Верхний баннер
17:10 | ВТОРНИК | 16 ИЮЛЯ 2019

$ 62.81 € 70.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

16:12, 11 января 2016

«Если бы не было улицы Розалии Землячки, я про Розалию Землячку и ее деяния ничего бы не знал», — Денис Галицкий, градозащитник, член Совета по топонимике

Тема: Особенности переименования улиц города Перми, работа Совета по топонимике

Программа: «Районы-кварталы»

Гость: Денис Галицкий, градозащитник, член Совета по топонимике

Дата выхода: 10 декабря 2015 года

Ведущий: Артем Жаворонков

- Добрый день, уважаемые радиослушатели! В прямом эфире "Эха Перми" как всегда по четвергам программа "Районы-кварталы", меня зовут Артем Жаворонков, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. В гостях у нас Денис Галицкий, известный пермский градозащитник, член Совета по топонимике. Здравствуйте, Денис.

- Здравствуйте.

- Ну, Совет по топонимике, его прошедшее в начале нынешней недели заседание… В начале ведь нынешней недели?

- В общем да.

- И станет главной темой сегодняшней программы. Поименование улиц, переименование остановочных комплексов, ну и еще ряд вопросов, которые не стали известны широкой общественности, но говорят ваши коллеги по совету, что там еще какие-то вопросы обсуждались, которые было принято решение перенести.

- Мемориальные доски были, да.

- Давайте с улиц начнем.

- Давайте.

- Поименование улиц – это все-таки не переименование, в начале все-таки обозначьте еще раз вашу позицию – вы за переименование улиц, если к тому будут логические обоснования, в принципе?

- В принципе, когда я концепцию писал, так как любой вопрос местного значения население может такое решение принять, поэтому вообще запрещать навсегда там – это неправильно. Действительно, ситуация меняется, но на сегодня в общем, мне кажется, общественное мнение сложилось, что переименование неактуально в настоящий момент.

- Но тут ведь 2 подхода, есть переименование в угоду современным реалиям, а есть возвращение исторических названий.

- Возвращение исторических названий у нас сейчас не запрещено, т.е. вот нынешнее положение, оно как раз допускает именно возвращение, переименование не допускает, а возвращение допускает. Ну, тут достаточно взвешенный подход был когда-то выбран, и до сих пор пока ничего не изменилось, он действует. И так могу сказать, что, похоже, он не изменится, потому что вот эта вот активность, которую в последнее время просто бурную развернули некоторые инициативные группы по поводу переименования центральных улиц или там площадей, в честь каких-то людей, она, думаю, сыграет в обратную сторону, т.е. мораторий вряд ли будет снят.

- Вы имеете в виду переименование площади Карла Маркса…

- Например, да.

- В площадь Суханова.

- Да.

- Ну люди-то в общем-то заслуженные и по поводу площади Карла Маркса давно говорят, площадью Европы ее хотели обозвать.

- Ну вообще-то Карл Маркс - тоже один из величайших мыслителей. Как его дальнейшее учение, так сказать, трансформировалось, да, это уже другой вопрос, но то, что это человек, который серьезно изменил вообще мир, ну, думаю, никто не будет отрицать.

- Ну вы так свою позицию и не высказали. Вы лично за?

- Я против.

- Категорически против?

- Категорически против.

- И вас не смущает то, что вы ходите по улице убийцы Розалии Землячки, что замечательная улица рядом с Камой, носившая когда-то название улицы Набережной, сегодня носит имя не самого веселого джентльмена начала 20 века?

- Ну еще раз, смотрите, я считаю, что любые наименования, я уже приводил этот пример, вот Филипповские булочки, я, по-моему, даже на "Эхе" это уже говорил, да, известная история про Филиппова, который там булочки поставлял. Ну вот выяснили сейчас архивисты, что он бил жену и детей, и что? Ну понимаете, названия – они как-то уже устоялись. Будучи противником, допустим, вот там Окулова, не знаю, Розалии Землячки, я бы использовал это имя, ну как топоним, для того, чтобы рассказывать об этом. Вот честно, если бы не было улицы Розалии Землячки, я бы про Розалию Землячку и про ее деяния ничего бы не знал. Ну радуйтесь, что у нас есть улица. Те, кто хотят рассказать там о красном терроре, ну так пользуйтесь названиями улиц, вывешивайте стенды на этих улицах.

