Верхний баннер
18:56 | СУББОТА | 24 ИЮНЯ 2017

$ 59.66 € 66.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
10:07, 25 января 2017

«Очень часто под видом реформы появляется возможность убрать конкурентов, либо передать ответственность», — Александр Козенков, экс-куратор политблока администрации губернатора

Юлия Хлобыст: Всем добрый день. Мы находимся на политической кухне «Эха». У микрофона Юлия Хлобыст. Здесь же в этой студии Александр Пахолков, добрый день, Саша.

Александр Пахолков: Здравствуйте.

Юлия Хлобыст: И сегодня у нас в гостях впервые после своей отставки экс-заместитель главы администрации губернатора Пермского края Александр Козенков. Александр Николаевич, добрый день.

Александр Козенков: Здравствуйте.

Юлия Хлобыст: Я хочу сказать, что Александр Николаевич был такой достаточно непубличный человек, несмотря на то, что в политике очень-очень давно. Тем не менее, я напомню нашим слушателям, что Александра Козенкова считают членом команды экс-губернатора Геннадия Игумнова. С 1991-го по 2000-й годы он возглавлял комитет по делам молодежи администрации Пермской области, затем стал одним из основателей регионального отделения «Единой России», с 2002-го по 2004-й годы руководил исполнительным комитетом, позднее возглавил межрегиональную профсоюзную организацию «УралСвязьИнформ», после занимал пост секретаря федерации независимых профсоюзов России, был ее представителем в уральском федеральном округе. Я правильно назвала этапы вашей карьеры до прихода на пост заместителя главы администрации губернатора?

Александр Козенков: В принципе, правильно.

Юлия Хлобыст: Замечательно. Сегодня мы хотели подвести итоги выборов, которые прошли и которые вы в составе политического блока курировали, о ситуации с реформированием или перезагрузкой правительства, кто как это называет, ну, и поговорить о предстоящих губернаторских выборах. Так вот, хотела бы я с чего начать: если мы решили начать все-таки с итогов выборов осенних 2016-го года, то было озвучено, что эта кампания прошла достаточно успешно для краевых властей, об этом заявлял сам глава региона Виктор Басаргин. Цифры, правда, в этом году были ниже, явка в среднем по краю составила порядка 35-ти %, и это значительно ниже, чем в среднем по России и ниже, чем в 2011-м году. А спустя некоторое время произошла отставка политического блока. Как вам была озвучена отставка, несмотря на достаточно успешные результаты вашей работы?

Александр Козенков: Я думаю, то, что было сказано, это было в моем понимании поводом. Результаты второго округа, результаты неизбрания в Гайнах – это не та проблема. Вы правильно сказали, что оценку выборам дал и федеральный центр, и Волга. В принципе, дал и сам губернатор, дали, в общем-то, избиратели. То, что мы получили, по сути дела, представительный орган, который позволяет сегодня администрации и губернатору особо не волноваться при принятии таких важнейших вопросов, как бюджет, и вообще, я считаю, что избрали одно из наиболее сильных Законодательных собраний. Посмотрите, из директорского корпуса пришли многие люди. И вообще, я считаю, это ведь один из элементов - выборы в городе Перми. Сегодня мы говорим, Дума, сегодня мы говорим о руководстве города. Но помимо всего прочего, чего опасался и федеральный центр, и приволжский федеральный округ, это федеральные скандалы. Много к этому подводили, но несмотря на это, выборы прошли без больших скандалов, они прошли честно. И, кстати, на удивление, оценка, в том числе наблюдателей из европейских стран, Америки, они сказали, что выборы прошли очень честно и прозрачно. Поэтому я считаю, что результат, я бы даже поставил пятерку по результатам выборов. А то, что потом прозвучало, в моем понимании, и я, и Анатолий Юрьевич с той оценкой, которую губернатор попытался сделать, мы не согласились и, наверное, это была моя главная причина ухода, потому что я не могу работать в той команде, в которой стреляют в спину свои. Поэтому я поблагодарил всех людей, которые работали. Несомненно, это была общая победа, это была победа и политических партий, и, как говорится, наших союзников, победа муниципалитетов, то есть, я считаю, это отличный результат. Кстати, если сравнить с результатами предыдущих выборов, мы четко посмотрели, вот, например, нам не нужна была максимальная явка, потому что мы ведь заведомо работали над тем, чтобы пришли именно те избиратели, которые проголосовали. И если сравнить по результатам, которые получала «Единая Россия» на предыдущих выборах, они были ниже. То есть, у нас же традиционная территория, где и правый блок, и ЛДПР, и коммунисты достаточно получали высоко. Правда, в прошлом году, мне кажется, значительный провал получила «Справедливая Россия», которая недополучила, ЛДПР недополучила. Но, я считаю, что победа «Единой России» была убедительна и, в общем-то, в принципе, в адрес губернатора с верхов претензий не поступало.

