Верхний баннер
12:56 | СУББОТА | 27 МАЯ 2017

$ 56.76 € 63.67

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
21:51, 09 марта 2016

«И мы почему выступили, да еще с такой активной провоцирующей позицией... Потому что недопустим один сертификат на ребенка, и не Минсоц это будет решать, это решают реабилитологи, врачи, психологи, но никак не чиновники», – Анастасия Гилева

- Дневной эфир на пермском «Эхе», у микрофона Катерина Шафиева. И в гостях у нас Анастасия Гилева, сегодня с двумя регалиями встречаем нашего гостя – это президент Пермской краевой общественной организации «Счастье жить» и победитель конкурса на звание «Человек года-2015» в номинации «Общественная жизнь». Анастасия, здравствуйте!

- Здравствуйте!

- Во-первых, я вас еще раз поздравляю с тем, что наши слушатели, эксперты, голосовали и выбрали вас достойным кандидатом этой номинации уже второй год подряд, получается. И у нас такие случаи бывали, и не один раз, и вот вы – еще одно дополнение к тому, что это действительно так. Ну давайте начнем с того, что вы чувствуете по этому поводу во второй раз уже?

- На самом деле, очень было приятно и неожиданно, я ожидала вот в том году, победа, да, была очень сложная, вы знаете там, и Зубкова, и Ермакова – очень достойные, крайне достойные кандидаты, и можно сказать, мы все первые, заняли первые места, я считаю, вот. А в этом году очень действительно большой отрыв был, и для меня это была неожиданность, и действительно столько много людей отдали голос за мою кандидатуру, мне было очень приятно. Но и я это больше связываю не сколько с самой собой, а сколько с общественной организацией «Счастье жить».

- Да.

- Потому что, действительно, в том году мы вышли на такой уровень очень хороший и мы выпустили сборник «Право жить», который разошелся от Калининграда до Владивостока, и мы помогаем информационно, и правовую поддержку ведем не только жителям Пермского края, но и других регионов Российской Федерации, поэтому тут «Счастье жить» достойно.

- Ну да, вы получаете эту награду не как отдельный в данном случае, наверное, человек, а именно как официальный представитель организации.

- Да.

- Потому что у всех организаций, сложно назвать, да, а вы как лицо, так скажем, в данном случае во второй раз. Ну что ж, диплом, конечно, в камеру у нас видно, что пока без диплома, диплом у меня лежит на столе, после эфира я обязательно его вручу, и мы Анастасию сфотографируем на фоне нашего нового баннера с дипломом, как все положено, в общем-то, будем делать.

- Спасибо!

- Давайте поговорим уже о деле. Начнем, наверное, с новостной истории, недавно по Фейсбуку, я видела, ходила петиция на change.org созданная, которая написана в адрес самых высоких лиц нашего государства.

- Да.

- Там и в адрес Владимира Путина, по-моему, и Генпрокурора, и Председателя правительства.

- И Общественной палаты.

- Общественной палаты, да, что родители детей-инвалидов обращаются за помощью, т.к. в Пермском крае идет сокращение бюджетных средств на социальную реабилитацию детей-инвалидов. И, я так понимаю, как-то разрешилась эта ситуация, да?

- Ну да, у меня сейчас радостная новость для всех родителей, я хочу сообщить, что… ну я не знаю насчет задним числом или как, но сейчас распределены лимиты на 38 миллионов по тем центрам, которые являются государственными, и я вас очень прошу обращаться в ваше территориальное управление не только за сертификатами, но и за направлениями по госзаданию на прохождение реабилитационных услуг в этих центрах. Очень важно нам сейчас понять от родителей, действительно ли этот приказ существует и доведен до территориальных управлений, потому что вот буквально вчера этого не было, и нужно как бы информировать нам тогда эти территориальные управления, чтобы наши права, вы понимаете, отстаивать права детей, и они в наших руках. Я вас очень прошу о всех сбоях сообщать мне для того, чтобы мы могли оперативно решить эту ситуацию, не как в том году. Вы знаете, в том году со 150 миллионов, я говорю сейчас цифру о всех инвалидах.