- Можно пару лет попользоваться, поселить эту мысль в головах, умах обывателя, а потом вернуть этой улице историческое название.

- У Розалии Землячки нет…

- Да, там как раз тот случай, когда переименовывать не во что.

- Не во что, поэтому ну да, ну в честь разных людей исторических есть названия, и там поднимать всю подноготную сейчас…

- А как же быть в отношении абсолютно нейтральных названий, ну скажем, Покровская, Сибирская, Оханская, ведь, прошу прощения, вот улицы Ленина – они же обезличивают все населенные пункты России?

- Покровские точно так же.

- Если почитать, там в Москве у извозчиков была проблема до революции, потому что Покровских было там 27, Ильинских там столько-то и т.д. Это такая же проблема была. Нет, я за то, чтобы вернуть в принципе, процесс просто должен быть не таким, чтобы людям на голову не свалилось новое название, и они не знали, как дальше ориентироваться.

- Ну Сибирская ведь прижилась, Петропавловская прижилась.

- А вы знаете, что я недавно смотрел муниципальный реестр собственности, и там до сих пор рядом с новым названием указывается старое.

- Ну в этом ведь тоже нет ничего особенного? Переходный период.

- Переходный период длится уже, получается, 25 лет, да, где-то, ну в начале 90-х, по-моему, Сибирская.

- Очень многие строения там – они же еще дореволюционной постройки.

- Нет, я имею в виду, что название вернулось, поэтому переходные периоды долго длятся. Новые улицы – вот у нас на последнем Совете по топонимике уже были новые улицы, пожалуйста, там одна инициативная группа, что называется, вовремя среагировала и одна из улиц получила геологическое название, Скалистая, Кристальная тогда, вот в честь Кузьмина – не писателя, а героя.

- Угу.

- Другие тоже, но я так понимаю, там ведь, понимаете, основная проблема с этими улицами, вот почему те, кто инициативная группа, по Суханову не согласилась на наименование улиц в Наиве в Мотовилихе. Они как бы считают, что не по статусу, понимаете. Получается, что, если мы допускаем переименование улиц в честь каких-то людей, мы начинаем меряться статусами – вот этому положено в центральной части, этому не положено. Вот честно, я на себя такую ответственность не возьму. Ну исторически сложилось, что да, есть улица там Карла Маркса – она в центральной части, а Розалии Землячки в Мотовилихе, ну не знаю, ну так случилось, вот, кому-то может кажется, что наоборот надо сделать или еще там как-то. Ну вот я считаю, что ни в коем случае вот это вот взвешивание нельзя допускать. Поэтому я бы этим инициативным группам отказывал хотя бы по этой причине, потому что они сами ввязываются в это взвешивание и других втягивают.  

- Ну и навязывая часто свое мнение, которое многим не по душе, если уже быть совсем откровенным.

- Ну я не знаю, вот честно, я уже писал, может это там цинично, но я не понимаю, что такого сделал Суханов. Ну хороший человек, он хорошо работал на своем месте, получал за это зарплату очень хорошую, я ничего такого не слышал, чтобы он сделал не за зарплату. Вот понимаете, он не ездил в Африку детей бесплатно лечить.

- Уникальные операции ведь проводил, в любом случае, фактически.

- Ну есть токари, которые уникальные вещи делают, есть пекари, которые уникально вкусные пироги пекут. Ну почему вот профессия если, в какой-то профессии получается, что есть люди, которые им безмерно благодарны, да, ну понятно, вся элита там у него и лечилась. Почему здесь лоббизм очень силен.

- Он все-таки жизни спасал и это никак не сравнить с токарем и с пекарем.

- Ну, кто-то кормил людей, кто-то обучал, кто-то там еще что-то делал, ну это не значит, что всем врачам, только врачи достойны, так сказать, памяти, я этого не понимаю.

- Давайте вернемся к Совету по топонимике, что происходило на нем, какие вопросы поднимались вообще в принципе, жаркие ли были споры в отношении новых названий.

