Верхний баннер
21:41 | СРЕДА | 20 НОЯБРЯ 2019

$ 64.02 € 70.85

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

11:06, 12 августа 2016

«На этих трубопроводах стоит очень много жилых районов — мы не первые, мы не последние — сегодня компании постучались к нам в дверь, завтра они постучатся ко всем остальным», — жительница Запруда Любовь Турова о сносе домов

Всем доброго вечера! У микрофона Евгения Романова, за звукорежиссерским пультом Сергей Слободин, и мы осуждаем ситуацию с жителями микрорайона Запруд и поселка Ерепеты. Сегодня прошел протестный митинг в центре Перми, люди отчаялись решить проблему в судах, решить проблему с властями, привлекают внимание властей как могут, и вот в том числе и митингом. Проблема сноса домов из-за проходящего рядом с их землей нефтепровода – у кого-то газопровод, у кого-то нефтепровод.  И сегодня обсуждаем эту тему со Светланой Бессоновой. Здравствуйте! Светлана – представительница СНТ «Ерепеты».

– Здравствуйте!

И Любовь Леонидовна Турова. Здравствуйте!

– Любовь – житель Запруда.

Давайте кратко, сначала Светлана, с вас начнем. Вашу историю. Где, во-первых, находятся Ерепеты?

– Ерепеты находятся, это Пермский район, Сылвенское поселение, деревня Ерепеты, СНТ «Ерепеты», с аналогичным названием. Моя семья приобрела этот участок в 1992 году, очень долго мы строились, наконец построили в 2000 году дом и ни о каком газопроводе мы слышать не слышали, и о том, что зоны, минимальное расстояние должно тут быть и нельзя строить, никто нам об этом не говорил. Об этом я узнала только лишь в марте 2015 года. Все правоустанавливающие документы у нас оформлены и на землю, и на дом, дачный дом, однако ни в реестре, ни в кадастре, извините, ни в одном постановлении глав нигде ни о каких зонах речи не шло, никаких ограничений не было. Значит, суды, мною проиграны суды – и районные, и апелляции. В апелляции я напрямую спросила судьей, в чем моя вина? Как законопослушного гражданина? На это ответа не последовало.

Сколько домов в Ерепетах таким образом пострадали?

– Пострадали где-то в районе 120-ти домов.

Так, давайте теперь к вам, Любовь Леонидовна.

– Значит, я живу в Запруде и являюсь собственником земельного участка. В нашем Запруде дома уже построены с 2008 года, есть такие строения, и сейчас, в принципе, они тоже продолжают строиться. На земельные участки у нас есть все соответствующие документы – свидетельство о государственной регистрации при купле-продаже земельного своего участка и все остальные, соседи, они видели в свидетельствах – никаких ограничений, никаких обременений, что там есть какие-то охранные зоны, минимальные расстояния, поэтому все спокойно начали строить свои дома. На сегодняшний день в Запруде около 30-ти судебных решений уже вынесены, где-то судебные решения о сносе жилых домов, где-то судебные решения о сносе фундамента, всех построек, заборов, подсобных каких-то помещений, естественно, все решения первой инстанции устояли в суде апелляционной инстанции. Направлены также судебные иски в Верховный суд, но, в общем-то, мы никаких чудес не ждем, думаем, что там будет точно так же, как есть. Мы хотим сказать также еще и такой момент. Вообще обратить внимание граждан Перми на то обстоятельство, что газопровод и нефтепровод с одноименным названием «Каменный лог – Пермь» 20 километров идут по городу Перми – это Орджоникидзевский район, Мотовилихинский район, Свердловский район, Индустриальный район. На этих трубопроводах стоит очень много жилых районов – мы не первые, мы не последние – сегодня компании постучались к нам в дверь, завтра они постучатся ко всем остальным. Плюсом ко всему на сегодняшний день мы имеем информацию о том, что нефтепровод «Каменный лог – Пермь» проходит с рабочим давление 4,8 мегапаскаля – это очень высокое давление для населенных пунктов. Приволжское управление Ростехнадзора в своих документах указало четко, что нефтепроводы могут проходит по городам и населенным пунктам с исключительно рабочим давлением 1,2 мегапаскаля.  То есть я могу смело заверять, что город Пермь стоит на трубах и в общем-то катастрофа…

Какие-то конкретные поселки вы назовете, которым нужно уже напрягаться?

– Напрягаться, это поселок Запруд, это поселок Соболи, это поселок Архиерейка, это вновь строящийся поселок «Ива», «спортивная», называется, то есть.

Панику посеете в городе.

– Я просто озвучиваю те факты, которые в принципе имеют место быть.

Вы это изучали? Столько времени уже на это потратили.