- Да.

- В том числе, дети-инвалиды, было сокращено до 108 миллионов. В итоге мы вышли на правительство, на Ширяеву Лилию Николаевну непосредственно, и благодаря ей мы ввели в бюджет 6,2 млн рублей. Понятно, это очень маленькая цифра, потому что в тот момент не знали, что придержано по госзаданию как раз 35 миллионов, которые так и не были введены. В этом году мы от самого замминистра Фокина Павла Сергеевича узнали, что 38 не введены еще в бюджет, и поэтому до августа и сентября месяца решили эту позицию отстаивать. Плюс еще в том году, когда правительство поняло, что действительно очень сложно, и всего 20% в том году было, итак, при 150 миллионах обеспеченность социальной реабилитации детей в Пермском крае. Вы знаете, что у нас крайне мало центров реабилитации, у нас и услуги, ну, не такого качества, которые необходимы и которые, например, в Екатеринбурге оказываются. И нас даже поддержала Ковтун и пообещали добавить 22 миллиона.

- Да.

- Что же мы видим в этом году? По всем инвалидам 71,4 млн всего было выделено, поэтому мы вышли с петицией. И мне очень приятно, что нас услышали и что все-таки ввели госзадание, и сейчас нам осталось только эти 22 миллиона на майском слушании поправок в бюджет каким-то образом ввести, поэтому мы обращаемся теперь к депутатам Пермского края и просим поддержать нас, родителей детей-инвалидов, поддержать наших детей.

- Да. А объясните, пожалуйста, вот что вообще из себя представляет социальная реабилитация инвалидов в Перми и в крае, что это такое? Т.е. это какие-то кружки, занятия, санатории?

- Это комплекс, да, это комплекс услуг, в которые входят обязательно логопед, дефектолог, психолог, возможно, ну, комплексная реабилитация если, то и там массаж, ЛФК обязательно, механотерапия. Для чего она необходима и для чего она необходима постоянно, вот почему мы это все, грубо говоря, так сильно вывели в СМИ? Потому что нам на площадке ОНФ – участников Народного фронта,буквально 26 числа у нас был круглый стол, Фокин – замминистра социального развития, заявил, что каждый ребенок из 2300 получит только по 1 сертификату. Хотя каждому ребенку, в зависимости от патологии, необходимо в среднем 2-4 сертификата, а так от 1 до 4.

- Да.

- И понятно, что в зависимости от, как сказать, предполагаемого улучшения, эти 4 назначены или в зависимости от тяжести заболевания, т.е. для того, чтобы ребенок вышел на достойный уровень развития и смог в этот мир быть социализирован. И мы почему выступили, да еще с такой активной провоцирующей позицией, потому что недопустим один сертификат на ребенка и не Минсоц это будет решать, это решают реабилитологи, врачи, психологи, но никак не чиновники, вот. И я еще раз говорю, это очень такой большой комплекс, и его нужно в данном случае развивать и поддерживать, а не сокращать.

- Да. Ну, я так понимаю, что в целях экономии бюджетных средств...

- Да.

- Проходит вот эта программа.

- Просто мы смотрели некоторые другие статьи, некоторые вообще не были тронуты, не такие социально значимые, где-то на 10% было сокращено, где-то даже увеличено. А вот это острое… вы понимаете, реабилитационный центр, он не только проводит комплекс занятий в течение 21 дня с ребенком, но и с родителем.

- Да.

- Т.е. он дает напутствие на следующие 3-4 месяца как с ребенком заниматься, чтобы вывести на определенный уровень развития, какие методики использовать, может быть компенсировать какие-то поведенческие аспекты и навыки. Понимаете, родитель каждый день 2-4 часа в сутки занимается ребенком.

- Да.