- Нет новых названий, сейчас в принципе некий механизм отработан, ну т.е. создается рабочая группа, она что-то обсуждает, споры тут опять я вызвал немножко, может быть вообще бы обсуждений не было, но мне показалось неправильным, что в новом районе использовали названия старых улиц в Мотовилихе, вроде как вернули их, но не в то место. С моей точки зрения, я не сторонник там нынешнего возвращения названий. Но исключать и такую возможность в будущем все-таки неправильно. Вот с моей точки зрения, те наименования, которые когда-то были, даже если эти улицы как-то изменились, там был довод, что планировка изменилась, этих улиц вроде как бы и нет, ну тоже, наложить мораторий, пусть будущие поколения решат, захотят вернуть – вернут на прежнее место или где-то рядом, в историческую часть. Вот с моей точки зрения, это не совсем правильный ход. Ну, пожалуй, по поводу улиц других обсуждений не было, там рабочая группа работала.

- Но зато очень много нареканий вызвало переименование - именно переименование – остановочных пунктов, что тоже является определенным в степени отражения символов.

- Ну да, тоже навигация помогает.

- Всех интересует Тенториум, почему вдруг Грязелечебница превратилась в Тенториум? Непонятно.

- Честно, я не знаю, откуда там Тенториум взялся, вот я об этом узнал в материалах к Совету. Ну, видимо, все там закрылось у них, приватизировали. Но с моей точки зрения, совершенно неправильно, у нас очень много говорилось о том, что нельзя называть в честь организаций, потому что организации умирают. А потом непонятно что делать с наименованиями, но каждый раз опять выплывает какая-то очень солидная организация, которая обещает муниципалитету там сделать остановочный пункт, и муниципалитет не может отказать, там были и крупные заводы, ну в общем кого только не было, и в очередной раз. Я вот честно много думал над тем, как это пресечь, ну вот родился некоторый вариант, который я озвучил на Совете, по поводу того, что в общем-то использование наименования коммерческой организации для остановки – это некая преференция, создающая рыночные, ну как бы…

- Преимущества.

- Преимущества, да, причем это не скрывается самими заявителями. Если их послушать, тот же Тенториум, те же предыдущие там по остановкам заявители, они говорили, ну к нам же едут заказчики, клиенты, там кто-то, им будет удобно, если остановка будет называться, как наше предприятие, они сразу поймут, что вот они правильно приехали. Ну извиняюсь, рядом есть другие коммерческие организации, и в вопросах конкуренции для закона о защите конкуренции совершенно неважно, сколько лет существует предприятие и сколько на нем работает людей, имеет ли оно орден за заслуги в Великую Отечественную Войну и т.д. Все имеют равные права, и когда муниципалитет в пользу какого-то предприятия называет остановку и тем самым ориентирует туда клиентов, с моей точки зрения, это нарушение неких рыночных принципов.

- И вы все-таки за такую унификацию этой системы, потому что…

- Не то, чтобы унификацию, понимаете, это я пригрозил, это вот был ультиматум некоторый, я сказал, что, если еще будет это, я обращусь в ФАС – управление федеральной антимонопольной службы, пусть разбираются, по каким таким основаниям между несколькими предприятиями – почти на каждой остановке есть несколько предприятий – выбрано одно муниципалитетом. Надеюсь, что это остановит тех директоров, которые сейчас собираются писать письма в муниципалитет, ну просто они подставят руководство города.

- Ну а как же быть опять же вот с сообразностью ситуации, вот применительно к той же Грязелечебнице? Нет там, пожалуй, больше ничего такого, и при этом действительно многие люди, которые раньше ездили на лечение в Грязелечебницу, сегодня ездят в Тенториум и для навигации им это удобно.

- Пожалуйста, назовите Медолечебница там, ну были предложения разные, т.е. пример очень хороший Москвы, да. т.е. там есть заводы, ну вот метро и назвали в честь заводов, а есть Автозаводская.

- Автобусная остановка ЗИЛ до сих пор существует, которых несколько.

- Ну, может быть.

- Несмотря на то, что предприятия нету.

- Метро называли там Автозаводская, Авиамоторная там и т.д., Планерная, т.е. не называли в честь каких-то объектов, ну в смысле организаций – они умирают. А вот придумать нейтральное название, связанное с родом деятельности, забыл, какое предприятие было до этого, тоже остановку назвали, они там били себя в грудь, что мы там такие инновационные…

- Не Инкар?

