Если у вас записываются телефонные звонки, то к заявлению приложите аудиозапись звонка. Также обратиться в сам банк с запросом, передавали ли какому-то агентству ваше дело. Конкретно сказать – что вот сходите туда, вам там все сделают, и все будет хорошо – этого сказать невозможно. Во-первых, не видно документов, это только по вашему описанию ситуации.

- И еще у меня возникла сложность в общении с банком просто и в судебном порядке. Сложно найти юриста, который разбирается в этих тонкостях, очень сложно. Я поменял кучу юристов. Потом, что я вижучто они в этом вопросе абсолютно некомпетентны.

- Позвоните нам после эфира, и я вам оставлю телефон Натальи Александровны. Еще звонок. Добрый день, вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.

- Добрый день, это говорит Игорь. Лишний раз первый позвонивший доказал, что у нас в стране доминирует какая-то такая «пацанская» психология. Вопрос следующий. Смотрите, многие управляющие компании практикуют коллекторскую деятельность – выбивание долгов за ЖКХ без решения суда. Это вообще полностью незаконно. Методы такие же самые. Какие-то там полубратки начинают намекать, что ты должен и т.д. Но ведь это незаконно. Заявление в прокуратуру. Там следует указывать, что имеет место незаконное вышибание долгов. То есть на какую статью уголовного кодекса следует ссылаться, чтобы заявление было более грамотным?

Наталья Русакова: Вы знаете, если вам хочется указать конкретную статью, но вы не знаете, какую, то лучше обратиться к юристу, который вам в этом поможет. Заниматься защитой своих прав, не понимая, что писать... Если вы обращаетесь как физическое лицо в прокуратуру, то необязательно указывать статью. Опишите свою ситуацию, укажите конкретно, как вы считаете, в чем нарушены ваши права, и прокуратура будет вынуждена вам ответить.

- Звонок. Здравствуйте, как вас зовут?

- Здравствуйте, меня зовут Сергей Владимирович. Ко мне приходят письма от коллекторов из Москвы с требованием вернуть долг, в смысле займ. Ссылаются на банк, который я вообще не знаю, и никакого займа не брал у них. Я написал заявление в полицию, они что-то там рассматривали в течение двух месяцев. Сказали, что поводов никаких нет им вести расследование. Я написал в прокуратуру, они вообще ничего не ответили. Что дальше делать, я не знаю, но письма приходят. Звонков никаких нет.

Наталья Русакова: Ситуация понятна. Очень часто встречаются такие моменты у клиентов. На самом деле, мы делаем так... Мы делаем запрос в это агентство, откуда приходят письма, просим предоставить копии документов, на основании чего они пытаются взыскать задолженность. Объясняем, что никаких соглашений, договоров кредитных с этим банком подписано не было, докажите свою точку зрения. Они, конечно, обязаны ответить на все запросы и заявления, но, как правило, не отвечают. А то, что прокуратура бездействует, ну это нужно посмотреть постановление – чем они мотивируют. Также и полиция. Конечно, полиция не может возбудить уголовное дело, потому что состава преступления нет. Но прокуратура должна была что-то принять, сделать ряд мероприятий по запросу.

- Еще звонок у нас. Добрый день, вы в прямом эфире, как вас зовут?

- Здравствуйте, меня зовут Геннадий. Вот у меня сейчас на работе коллега подошел и показал смс-ки. Ситуация такая. Еще один наш коллега, так скажем, взял деньги в кредит и дал телефон друга, и ему позвонили, спросили: данный товарищ на предприятии работает? Он ответил, что работает. Ну и все. А сейчас ему смс-ки идут, что мы там с вами займемся сексом в извращенной форме. Что ему сейчас делать?

Наталья Русакова: Этот друг давал согласие на то, чтобы его телефон использовали?

- Нет, его просто спросили, работает ли тот товарищ на данном предприятии. То есть как бы контактный телефон был. А сейчас получается, что он как поручитель.

Наталья Русакова: То есть получается, что товарищ, который брал кредит, без согласия друга давал его номер, правильно?

- Ну да.

Наталья Русакова: Это одна из уловок организаций микрокредитования. Они под предлогом узнать, работаете вы или нет… Конечно, заемщику хочется получить эти деньги, и он дает любые телефоны, забывая о том, что он не получил согласие на их передачу.

- Банки также просят на случай, если мы не сможем с вами связаться, то с кем из ваших знакомых и близких мы можем контактировать.

Наталья Русакова: Забывая о том, что все-таки нужно поинтересоваться и взять даже под подпись согласие. Много таких случаев, и я считаю, что вашему другу нужно обратиться в это бюро с заявлением. Не на словах, не на матах, не выяснять ничего – с письменным заявлением о том, что вы не предоставляли свой телефон для контактных данных по поиску этого должника: «Прошу исключить из базы данных контактов. В противном случае буду вынужден обратиться в прокуратуру». Начать хотя бы с этого.

- У меня вот по поводу писем есть еще один вопрос. Есть ли у коллекторов право присылать письма с большими пометками «Взыскание долга» или «Служба взыскания долгов», а иногда еще и сумму умудряются там же прописать. Причем это все в открытом доступе лежит где-нибудь на подоконнике в подъезде, и любой проходящий может взять и посмотреть, что с Ивана Ивановича Иванова взыскивает 300 тысяч рублей такое-то агенство.