- Он кучу денег, семья с ребенком тратит на них – на дельфинотерапию, на иппотерапию, на какие-то другие реабилитационные программы, которые в Пермском крае не представлены. И приходится ездить по другим городам России и по миру. Поэтому в данном случае вот этот вот сертификат на реабилитацию – это такая гарантия, что независимо от финансового состояния семьи ребенок точно получит самое необходимое, это такой базис. Еще очень много, конечно, вопросов у нас к Министерству здравоохранения Пермского края, потому что всего 200 детей-инвалидов получают восстановительное лечение, т.е. центр, там тоже так же называется восстановительное лечение и реабилитация.

- Да.

- Только по системе Минздрава. Это крайне мало, т.е 9500 детей в крае.

- Всего? Ну, имеется в виду общая по краю цифра.

- Всего по краю. И 200 получают...

- Из них?

- Это медицинское восстановительное лечение и реабилитацию, хотя медицинская и социальная реабилитация – это базис, на который дальше можно сделать надстройки, надстройки в плане спорта ребенка, в плане культурного его развития, и других министерств, о котором мы сейчас тоже можем поговорить, потому что сейчас МСЭ перестало прописывать необходимость, ну и раньше, в принципе, спорт тоже там не значился и культура.

- Да.

- И сейчас мы просим в проекте положения как раз этого круглого стола от ОНФ, у нас есть… в министерства все разослано предложение о создании комиссии межведомственной, которая будет разрабатывать проект и программу, как выявлять детей и как определять потребности их в спорте, в культурном развитии и т.д.

- Да. А в ОНФ, когда проходил этот круглый стол, какие были сделаны… ну, не выводы, скорее всего, куда вот дальше уходят вот эти результаты?

- Результаты сложились все вот в этих предложениях...

- Да.

- О создании вот этой комиссии и об определении взаимодействия, и о том, что в том году у нас, конечно, Ольга Петровна Ковтун мне лично пообещала...

- Да.

- И общественной организации «Счастье жить» о том, что будет либо «Светлана», либо «Орленок» – санаторий, переоборудован под реабилитационный центр для детей конкретно инвалидов.

- Да.

- Ну вот вы знаете, уже прошло 6, 8 месяцев...

- Восемь.

- А до сих пор ничего не сдвинуто, даже в бюджете не добавлена ни одна копеечка, наоборот, урезано, потому что в том году какое-то неосвоение произошло в Минздраве, т.е. мы точно так же призвали к ответу Министерство здравоохранения и будем ждать ответ их.

- Ну, видимо, в прошлом году в конце года, когда сводили смету, было неосвоено там какое-то количество средств.

- Да, да.

- И, следовательно, на следующий год они просто не перешли.

- Да. 130 миллионов было, 125 перешли, получается, 125 миллионов только в этом году финансирование.

- Да.

- Но это на всех детей, это не только на инвалидов.

- Это понятно, что на всех детей, а детей у нас в крае, которые должны обеспечиваться определенными вещами, гораздо больше, чем 9,5 тысяч.

- Да.

- В том числе, детей-инвалидов. А вообще, какие существуют способы социальной реабилитации, помимо медицинских? Я вот услышала в основном медицинские, т.е. это логопед, психолог, дефектолог.

- Это социальная реабилитация, то, что вы сейчас сказали – логопед, психолог и дефектолог.

- Да. Я имею в виду какие-то, собственно, приближенные как раз к спорту, культуре, да.

- К спорту – это гидрореабилитация, это та же пластика, т.е., понимаете, наши дети, они могут и в спорте быть представлены, и в том числе гидрореабилитологи, которые занимаются в «Каме» и в еще одном бассейне, и в «Олимпии».

- Да.

- Они действительно ездят, они занимают призовые места в спорте, но наших детей в спорте пока не видят, и мы сейчас как общественная организация практически каждую неделю встречаемся с какими-нибудь представителями от спорта, от культуры для того, чтобы вести инклюзивные занятия с нашими детьми.