- Не-не-не.

- А кстати, существует ведь.

- Ну, это старое, да, еще. Ну назовите там Инновационная остановка автобуса, да, вот понятно, те кто едут клиенты, им понятно, что нужно выходить не на там Деревообделочной, а на Инновационной, поэтому есть выходы достаточно простые, там не знаю, Медовая была бы остановка или еще какая-то, но назвали Тенториум, убрали слово «компания», там комплекс был, не помню, ну вроде немножко убрали название фирмы, но это не самый лучший вариант.

- Есть ли в таком поименовании или переименовании какие-то выгоды городу, в частности, например, почему бы, как вам мысль, не передать…

- Было такое предложение, ну т.е. с точки зрения антимонопольного законодательства, можно какому-то предприятию дать право.

- В аренду?

- Ну да, пусть он заплатит, вот тогда понятно, почему…

- Или платит регулярно.

- Или платит регулярно, хоть раз – не знаю, ну вот есть там 5 предприятий от крупного завода до там шиномонтажа, вот кто заплатил, заплатит шиномонтаж - будет остановка Шиномонтаж. Есть какое-то разумное объяснение, как вы выбрали в условиях среди нескольких конкурентов одного.

- Опять же, здесь ведь позволительно не всем, а конкретную процедуру нужно пройти с определенным качеством обоснования.

- Я думаю, что можно придумать, я сейчас не могу сказать.

- Есть ли смысл задумываться о разработке определенного алгоритма вообще?

- Да не знаю, я не уверен, что на самом деле предприятия готовы платить приличные деньги за наименование остановки, но они этим пользуются, потому что это вот на халяву.

- У нас ведь много таких объектов сегодня – Тенториум, Сбербанк, Велта, Инкар.

- Велты уже нет, некоторые уже стали просто топонимами, да, т.е. вот эти организации – они умерли, рыночные компании все сразу вспоминают, хотя название интересное. Я не знаю о количестве таких обращений, т.е. муниципалитет в принципе мог бы над этим задуматься, да, небольшое пополнение бюджета.

- По названиям, я так полагаю, что это все равно имеет несколько большее значение для сознания пермяков и гостей города, как называются улицы, пот которым мы ходим, и это часто на подкорку записывается. Эти символы живут вокруг нас – герб, гимн, флаг, названия улиц, название города. И вот почему такое вот противоречивое на самом деле суждение по части переименования Суханова - для кого-то этот человек не сделал ничего хорошего и даже наоборот, для кого-то он сделал очень много, но все равно он уже стал символом в определенной степени – сегодня Пермской кардиохирургии, не только Пермской. Опять же, возвращаясь к улице Ленина и всем этим советским названиям – это ведь тоже символы, может пора от них избавиться, и тогда каким-то образом преобразится лицо города и символы, которые нас окружают, может быть, я не знаю, карму нам поправят, потому что город-то у нас действительно хиридает, я бы сказал, он лежит с высокой температурой.

- Понимаете, я думаю, что это конечно попытка найти панацею, не в этом проблема. Конечно, это все влияет, но одно дело ходить там по улице, и ты понимаешь, что она так называлась 200 лет, некую свою причастность к этому периоду имеешь, ну не думаю, что это сейчас крайне важно, хотя, еще раз говорю, нужно оставить возможность переименования. Не так много улиц, как говорят краеведы, вообще было в Перми, она вся помещалась между Егошихой и Данилихой, поэтому вернуть им названия возможно, только не надо спешить.

- А когда, у вас есть какие-то обозримые хронологические рамки, какой-то горизонт планирования по части переименования – 20-30 лет, сколько еще ждать?

- А почему ждать? Делайте! Вы хотите? Ну так убеждайте население, понимаете, нужно чтобы все захотели, это же политический процесс. Т.е. если вдруг окажется, вопрос переименования улицы Ленина волнует всех, ну это же будет просто предметом…

- Он будет волновать только тогда, когда пойдут разговоры о возможном переименовании, вот тут вы противник.