– Конечно, да, мы имеем на сегодняшний день документ Приволжского Ростехнадзора, который в общем-то не соглашается с позицией транспортных компаний, то есть «Транснефть-Прикамье» в данном случае, то есть он четко говорит, что такого вида нефтепровод, какой он существует сейчас, не имеет право вообще проходить на территории города Перми, но, к сожалению, у Ростехнодзора либо полномочия какие-то слишком маленькие, либо страх какой-то, в общем-то ни в суды не хочет обратиться, ни в прокуратуру.

Я правильно понимаю, что это такая не единичная история Перми, что это действительно проблема многих регионов?

– Да, это проблема, к сожалению, многих регионов, потому что сегодня было заявлено на митинге, что на 20 августа в Москве подана заявка на митинг, митинг объединения регионов как раз по этой проблеме, то есть уже объединились Казань, Краснодарский край, Ростов-на-Дону, Пермь, Москва и Московская область. Потому что от корпораций нефтегазовых уже просто стон идет по все России, и когда меняют нормы федеральные, к гражданам применяют закон, который в принципе не может быть применен, так как у нас закон обратной силы не имеет, как-то это по крайней мере странно и непонятно.

В судах вообще никакой поддержки судей не нашли, то есть они сразу встали на сторону компании и в итоге сейчас, я так поняла, что к сносу, в судах есть решения снести дома в Ерепетах, снести дома в Запруде?

– Да.

Есть дата, когда это все будет происходить? Или судебные приставы к вам приходили и говорили: «Собирайте вещи». Или что?

– На сегодняшний день могу сказать относительно компании «Транснефть-Прикамье», мы уже проводили в принципе не первый митинг, на предыдущем митинге, по-моему, в апреле, мы обратились к губернатору Пермского края, который потом передал письмо наше, обращение, Дмитрию Анатольевичу Медведеву. На сегодняшний день ситуация, которая происходит в Пермском крае, находится на контроле в правительстве Российской Федерации. На сегодняшний день, наверное, по указанию глав Российской Федерации, «Транснефть-Прикамье» отозвала все исполнительные листы с территории Пермского края о сносе домов.

То есть это такая маленькая победа? Но пока это нигде не задокументировано?

– Нет, задокументировано, потому что все граждане, в отношении которых были возбуждены исполнительные производства, они получили документ от судебных приставов, где четко указано, что в них исполнительные производства прекращены. Но говорить о победе, конечно же, рано, потому что в любом случае у «Транснефть-Прикамье» остается право в течении трех лет предъявить исполнительные листы к взысканию снова, поэтому не победа.

Светлана Лаврентьевна, скажите, как вы видите вообще исход ситуации, как должны себя повести чиновники и новые владельцы компании?

– Мы думаем, что должны быть какие-то… так как это касается не отдельно, допустим, нашего кооператива, или, допустим, микрорайона Запруд, а касается всей страны, то и решение должно быть государственным. Потому что страдает очень много и это системная ошибка и решать ее нужно по государственному, то есть нужно или выносить за черту города и населенных пунктов все эти трубопроводы, или же принимать какие-то технические решения о том, чтобы оградить жителей, обезопасить, вернее, жителей, ну и, конечно, где это невозможно, чтобы эти земельные участки изымались или выкупались этими компаниями, потому что говорят о нашей безопасности, но в тоже время оставляют земельные участки в нашем пользовании, не меняя даже, извините, меняя разрешенное использование для садоводства, вот у нас, в частности.

На эту тему мы пообщались с юристом Станиславом Шестаковым, давайте вашему вниманию небольшое интервью с ним, надевайте наушники, тоже послушайте, интересно, что вы думаете на счет его мнения, как выходить из этой истории. День добрый, Станислав Леонидович скажите, пожалуйста, насколько беспрецедентные случаи с возможностью сноса домов в Ерепетах, Запруде, Адищево? Были ли подобные когда-нибудь истории в Пермском крае?