- Со всеми остальными?

- Чтобы не группу детей наших взяли, да, а со всеми остальными, чтобы они, во-первых, это легче работать с одним ребенком-инвалидом или с двумя в группе, чем со всеми, и это не так страшно. Пока у всех ужас и страх в глазах, потому что необоснованно не знают, как с ними работать. И мы сейчас, очень у нас хороший пример, мы даже уже на бизнес стали выходить, т.е. вот с пластикой у нас начнется работа буквально через неделю, у нас уже началась работа со «Стилем Жи», это...

- Знаем, это фитнес-центр, по-моему, да?

- Это фитнес-центр, там нам предоставляют тренера и помещение, на гамаках дети занимаются.

- Да.

- Это шикарная очень методика развития для детей с ДЦП, у нас группа из 10 детей на регулярной основе туда ходит сейчас, это очень здорово. Дальше у нас в «Чердаке» занимаются дети, каждую неделю по 4 ребенка в разных группах представлены по 1 ребенку в группе.

- Это музей современного искусства?

- Да, это тоже очень здорово, в галерее Пермской у нас по 1-2 ребенка по субботам ходит.

- А там что они делают?

- А там шикарные занятия с художниками, рисование, потом разговоры об искусстве, по галерее ходят и путешествуют, очень, кстати, рекомендую всем родителям, очень классные позитивные занятия, и музыкальные занятия, развитие, и это все представляете в каком помещении – в галерее!

- Да.

- Это просто потрясающе.

- Да, пока она находится вот именно в том здании.

- Да.

- Не хотелось бы, чтобы она конечно переезжала, но им придется это сделать, к сожалению. Давайте тогда как раз перейдем вот к теме уже реабилитации, в конце марта состоится в Перми первый фестиваль канистерапии, вот теперь давайте рассказывайте.

- Канистерапия – это реабилитация, психосоциальная реабилитация детей-инвалидов с помощью собак специально обученных.

- Да.

- А вообще это все началось с благотворительного «Собачьего театра» 4 года назад, когда они начали выезжать в дома престарелых к детям-инвалидам, которые находятся в детских домах, и проводить праздники, фестивали с помощью собак. Далее они обучились в Москве, получили специальный сертификат канистерапевтов, и потом у нас такая дружба возникла, и мы организовали Школу особых знаний.

- Да.

- На площадке которой была канистерапия – собаки специально обученные, и она до сих пор, уже 3-й год функционирует эта школа для детей-инвалидов, которую «Счастье жить» и возглавляет, потом арт-терапия, музыкотерапия, сказкотерапия и игротерапия, ну и пластику мы еще ввели. Теперь вернемся к канистерапии. Понимаете, что у нас уже есть определенный опыт, опыт проведения групповых занятий в рамках школ особых знаний и опыт проведения индивидуальных занятий с детьми по канистерапии в рамках благотворительного «Собачьего театра». И поэтому мы решили, что еще есть очень большой интерес в крае и у родителей, некоторые хотят просто приобрести собаку и понять, какую им породу лучше, чтобы ребенку помочь, и у специалистов, которые тоже хотят, в том числе, и в Чайковском, которые хотят тоже развивать направление канистерапии. И мы поняли, что у нас есть очень хороший опыт, которым надо делиться и передавать его другим территориям. И не только родителям, но и специалистам, потому что вообще на этой истории работает и Медицинская академия, и Педуниверситет, т.е. и студенты, и педагоги, и преподаватели, т.е. мы в таком большом ключе, есть даже аналитические исследования и доказательства эффективности.

- Да.

- Вот, и поэтому мы всех приглашаем 29 марта, начинается у нас все это действо с часу по адресу Сивкова, 3Б в школе №122. Там пройдет семинар для специалистов, где будет показан в том числе и мастер-класс о том, как работать с детьми такими, и в 18:00 состоится праздник, на котором будут представлены в том числе очень интересные вещи, это сами дети поставили номера с детьми, т.е. дети с ограниченными возможностями, которые не говорили и не ходили до входа в проект, они сейчас говорят и ходят, и управляют собакой, т.е. они научились это делать, и не только  управляют, это будет целый праздничный концерт.