- Послушайте, если есть потребность общественная, и законы меняются, т.е. создается серьезное общественное давление там, лоббизм и все остальное. На сегодня этого нет, да, об это говорят некая группа интеллектуалов, ну они-то же на самом деле прекрасно понимают, что они не очень многочисленны.

- Но они инициативны. Это меньшинство способно галопировать интерес большинства.

- Хорошо, вот проявляйте инициативу. Еще раз говорю, когда эта проблема станет общественно значимой реально, то депутаты, идущие в городскую думу, они там в первую строчку своей программы будут выносить, я как только стану, я сразу запущу процесс переименования улицы Ленина. Но пока вопрос ЖКХ серьезнее, вопрос уборки улиц серьезнее, я понимаю, что ну, как сказать...

- На Покровской на тебя льды с крыши падают или на Ленина, значения большого не имеет.

- Не важно!

- Я просто напомню, какие улицы у нас появились на карте. Ну этот процесс еще не завершен, Городская дума должна утвердить эти названия, если я правильно понимаю, после решения Совета по топонимике, нет?

- Нет, это полномочия сити-менеджера.

- Ну и все, он подписал или подпишет в ближайшее время.

- Да.

- Значит, смотрите, появилась у нас Ильинская, Голдинская, Турбасовская, Богородская, Моравинская, Тамиловская, Потаповская, Серебристая, Жемчужная, Графитовая, Нефритовая, Селенитовая, Кварцевая, Рудниковая, Скалистая и Героя Кузьмина. Очень весело, наверное, жить будет на улице Рудниковой, Кварцевой еще лучше, на Графитовой, Нефритовой, Жемчужной.

- Они чем-то плохи, я писал некоторые замечания, все вот эти одинаковые окончания, ну вот когда вы перечисляете, вы чувствуете.

- Да-да-да. Опять же, здесь вроде есть разнообразие, но оно какое-то очень куцое с точки зрения окончаний. Ну, Героев Кузьмина будет отличаться.

- Тут как бы основная такая.

- Решено присвоить наименование Грибоедовский новому остановочному пункту на Уинской, 41.

- Тоже вот я тут возразил и был единственный против, с моей точки зрения, не очень понятно, будут ли жить как топонимы названия жилых комплексов. Это появилось исключительно как маркетинговый ход.

- Пиар, маркетинговый ход застройщика.

- Да, т.е. это не народная потребность, ничего такого.

- Очень многие же привязывают к той территории, где строят, там Живаго...

- Ну вот там, кстати, как раз проблема, там, по-моему, улица Грибоедова, да, а остановка почему-то называется Грибоедовский.

- Да, все верно, Грибоедовский.

- Тут не совсем корректно. С моей точки зрения, не совсем понятно, будут ли жить названия жилых комплексов дальше после того, как продажи закончились, да, ну или они растворятся просто, как только реклама по радио исчезла, то все, они потихоньку исчезнут, ну поэтому я бы не привязывался сейчас к названиям жилых комплексов.

- Ну вот есть улица Кравченко, новым остановкам по улице.

- Там просто привязка к....

- Названию улицы.

- Названию улицы, да.

- Ну и вот Грязелечебница, которую мы обсудили. Какие еще вопросы затрагивали на состоявшемся...

- Ну вот был вопрос по двум доскам на ПНИТИ - Малафеев и Бессонов, вопрос уже обсуждался на Совете и как бы была создана рабочая группа.

- Давайте поясним, ПНИТИ - это у нас Героев Хасана, сразу за Чкалова, такое советское почти промышленное здание с левой стороны, если едешь в сторону Липовой Горы.

- Два сотрудника этого предприятия - руководители.

- Два руководителя, да. Там на колоннах они размещали, там такой над входом параллелепипед глухой висит, и его подпирают две колонны, вот они на эти колонны делали доски. С моей точки зрения, вот эти попытки везде... У нас есть одна большая проблема - мы уже видели это на доске Кузьмину, который писатель, что известные люди, оказывается, жили не только вот в красивых старых домах, но и в обычных...

- Хрущевках, 5-этажках...