Александр Пахолков: Не было ли вам обидно по итогам этой кампании получить такие кадровые решения?

Юлия Хлобыст: Выстрел в спину, как сказал Александр Николаевич.

Александр Пахолков: Выстрел в спину.

Александр Козенков: Ну вы знаете, наверное, потому я ничего и не просил. В этой ситуации, конечно, кстати, если вы говорите уж по нюансам, я ведь мог и не увольняться, потому что к тому времени я уже был членом краевой избирательной комиссии и, кстати, я позже написал заявление об этом выходе. Знаете, мне было бы сложнее, если бы предложили остаться в команде.

Александр Пахолков: Не знаю, насколько это корректно, но многие люди - политики, аналитики, эксперты, наблюдающие за происходящим, удивляются нелогичности действий. Сначала, мы все помним лозунг: «Лучшая управленческая команда», потом происходит разгром лучшей управленческой команды. Сначала назначают Козенкова в краевой избирком, потом, оказывается, документы где-то там потерялись, примерно как с Пановым - он же, по официальной версии, у нас так и не стал руководить правительством Пермского края. Так вот, у меня лично складывается ощущение, что нет последовательности, что никто никогда не считает не то, что на два шага вперед, завтрашним днем никто не думает. Как же так? И ощущение такое, что это журналисты напомнили Басаргину о том, что он увольняет своего представителя в краевой избирательной комиссии, потому что сначала об этом написали СМИ, а на следующий день прошла информация: «Нет-нет, у нас еще документы не подписаны». Как это происходит, почему? Там кто-то планирует что-то, или это просто, как стихия, как волны?

Александр Козенков: Вы сказали слово «последовательность» - я бы его перечеркнул и назвал «непоследовательность». Ну, здесь я могу сказать, что я действительно потом сам написал заявление о выходе, потом подумал вернуться, но вроде бы как было поздно. Хотя номинально я уже приступил и даже получил удостоверение.

Александр Пахолков: И вы даже участвовали во всем этом?

Александр Козенков: Да, даже участвовал. Хотя о том, что случилось, я абсолютно не жалею.

Юлия Хлобыст: Когда  мы с Сашей обсуждали, что вы придете к нам в гости на политическое ток-шоу «Кухня»…

Александр Пахолков: Предвкушали.

Юлия Хлобыст: Да, предвкушали, Александр Пахолков напомнил о том, что, в общем-то, за все время губернаторства Виктора Басаргина, как раз руководители политического блока долго не задерживались.

Александр Пахолков: Да, как перчатки их Виктор Федорович меняет.

Юлия Хлобыст: Почему-то менялись. С чем это связано, на ваш взгляд? Это такой тяжелый фронт работ? Ну, политика все-таки. Хотя, с другой стороны, ведь политический советник, политические помощники губернатора, которые возглавляют политблок, это должны быть люди постоянные, которые как раз и простраивают политику не на один день.

Александр Пахолков: И ведут его по сути дела.

Александр Козенков: Вы абсолютно правы, потому что особенно в этой ситуации и в эти годы - это наиболее танкоопасное направление, и, по сути дела, то, что определяет структуру. Ну, вообще-то в добром уме и в добром здравии вряд ли бы кто-то так вот, в эту ситуацию, понимая, что до выборов остается… Ну, у меня сначала была внешняя причина – у меня мама тяжело болела и надо было возвращаться в Пермь, хотя я, работая в Екатеринбурге, никогда регистрацию не менял и постоянно здесь был в курсе всего. Поэтому, когда я пришел туда, я знал на какие развалины придется вернуться. Пришлось многие вещи, начиная от взаимодействия с институтами гражданского общества, коммуникации с населением, кончая вопросами взаимодействия с муниципалитетами, отстраивать практически заново. И действительно, мы вступили в колес, тем более, блок был практически почти пустой. Я не бросаю камни в своих предшественников, но вместе с тем, как можно было, по сути дела, устранить департамент, который занимался с территориями, то есть, довести его до такого количества. Тогда в политическом блоке активно работало 10 человек. И если я скажу, что, например, у коллег в Удмуртии, только на этом направлении работает человек 40, хотя сопоставлять Удмуртию и Пермский край, наверное, не представляется возможным. Больше того…

Александр Пахолков: В четыре раза меньше.