- Да.

- И я вас всех приглашаю так или иначе поучаствовать в этом потрясающем мероприятии, я уверена, что у нас к нему будут приобщены не только краевые специалисты, но и с других регионов Российской Федерации.

- А вы как раз говорили о том, что применяются не просто какие-то собаки, без разницы какие, а именно специально обученные. А кто занимается обучением этих собак и обучает их чему, вот это не очень понятно совершенно, это же не кинологи?

- Нет, это кинологи.

- Кинологи?

- Кинологи профессиональные, вот Елена Дюкова, непосредственно руководитель благотворительного «Собачьего театра». Они подбирают собак, т.е. по специально методике, она уже разработана, и в Москве там она есть, и в мире она есть, т.е. они по утвержденной методике, и далее разрабатывают свою методику. Чему учат собак? Но, собак учат сначала, прежде чем допустить до детей, это понятно, терпимости, командам обязательно, и т.е. они не только даже терпимости – терпеливость, т.е. собаку могут скрутить, дети разные бывают, и они могут причинить очень жуткую боль собаке случайным образом.

- Да.

- Понятно, работают и с детьми, и с собаками параллельно, но бывают разные случаи, чтобы не было инцидентов, собаки терпят. Но вы не представляете, я думала, что для собак это очень тяжелый труд, да, действительно, они после занятий, особенно групповых, очень устают, но вы бы видели, как они радуются, придя на эти занятия.

- Да.

- Как они дарят свое тепло и отдаются детям, я вот этого не видела, т.е. я этих собак знаю за пределами, грубо говоря, занятий, и на самом занятии, и как они, т.е. они как и дети, как родители, они просто вот горят, прямо хотят отдать, помочь детям. Многие дети у нас учатся просто навыкам самообслуживания через собак, некоторые выходят на общение с людьми через собак, особенно дети с аутистическими чертами поведения. У меня вот ребенок, например, первый раз только собаке сказала, показала «до свиданья», и потом сказала, и только потом начала с людьми говорить.

- Т.е. через собаку социализация пошла?

- Да, через собаку в общество.

- Пошла на людей уже.

- Да, да. С животными проще наладить взаимодействие и контакт, потому что у них нет вот этого наслоения социума, да, с ними проще, и потом уже можно переводить детей на социум в полном объеме.

- Ну, животные – они сами по себе естественны в любой среде.

- Да.

- Т.е. оно не будет носить там маску какую-то как человек.

- Да.

- Поэтому с ними общаться проще, по крайней мере детям. А какая-то специальная порода собак подбирается или можно любую в принципе обучить?

- Нет, бойцовских не обучают, и есть еще другие собаки тоже, ну, это больше, конечно, к Елене Дюковой эти вопросы.

- Да.

- И, кстати, мы о них не будем говорить нигде в СМИ, вы приходите, и мы вам все расскажем.

- Да.

- Там будет целая отдельная тема, посвящена как раз подбору канистерапевтов.

- Да, ну я так понимаю, это там не кавказские овчарки, т.е. это не слишком огромные псы?

- Слишком огромные тоже есть.

- А, тоже есть?

- Они используются для детей ДЦПшек, лежачих, они как такой, ну… т.е. на другие направления деятельности направлены.

- Да.

- Т.е. есть и маленькие собачки, и средние, и большие, и огромные.

- А, т.е. и у каждой своя роль?

- Да. Но еще кроме породы, еще и характер собаки нужно знать и подбирать, да, т.е. там очень сложно, пять собак всего в Пермском крае канистерапевты, всего пять.

- Я вот, да, когда вы начали рассказывать, что там и характер, и размеры, и воспитание, я думаю, Господи, такую собаку можно вообще где-то найти?

- Можно, можно.