- 5-этажках или 9-этажках и т.д., а тут в данном случае в общем такое стандартное промышленное здание 70-х годов, да, а что делать вот с этими досками, которые надо повесить туда, потому что диссонанс очень серьезный относительно объекта, на который хотят повесить вот эту мраморную доску или бронзовую.

- Причем очень многие считают, что это превращает наш город в буквальном смысле в кладбище, как надгробия они выглядят у нас.

- Ну, во-первых, вот это вот именно камень и бронза, вот выбор этих материалов, он серьезно напоминает кладбище, но вот послушайте, почему нельзя сделать что-то иное?

- Ну, с моей точки зрения, вот вспомните там, не знаю, памятники, которые посвящены покорителям космоса, ну вот было бы смешно, если бы они были высечены в камне или вылиты в бронзе. Вот в Москве на Ленинском проспекте Гагарин стоит из нержавейки, ракета, взлетающая около ВДНХ, она, по-моему, вообще титановая.

- Ну над ДК Гагарина у нас ведь тоже эта композиция монументальная такая...

- Понимаете, надо хоть как-то...

- Из резины делать, из пластмассы?

- Может и из пластмассы, если человек изобрел какую-нибудь там резину, ну вот по большому счету нужно делать из какой-то резины, нужно как-то соотносить с этим человеком. В данном случае предприятие, которое занимается всякими новыми технологиями, ну почему нельзя сделать что-то такое, что бы это отражало, и во-вторых, почему нужно делать, если цель такова, чтобы больше людей узнало о людях, которые вложили свои знания, опыт в создание чего-то уникального, ну не доску надо делать, вот у них этот огромный, я не знаю, метров 10 на сколько - на 5 как минимум вот этот глухой, значит над входом такой объем, ну не знаю, просто баннер закажите, это будет стоить копейки, но  узнает об этом ну в 1000 раз больше людей.

- И эффективней будет, там будет написано за что, почему.

- Да.

- Или экран поставить.

- Можно экран, можно лазерное шоу устроить, вот стоить будет не больше, чем это, но это хоть не могильная плита, самое главное, хоть как-то соотносится с деятельностью этих людей.

- Была идея, я в том числе ее поддерживал, вот даже как-то высказывал, по поводу монумента ордена Ленина, вот ну перенесли его в том же виде, в котором он был, близко к тексту в другое место, и что? На этом же месте могли поставить экран телевизионный, как хотели собственники, и транслировали бы там в обязательном порядке там 20 раз в сутки информацию о том, что за награда. Было бы эффективно?

- Не исключаю, в плане информации может быть да, а все-таки орден Ленина интересен как материальный объект еще.

- Ну он лежит в музее как материальный объект.

- Нет, я имею в виду вот этот как бы предмет...

- Стела ордену.

- Да, стела ордену, этот пример некой советской пропаганды и агитации, и он интересен. Там сейчас тоже такой диссонанс, он сделан из мрамора зачем-то, но вот надписи там внизу, они сделаны прямо как в советские годы, они сделаны краской по фанере и шурупчиками. Я боялся, что там из пленки все сделают, вот если подойдете, то увидите, что воссоздали просто...

- Но такова была задача.

- Да, тогда мрамор не нужно было делать, ну т.е. там намешали.

- Зачем фанеру на мрамор?

- Да, вот фанеру на мрамор - это смешно, но вот эта фанера, покрашенная с шурупчиками - она вот отражает ну реалии того времени. За это спасибо!

- Что еще, на повестке что еще у нас? Из того, что обсудили, но перенесли на будущее заседание, когда вновь планирует собраться Совет по топонимике?

- Я тут не знаю.

- А рабочая группа, вы принимаете участие в рабочей группе, которая... ее заседание проходит перед советом.

- Нет, там рабочие группы по конкретным вопросам, там видимо сейчас будет рабочая группа по вот этим доскам как раз на ПНИТИ, еще можно будет высказаться, если они будут готовы.

- Отказали, да, я так понимаю?

- Ну, Совет не отказывает, потому что, хотя бы по морально этическим, это вроде как недостоин человек, он всегда говорит, что надо подумать еще и по-другому сделать. А, ну еще был сквер Минутка.

- Вот это история, поподробнее, если можно.

- Ну, значит, сквер у дома Горбушина - все знают, он маленький совсем, даже не сквер, просто кусочек такой с зеленью.