Станислав Шестаков: И не только в Пермском крае, к сожалению, такая практика в очень многих субъектах Российской Федерации, но сразу отмечу, что не во всех, в ряде единичных субъектов Российской Федерации в подобных исках суды отказывают владельцу трубопроводов, но в подавляющем большинстве действительно стоит признать, что в подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации практика аналогичная. На мой взгляд, все-таки практика данная, как мне предоставляется, практика ошибочная. Суды вообще не рассматривают любые иные входящие обстоятельства, ну, например, судами Пермского края совершенно не рассматривается вопрос о выполнении требований законодательства РФ по выполнению владельцами трубопроводов своих обязанностей по передаче органам местного самоуправления данных о фактическом положении данных трубопроводов, то есть исполнительской съемки, с привязкой охранных зон коммуникаций, и так далее. Сплошь и рядом идет несвоевременное внесение сведений в кадастр о наличии охранных зон, минимально допустимых расстояний магистральных трубопроводов. Не информируется населении о наличии охранных зон и зон минимально допустимых расстояний. В результате, на мой взгляд, как раз невыполнение владельцами трубопроводов этих обязанностей по информированию населения и органов местного самоуправления и приводит к строительству объектов недвижимости в этих пресловутых охранных зонах и зонах минимально допустимых расстояний. К этому же приводит и фактически не информирование граждан и органы местного самоуправления, которые выдают разрешения на строительство, принимают в эксплуатацию законченное строительство объектов, поэтому, на мой взгляд, все-таки исправлять последствия данной ситуации необходимо соответственно за счет владельцев трубопроводов и органов власти местного самоуправления.

А каким образом они должны в идеале исправлять эту ситуацию?

Станислав Шестаков: На мой взгляд, нужно просто-напросто взять тем же самым владельцам трубопроводов и перенести эти самые трубопроводы на необходимое расстояние от границ земельных участков, на которых расположены принадлежащие гражданам строения, но это не значит, что нужно выкапывать трубопровод, можно его обрезать и похоронить, пусть он там и лежит, и сделать новую ветку, естественно, на соответствующем расстоянии от границ земельных участков. Конечно, это дорогостоящее и сложное мероприятие, но оно не столь непосильное для наших монополистов – владельцев трубопроводов, либо если уже не хочется этим заниматься – переносом трубопровода, то, по моему мнению, тогда владельцы трубопроводов и органы власти местного самоуправления вместе с ними, поскольку они тоже частично виноваты в сложившийся ситуации, должны компенсировать гражданам нанесенный ущерб. Причем не только стоимость, полностью в полном объеме возместить убытки и стоимость строения и стоимость их сноса, и стоимость земельных участков, полностью все возможные убытки, понесенные гражданами, а в том числе неполученную выгоду – все должно быть посчитано и в полном объеме гражданам возмещено. Вот, на мой взгляд, только так и не иначе должна решаться данная проблема.

И все-таки, суды признали, что снос домов должен быть, и, как я понимаю, это практически реальность, и чем может закончиться эта история?

Станислав Шестаков: Ну если компромисс не будет найден, то совершенно верно вы сказали: решения есть, решения вступили в законную силу, владельцы трубопроводов получили исполнительные листы, они вправе предъявить эти исполнительные листы в службу судебных приставов для принудительного исполнения, и, соответственно, история может закончиться крайне трагично для граждан.

Потеряют свои дома?

Станислав Шестаков: Да, да.

Вы поддерживаете, что вышли на митинг? Как вы думаете, какой-то будет резонанс?

Станислав Шестаков: Абсолютно, я считаю, что люди действуют совершенно правильно, резонанс уже есть, будет и будет усиливаться, и, я думаю, что это тоже, безусловно, путь решения проблемы, привлечение внимания средств массовой информации, которые не бросают эту проблему. Уверен, что это также, тем более в год выборов, должно каким-то образом повлиять на позицию как и власти, так и владельцев трубопроводов.

Спасибо большое, до свидания! Возвращаемся в студию, у нас в гостях Светлана Бессонова, представитель СНТ «Ерепеты», Любовь Турова, житель Запруда, мы прослушали, что-то есть добавить, согласиться или опровергнуть?

– Абсолютно согласны, действительно, все правильно, и, думаю, это решение было бы действительно справедливо.

Вячеслав Шестков сказал, что резонанс уже есть, а вы видите этот резонанс?

– Собственно говоря, мы видим противоположный резонанс, когда в средствах массовой информации появляется очень много материалов, где во всем виноваты граждане.

А каким образом? Что граждане там построили дома?

– Да, что они там построили дома, что они должны заботиться о своей безопасности. Если уж говорить вообще о безопасности, то о безопасности можно заботиться таким образом, что выкупать у граждан эти земельные участки и уже каким-то образом ставить какие-то ограждения или еще что-то, чтобы граждане понимали, не могли зайти на эти земельные участки. Потому что небольшой пример такой вот, очень жаркая погода – это вопрос по Адищево, на трубопроводе жарят шашлыки, на самом трубопроводе, и никто не инспектирует, никакого обходчика нет. А где гарантия того, что не взорвется все там? Вопрос такой вот очень сложный.

Еще момент был, Станислав Шестаков поднял тему возмещения убытков. Посчитали, сколько стоит ваш дом лично, ваш дом, знаете сколько?

– Нет, мы так конкретно не считали еще, как бы боремся пока.

Не хотите думать о худшем?