- Мы уже успели поговорить о таком фестивале, как фестиваль канистерапии, который пройдет 29 марта, в конце этого месяца. Какие-то еще есть, точнее, я знаю, какие есть проекты у «Счастья жить», в основном, это, насколько я понимаю, даже не сколько реабилитационные, связанные с реабилитацией, сколько связанные с, как говорится, с чисто технической помощью родителям, которые не знают, что делать.

- Да. Ну у нас вообще, на самом деле, наша деятельность вся и с самого начала основания разделена на 2 направления: первое – это непосредственно реабилитация детей, о которой мы уже поговорили, и вторая – это правовая информационная поддержка родителей о правах и льготах ребенка, потому что мы сами понимаем, одно дело знать права, да, а другое ими обладать и добиться этой льготы, это непросто, честно вам скажу. И с учетом того, что ребенок постоянно должен находиться под пристальным присмотром, надзором родителя, очень сложно иногда найти это время и посмотреть изменения в законодательстве, которые постоянно происходят, и какие-то нюансы – как получить и правомерно ли оказывают и т.д. В этой части у нас 3 проекта под названием «Право жить», и внутри еще есть «Дерево решений» и «Юридический десант». Очень приятно, что их поддерживает федерация, лично Президент своими президентскими грантами. В проекте «Право жить» мы выпустили сборник, я хочу сказать, что еще есть чуть-чуть совсем – 100 экземпляров, и мы их сейчас развозим по краю с нашими семинарами. И «Дерево решений» – это юридическая консультация профессионального юриста в нашем офисе по адресу: ул. 25 октября, дом 66, а также на телефоне «горячей линии»: 8-922-33-41-600, юрист Андрей Викторович Быбик ответит на ваши вопросы абсолютно бесплатно, подскажет, поможет, если у вас нету бумаги, компьютера или еще чего-либо, приходите в офис, он поможет вам сформировать запрос, жалобу, заявление, распечатает, вникнет в ваш вопрос и поможет вам его решить. И сейчас президентский грант с «Гражданским достоинством» был выдан нам на «Юридический десант» – проект, который помогает нам информационную помощь оказать всем жителям края. И мы обращаемся к жителям края с тем, что кто хочет, какие территории желают получить эту информационную поддержку правовую, обращаться к нам для внесения в расписание. Сейчас я скажу, 1 марта мы будем в Добрянке, 12-го – в Нытве, 19-го – в Чернушке, 26-го – Чусовой и Горнозаводск, и 2 апреля в Лысьве. Т.е. дальше ваше право заявляться, и мы приедем к вам, абсолютно бесплатно проведем и семинар, и целый час юрист проконсультирует каждого индивидуально о правах и льготах, о тех же сложностях получения сертификатов на реабилитацию: а правомерно ли вам отказали, имеют ли право вам отказать в написании заявления. Сразу скажу, что не имеют, какие лекарственные препараты вам положены по закону – сразу скажу, все, 890-м постановлением положены для детей-инвалидов все лекарственные средства, не важно, входят они в федеральный перечень или нет. Если они не входят, то они должны быть обеспечены субъектом Российской Федерации – это Пермским краем.

- Да.

- Министерством Пермского края, поэтому очень прошу – знайте свои права. Я знаю, как это важно для вас, как важно для ваших детей, и поэтому приходите, мы вам поможем, подскажем. Если вы что-то не знаете, сформулируйте проблему, мы поможем решить. Если вы понимаете и знаете, но вам не получается добиться, выходите на нас. Очень многие вопросы не ваши личные, как вы думаете, они общественные и они повторяются из региона в регион, из муниципального образования в муниципальное образование. У нас есть различные площадки – ОНФ, Общественная палата Российской Федерации, в том числе мы постоянно в тесном взаимодействии и с Марголиной, и с Миковым.

- Да.