- На углу за забором?

- Да.

- Без, по-моему, свободного доступа.

- Там в одно время делали, теперь нет снова, ну в общем там как-то не получается...

- Вход был с улицы Горького, да, если я правильно понимаю?

- Да, с Горького был сделан одно время, сейчас даже не знаю. Опять предложение назвать в честь площади Минутка в Грозном.

- В память о павших там наших солдатах?

- Да. К счастью Совет, единогласно, по-моему, вообще никто даже не воздержался, отказал в этом. С моей точки зрения, вообще предлагать такое - это запрещенный прием. Отказ очень просто мотивирован, он очевиден, это историческая часть, и называть вообще сквер в честь площади - это как-то смешно. Во-вторых, эта отсылка к событиям в других регионах, с моей точки зрения, тоже неправильна. Понимаете, ведь нужно там, в Грозном называть в честь погибших улицы, там скверы, что-то. А у нас получается, что мы в Перми не называем, т.е. топонимы у нас не появляются, которые связаны с нашей жизнью, мы все время пытаемся как бы извне привлечь, притянуть какие-то события и здесь увековечить.

- Угу.

- А собственную жизнь... то ли у нас событий нет в собственной жизни, то ли что? Т.е. наши собственные достижения - они вообще ни во что не выливаются.

- Ну почему же? Выливаются, периодически.

- Ну только вот как начальник какой-то, у нас это подмечено всеми, у нас доски одних начальников.

- Стелы одних начальников. Пусть и выдающихся людей по-своему.

- Ну начальников, там даже не очень понятно, что он сделал, а вот он был руководителем крупной организации.

- Ну вот мне, например, не нравится название СК имени Сухарева. Ну хорошо, почетный нефтяник, руководил очень долго предприятием.

- Ну да.

- Ну почему спорткомплексу предложено носить имя начальника компании, которая финансировала строительство. Да, можно было бы увековечить сам факт финансирования.

- Хороший был нефтяник.

- Можно было Нефтяником назвать, ну вот решили по-другому.

- Ну, с моей точки зрения, название Нефтяник было хорошее, можно было установить там бюст, еще что-нибудь за свои деньги, пусть установят, причем не обязательно на улице. С моей точки зрения, неправильно совершенно, в том числе в ПНИТИ, надо устанавливать внутри, потому что в фойе гораздо лучше выглядит, это гармоничнее смотрится там, даже если мрамор и бронза, чем вот это внешнее, вынесенное, на улицу. Ну т.е. есть много вариантов, у нас заявители всегда упираются вот в этот стандартный вариант увековечивания в виде мрамор-бронза и улица. Вот ничто другое, ни там...

- Предложите варианты.

- Не знаю, устройте премию в честь кого-то там, лучшему кардиологу России.

- Да, премия имени Суханова. 

- Вот понимаете, можно застолбить, и причем будут знать-то не только у нас. Это возможно, надо-то просто мозги включить.

- А вообще кстати вот из парадоксальных навскидку предложений или, например, даже просто предложений-фарсов Совета по топонимике ничего на ум не приходит, что там предлагалось и где предлагалось? Навскидку не вспомните такого?

- Ну, чего-то не знаю.

- Ну просто действительно иногда, когда мы сообщаем о каких-то решениях, принятых и Советом, и решениях и предложениях о переименованиях, вроде как-то ложится в концепцию, есть и основания.

- Нет, есть такой отбор, чиновники, они все-таки уж совсем такие предложения как-то стараются или отсечь, или трансформировать в то, что можно потом хотя бы рассказать публично.

- В ближайшее время какие вопросы будут рассматриваться или вы не в курсе, еще раз?

- Нет, я не знаю, тут как бы внутренняя кухня, как все члены, в общем получаю повестку.

- Пишут, что Суханов достоин, вот мы же и не спорим с тем, что достоин.

- Достоин, ну почему... Вот понимаете, лучшее увековечивание - это в предмете, который человек сделал. Вот понимаете, хотите остаться в веках, ну так сделайте то, что нужно оставить. Вот кардиохирургия - пусть это будет премия Суханова всероссийская. Ну пусть те, он же много спас людей, которые с деньгами и т.д., ну скинулись бы на премию.