– Да, не хотим думать, но, скорей всего, мы не делали еще оценку, если понадобится, то, да, у нас сейчас уже несколько семей подали к возмещению, посчитали… Ну вот средняя цена, у них посчитана только лишь разница между домом, сносом, где-то в районе миллиона-полутора, но это не у всех, конечно, и не посчитана земля.

Я правильно понимаю, что если бы с самого начала этого конфликта кто-то говорил вообще о возмещении убытков, возможно, и митинга не было?

– Конечно, я думаю, во всяком случае, в нашей истории, когда все-таки не жилые дома, а дачные, и если бы говорилось с нами, что, да, будет вот такое возмещение и не надо было суда, думаю, что многие бы согласились. Может быть уже были бы суды, если кого-то не устраивал размер компенсации или еще что-то. И еще хочу поддержать вот то, что сказал, что действительно зоны вносились позднее в кадастр, в нашем случае – Ерепеты, в кадастр внесено лишь 23 декабря 2015 года, в кадастр внесены эти зоны. Прокуратура же и все, куда мы обращались, просто отписки. Прокуратура нам вообще ответила: «Что вы хотите, в 2010-ом можно было почитать на карте». К 2010 году у многих, у кого-то уже 10, вот у меня дом был построен уже 10 лет назад, у кого-то 20 лет дому, как мы должны об этом узнать, если никаких должных мер не предпринималось, хотя они и говорят, что мы информировали. А кого информировали? Администрацию района? Она не принимала мер. Директора птицефабрики? Мы об этом вообще не слышали. Наша история – вообще парадокс. У нас еще и главный инженер и начальник Пермского ЛПУ магистральных трубопроводов Соколов – вообще член нашего кооператива, и хоть бы раз сказали, я ему и на суде сказала: «А почему вы не поставили табличку, что строительство запрещено. В ответ мне «Газпром» ответил: «А мы это не обязаны делать».

Понятно, скрывали от жителей.

– По поводу табличек мне хотелось бы добавить. В Запруде таблички появились о том, что там проходит нефтепровод и газопровод в июле 2015 года. Нам данную информацию предоставил также Ростехнадзор. Еще хотелось бы отметить, что нефтегазовые монополии нам говорят постоянно о том, что в 60-х годах были построены их объекты трубопроводного транспорта. Я могу сказать с достоверностью, наверное, на 99%, что в архивах мы накопали столько документов, которые однозначно подтверждают, что нефтепровод «Каменный лог – Пермь» никогда не шел по тем землям, по которым он идет сейчас, потому что в 2006 году 20 километров была проложена новая ветка, у нас есть все документы, которые позволяют нам делать такие выводы. Кроме всего прочего хотелось бы также отметить, что трубопроводы, которые в 60-е годы были проложены по тем вот землям, они обходили все малые реки – это и Егошиху, Мотовилиху, Иву, Мулянку, Васильевку, и в настоящее время в случае какого-то разлива нефти, вся эта нефть по этим малым рекам попадет в Камский водный бассейн, а это, собственно говоря, угрожает вообще экологической катастрофой всему городу.

Пожалуй, последний вопрос, пора заканчивать эфир. Если трубы столько лет уже жили, и по соседству жили с вами, почему вдруг сейчас убирать, если столько лет было разрешено, а сейчас непременно нужно сносить? Люди и трубы не могут вообще совместно существовать?

– Я думаю, в данной ситуации люди и трубы существовать совместно не могут, потому что до 2001 года всем объектам трубопроводного транспорта было предписано землю взять в собственность или в аренду под трубами на 49 лет, то есть это аренда или собственность, это налоги, поэтому нефтегазовые компании очень хорошо обходили налогообложение, то есть они не платили налоги за землю и они не платили налоги за объекты недвижимости, которые зарегистрированы только в 2014 году. И поэтому все сэкономленные деньги мы им предлагаем потратить на перенос трубопровода за городские черты и за земли населенных пунктов.

Спасибо большое! Надо заканчивать. Светлана Бессонова, Любовь Турова. Многие жители может быть только сейчас узнали эту проблему, нужна вам какая-то их поддержка, помощь, каким образом?

– Да, я хотела бы обратиться ко всем неравнодушным жителям нашего города. У нас на сайте сhange.org размещена петиция «Спасите дачников от «Газпрома». Все, кто неравнодушен, пожалуйста, оставляйте свои комментарии, подписи, может быть разошлете своим каким-то знакомым, этим вы поможете не только нам, Пермскому краю, но и дачниками и жителям многих регионов нашей России, кто попал в аналогичную ситуацию.

Спасибо!

_____________________

Программа вышла в эфир 10 августа 2016 г.


Обсуждение
3093
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.