- Поэтому выходите, мы для этого и созданы, чтобы быть таким небольшим буфером взаимодействия, потому что я знаю – родители боятся. Вот когда пошла эта петиция, родителями сразу очень много обращений пришло – вы помогите нам вот это, вот то, так я говорю – хорошо, подписывайте петицию, пишите обращение, пишите жалобу, пишите, что, к примеру, в Березниках вам хамят, пишите в Министерство социального развития, говорите об этом, говорите о том, что вот в Лысьве вас заставляют подписывать сертификат до начала проведения реабилитационных услуг, а должны подписывать вы только в конце, когда вы получите весь комплекс услуг, согласны будете с этим сертификатом.

- Да.

- Который будет заполнен, буквально вчера это было. Но родители боятся, они боятся попасть в «черный список», это действительно так, они боятся, что его ребенка больше не примут, ну тогда обращайтесь к нам, мы будем без имен и фамилий эту проблему поднимать и выводить на министерства и ведомства.

- Вообще, как часто приходится вам сталкиваться именно вот с такими проблемами и в Перми, и по муниципальным образованиям, как часто к вам обращаются именно с помощью там, за помощью юридической или разъяснительной.

- За юридической помощью у нас обращаются как минимум 12 человек в день – это и телефонные, и личные консультации, это через соцсети, и через обратную связь на сайте happy59.com, т.е. очень много, это, причем, как сказать… это обычная средняя цифра. Вот за вчера ко мне обратилось 106 человек, лично ко мне.

- За день?

- За день. И мне рассказали проблемы, что они не могут получить сертификат, что им не дают написать заявление, и, конечно, после того, как мне юрист или замминистра соцразвития говорит, что все не так, я кому должна верить? Я верю родителям, я знаю их проблемы, я сама мама ребенка-инвалида, и я знаю, как это. Я знаю, как власть ставит в этом свою позицию. Я, единственное, что, обращаюсь к власти, мы же понимаем, что это не ваше, ну, как сказать, конкретно не Минсоцразвитие захотело снизить лимиты на финансирование детей-инвалидов, так вы обращайтесь к нам для того, чтобы мы доказали, что это делать нельзя, если у вас не хватает полномочий или силы, или вас не слышат. Я понимаю, было распоряжение снизить – и все, и точка. Обращайтесь к общественным организациям, мы докажем, что дети-инвалиды – это, извините, и не малоимущие совсем, это не многодетные, это другая категория, т.е. они без этой помощи, социальной поддержки просто умрут, они не смогут выжить, потому что... вы же понимаете...

- Да.

- Это обычно неполные семьи.

- Да.

- Это обычно мама занимается только ребенком, когда работать? Где вот нам сейчас вот тоже, да, вот на Сивкова, 14 только 30 детей могут в месяц взять бесплатно, а остальных 30 платно. Где мама возьмет 30 тысяч на прохождение реабилитации ребенка 4 раза в год? 120 тысяч, где?

- Да.

- При пенсии, которой хватает еле как на медикаменты, потому что, я вас уверяю, с Министерством здравоохранения еще сложнее, чем с Министерством социального развития, там совсем все плохо, потому что детей-инвалидов нет в приоритете. У Минсоца мы хотя бы есть как целевая категория, а в Министерстве здравоохранения, к сожалению, есть только дети, часто болеющие, дети до 3 лет и призывного возраста мальчики после 12 до 18 лет, это понятно, да. Но есть еще социальные обязательства государства, за которые мы, извините, каждый наш работодатель каждый месяц отчисляет в Фонд социального страхования отчисления, в ФОМС, в Пенсионный фонд.

- Да.

- Есть социальные обязательства – наша страховка, которую мы сами же и платим себе. И наши дети – это наша страховка, которую мы получаем, работая.

- Да.

- Я вот сама ни разу в жизни на больничном не была, пока вот, ну, ребенок не заболел, все, вот.

- Да.

- Его мы вдвоем с мужем, грубо говоря, это наша страховка – ребенок, и поэтому мы стараемся добиться всех прав и льгот, конечно, и мне не всего удается добиться, я уже расставляю приоритеты для себя лично, что важнее для моего ребенка.