Наталья Русакова: Я в начале программы говорила, что у нас такие постеры очень оригинальные висят, даже с фотографиями на дверях. Конечно, коллекторы не имеют права этого делать ни в коем случае. Это нарушение, насколько я помню, ст.7 закона «О защите персональных данных». Согласно этой статье, кредиторы или коллекторы, имеющие доступ к персональным данным, не имеют право раскрывать сведения посторонним лицам. А они, получается, в открытую – смотрите, ваш сосед нам должен денег.

- Есть еще масса случаев, когда люди пострадали от коллекторов. А есть ли случаи, когда коллекторы пострадали от людей законным образом? То есть не когда кто-то избил коллектора, а когда кто-то, обратившись в прокуратуру, написав заявление в полицию, довел это дело до суда, может быть, до приговора в отношении коллекторского агентства или его представителей?

Наталья Русакова: Я могу рассказать только из нашей практики. У нас есть несколько судебных актов, когда мы взыскали моральный вред с коллекторского агентства и с банка как с соответчика.

- А за что там конкретно?

Наталья Русакова: За нарушение закона «О персональных данных», закона «О банковской деятельности», где банк должен был хранить тайну данных, а он этого не сделал. Также одному из коллекторов дали условно именно по угрозе жизни.

- А вот моральный вред в каком размерен был взыскан?

Наталья Русакова: К сожалению, в РФ как-то не так защищена личность, поэтому моральный вред там у нас максимальный был 50 тысяч.

- Ну это все равно неплохая сумма. Примем еще звонок. Добрый день, вы в прямом эфире, ваш вопрос.

- Скажите, пожалуйста. Как можно отозвать свое согласие на обработку персональных данных?

Наталья Русакова: Вы обращаетесь в банк с официальным письмом: «Прошу с такого-то момента, с такой-то даты не распространять мои данные», и ссылаетесь на статьи закона. Это статья 26 закона «О банках и банковской деятельности» и статья 7 закона «О персональных данных». Банк обязан отреагировать, исключить ваш контакт как клиента из списка распространения данных.

- Банк имеет право отказать?

Наталья Русакова: Нет. Заемщик дает право, как он его дал, так он может его и забрать. Это не обязанность банка и не право банка – это право заемщика дать такое право.

- И этим правом можно воспользоваться, когда ты являешься вполне законным плательщиком, когда у тебя нет никаких проблем?

Наталья Русакова: Конечно.

- Просто многие дают согласие на это в надежде, что это будет дополнительным пунктиком получить согласие от банка на выдачу кредита.

Наталья Русакова: Что только получить деньги, да. К сожалению, это такой рычажок у банка или кредитной организации, чтобы получить эту информацию, выудить ее.

- Вот вам, друзья, алгоритм вполне законный. На этапе получения кредита вы это согласие даете, получили кредит – и вы можете обратиться сразу же в банк и это согласие отозвать. И, в случае возникновения каких-то проблем в дальнейшем, вы себя просто избавите от лишних шансов…

Наталья Русакова: Будет такая некая подушка безопасности о том, что вы обращались, вы отозвали свое согласие, и на основании чего вы это все делаете.

- Нам пишут в ICQ: «На какие документы нужно ориентироваться, чтобы оценивать деятельность коллекторов и давать им какой-то аргументированный отпор?».

Наталья Русакова: Нужно знать следующие кодексы и законы: закон «О потребительском кредите», закон «О банках и банковской деятельности», закон «О персональных данных», уголовный кодекс и кодекс об административных правонарушениях.

- Есть звонок у нас. Здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут?

- Здравствуйте, Роман меня зовут. Вопрос по персональным данным. Допустим, вы дали банку согласие по персональным данным, когда хотели получить кредит. Банк эти персональные взял и сразу же передал их какой-то коллекторской организации. А потом уже вы, когда получили кредит, отозвали обработку. А потом какое-то судебное дело, и банк говорит, что вы дали ваши данные, когда еще не было отказа.

Наталья Русакова: На самом деле такой случай также не исключен. Но не забывайте, что банк передает ваши данные только тогда, когда вы злоупотребляете своим правом как заемщик и не выплачиваете кредит. Если у вас таких проблем нет, то я не помню таких случаев, когда банк через коллекторов взыскивал эти долги. Честно говоря, такого случая не встречала.

- То есть в любом случае, даже в случае досрочного расторжения кредитного договора, он в любом случае будет обращаться к вам, а потом уже к коллекторам?

Наталья Русакова: Конечно, банк обязан взыскивать сначала с самого заемщика, отправлять уведомления, что за вами числится задолженность, просим ее погасить. А если вы никак не реагируете, то право банка обратиться к третьим лицам.

- Ну что ж, друзья, будем заканчивать наш эфир. Подведем итоги голосования. 85% аудитории «Эха», их родные, близкие или они сами сталкивались с такими проблемами. 85% - это очень весомая цифра. Тем не менее, раз уж вы в таких количествах сталкиваетесь, а Наталья Александровна процитировала законы, на которые нужно опираться, ссылаться, если у вас не получается самостоятельно, то обращайтесь к юристам. Все права на вашей стороне. Никто не имеет право нарушать закон. Закон суров одинаково для всех, не только для тех, кто взял долг, но и для тех, кто этот долг пытается взыскать.  Оставайтесь на «Эхе»!

Обсуждение
3007
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.