- Учредили фонд.

- Учредили фонд. Вот по части увековечивания памяти ну на порядок лучше, потому что потом через 20 лет никто не будет знать, что за Суханов и что за площадь такая, почему ее назвали.

- У нас ведь есть и обязательные к исполнению положения к поименованию, например, Герой России, Герои Советского Союза должны иметь на родине у себя имя, улицу, названную их именем, если не ошибаюсь.

- Не знаю, нет. Я такого правила не знаю.

- Ну, в советское время точно было.

- В советское было.

- Если ты дважды Герой Советского Союза, бюст получаешь.

- Герой - бюст на родине.

- Трижды Герой - памятник в полный рост, вполне возможно. Что-то по памятникам, кроме мемориальных досок. Сейчас не ходят ли, не бродят ли мысли о том, чтобы Владимир Ильича отправить на склад?

- Не знаю, во всяком случае, у меня такие не ходят.

- А как вы к этому относитесь, вот наш слушатель спрашивает.

- Я - плохо. Понимаете, ...

- Может Екатерину туда вернуть, тот же слушатель написал, она хоть какое-то имеет отношение.

- Чего вернуть, она там была, что ли? Ну же, там часовня была.

- Там часовня была, да.

- Там в это месте была часовня.

- Ну или часовню вернуть тогда.

- Ну тогда уж и гостиный двор вернуть, сквер застроить.

- Нет, все-таки объекты архитектурных форм, монументальные здания – это все-таки не то, нежели...

- Почему не то?

- Они сложнее и дороже.

- На самом деле, для понимания дореволюционной Перми гостиный двор важнее, чем даже часовня и если посмотреть фотографии, как выглядел театр, когда перед ним не было вот этого сквера, была улица, да, ну совсем по-другому. Вопрос непростой, я считаю, что ни в коем случае нельзя все возвращать, потому что жить прошлым нельзя, нельзя жить только прошлым.

- Ну предложение по Суханову-то как раз укладывается в формулировку будущего.

- Еще раз говорю, активность, которую развернула инициативная группа, приведет к тому, вот почти уверен, что мораторий не будет снят, переименования не будут разрешены.

- А сейчас действует мораторий?

-Да. Сейчас можно только возвращать исторические названия. Ну и давать, пожалуйста.

- Новую.

- Вот было улицу - пожалуйста, Кузьмин группа захотела, а Суханова просто не согласилась, я знаю, что им предлагали.

- Резюмируем сегодняшний разговор. Вы категорически против переименования, но с определенным оговорками, и допускаете такую мысль, правда в определенной перспективе.

- Я считаю, что нужно оставить такую возможность. Сейчас она есть, кстати, возвращение исторических названий, такая возможность есть, она видимо останется.

- Просто ведь не про Суханова как раз речь в начале шла, именно допустим про Мешкова, т.е. там решение фактически было принято.

- Опять же еще раз, почему про улицу? Ну университет имени Мешкова должен быть, ну Горький тут вообще ни при чем, кроме того, что он сидит в железе перед 2-м корпусом.

- Нет, не Горького, Мешкова собираются.

- Я имею в виду, если хотите увековечить Мешкова, тогда давайте университет переименуем. Это действительно человек, без которого университета-то не было бы.

- Т.е. Пермский Государственный Национально-Исследовательский Университет имени Мешкова?

- Имени Мешкова. А почему нет?

- Все привыкли к тому, что Горького. Хотя у нас все Горького - парк Горького, библиотека Горького.

- Да, Горький достаточно увековечен.

- И Ленин достаточно увековечен.

- Нет, давайте еще раз. Между названием организации и названием улицы есть разница, потому что название организации ну в общем не привязано к 1000 паспортов, к юридическим адресам и всяким остальным вещам, поэтому название организации - пожалуйста, даже Совет по топонимике не нужен.

- Соглашусь со многим из того, что вы сказали. Большое спасибо. Денис Галицкий, градозащитник и член Совета по топонимике был гостем программы «Районы-кварталы» на "Эхе Перми", провел ее для вас Артем Жаворонков. Спасибо за внимание. Спасибо, Денис, и до новых встреч.

Обсуждение
3074
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.