- Ну, слышала, да, я и от Дмитрия Жебелева, который является председателем Общественного совета при Минздраве, что постоянно приходится выбивать эти лекарства.

- Да.

- Которые необходимы для детей-инвалидов, которые вот курсом идут, да, вот эти лекарства, но у них стоимость там, к примеру, 150 тысяч за весь курс годовой.

- Да.

- И им там через какие-то чуть ли не обходные пути, но удается внести какое-то определенное лекарство в список, чтобы обязательно обеспечивали. Но как Дима уже говорил не раз – мы пытаемся-то вносить почти все, но, к сожалению, это происходит очень медленно.

- Да.

- И там по одному, по два, как по капельке, но медленно.

- По капельке, да.

- И с этим, да, знаю, что сталкиваются очень часто родители таких детей, когда нужны, выписывают такие лекарства, в квоту они не входят почему-то, и в итоге где бы взять столько денег...

- А они жизненно важные.

- Да.

- Понимаете, это не тот препарат, который сегодня не выпил и все отлично, а ребенок просто может уйти в кому или умереть.

- Да, он именно как раз для жизнеобеспечения нужен.

- Да.

- С этим, да, часто сталкивались. А Минздрав наш, я так понимаю, пока тоже не идет на встречу?

- Они говорят, что, да, хорошо, когда-нибудь мы рассмотрим вот это все, эта, конечно, позиция нас очень не устраивает, но мы ждем смены, понятно, все ждут вот этой смены в правительстве Пермского края, потому что сейчас мы пока не можем найти диалога, нас пока не слышат.

- Ну, уже вот тут активные граждане Перми собирают митинг, они, по-моему, сегодня даже разрешение получили именно против Минздрава Пермского края.

- Да.

- И против действий различных, в том числе и по скорой, по обеспечению медикаментами, там, видимо, накопилось у людей.

- Так это невозможно, потому что на самом деле это просто ситуация патовая в данном случае сейчас. Я говорю про реабилитацию детей, да, вот, например, в том году было мало того, что закрыто одно отделение по восстановительному лечению по Минздраву, так еще и сократился курс реабилитации с 21 дня до 10-ти.

- Да.

- За 10 дней что там можно сделать с ребенком?! Как?

- По-моему, и 21 день – это тоже не слишком много для реабилитации.

- Ну, если это регулярно делать, к примеру, раз в квартал, то очень даже доступно, и это помогает, т.е. если вы, например, социальной реабилитации получит 21 день, потом ребенок 2 недели отдохнет, потом восстановительное лечение 21 день, т.е. это нормально. И можно вывести ребенка, потом если добиться еще санаторно-курортного лечения, это вообще будет шикарно.

- Ну, если еще самому в эти промежутки заниматься.

- Понятно, самому обязательно, это исключать нельзя.

- Очень сложные все эти вопросы на самом деле, и самое-то сложное в том, что нужно пройти эти бюрократические барьеры, скорее, нежели...

- Помощь.

- Нежели помощь.

- Да.

- Заканчиваем мы прямой эфир, в гостях у нас была Анастасия Гилева, президент Пермской краевой общественной организации «Счастье жить» и победитель конкурса на звание «Человек года-2015» по версии слушателей «Эхо Перми» в номинации «Общественная жизнь». Борется Анастасия с нашими чиновниками, которые не хотят действовать, как говорится, в рамках адекватности, скорее даже.

- Да, да.

- Будем надеяться, что будет все также получаться, как сейчас получилось с сертификатами, получилось у вас и подписать петицию, и сказать людям, что вы творите, и в итоге сломать эту стену.  Будем надеяться, что и в дальнейшем будет все также. Спасибо вам, Анастасия!

- Спасибо вам! Всего доброго!

_____________________

Программа вышла в эфир 2 марта 2016 г.

Обсуждение
4170
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.