Александр Козенков: Кстати, мы, когда о результатах говорили, мне мои коллеги из Екатеринбурга, Челябинска звонили, говорят: «Слушай, вы нас «сделали» на выборах по полной программе». Кстати, если говорить по цифрам по Уралу, нам говорят: «У вас и штыков было меньше». Конечно, я отвечал, что в Перми народ умнее, хитрее и изворотливее. Поэтому и такая ситуация. Второй вопрос, к началу выборов губернатор потерял практически все СМИ.

Александр Пахолков: Продал, давайте уж будем откровенны.

Александр Козенков: Способствовал продаже, потому что продавал господин Маркевич. Поэтому многие вещи приходилось почти в ручном режиме отрабатывать. И вот мы начинали находить некий новый коммуникационный канал через «районки». Ведь больше того, я могу сказать, что у партии «Единая Россия» в период праймериз основной, как говорится, запал прошел и, в общем-то, фактически сам выборный процесс мы были вынуждены проводить в условиях достаточно слабых местных отделений партии. Я, как человек, который стоял не только у истоков создания регионального отделения, я был учредителем нашего регионального отделения и вспоминаю то, как создавалась партия, какие люди приходили, причем в условиях жесткого противодействия со стороны губернатора Трутнева, потому что Юрий Петрович изначально стоял на позициях…

Александр Пахолков: У «Отечества», да.

Александр Козенков: Да нет, он даже стоял больше на правых позициях. Но вместе с тем удалось как-то людей мобилизовать, удалось мобилизовать глав, удалось мобилизовать структуры НКО. На эту работу, может быть, надо было потратить годы, а приходилось делать за месяц, а где-то и за неделю. Ну, и второе, по политическим блокам. Вы знаете, закончив компанию, мы уже начали готовиться к следующей. И когда я иногда вижу некоторые вещи, которые начинают озвучиваться, правда, озвучиваться не совсем правильно, потому что, очевидно, бумаги до конца не читают, или не с той стороны читают, там некие заделы, которые мы готовили и, может, мы их пока не выпускали, как говорится, в паблик. Поэтому политический блок, он требовал реформы. Вот и я, и Маховиков, мы неоднократно просили усиления политического блока, мы просили, чтобы было хотя бы увеличено число кураторов, были в большей степени вопросы межрегиональных, межнациональный отношений внесены в кураторство блока, то есть, у нас это было искусственно разделено. Поэтому, опять же, как я вчера сказал, не благодаря, а вопреки, удалось добиться этого результата.

Юлия Хлобыст: Просил реформы политический блок, а в результате реформы накрыли, в общем-то, все правительство. Но об этом мы поговорим уже после рекламной паузы, оставайтесь с нами.

Мы снова находимся на политической кухне «Эха». Здесь Юлия Хлобыст, политтехнолог Александр Пахолков, Саша, добрый день.

Александр Пахолков: Здравствуйте.

Юлия Хлобыст: И экс-заместитель главы администрации губернатора Пермского края Александр Козенков сегодня у нас в гостях. Александр Николаевич, здравствуйте.

Александр Козенков: Добрый день.

Юлия Хлобыст: Конечно, мы будем говорить о реформе или перезагрузке краевых органов власти, которая происходит сегодня, и я скажу нашим слушателям, что программа у нас идет в записи, потому что в четверг вечером Александр Николаевич должен улететь в Москву…

Александр Пахолков: Да, на серьезное согласование. Александр Николаевич, вы не приоткроете завесу тайны, нет?

Александр Козенков: Я бы так сказал, на несколько встреч.

Александр Пахолков: По моим данным, в этом же самолете будет лететь и Виктор Федорович Басаргин. Пожмете ему руку, если увидите?

Александр Козенков: Я человек вежливый, но мы будем лететь разными самолетами.

Александр Пахолков: Понятно.

Юлия Хлобыст: Тема, которая обсуждается сегодня очень активно, реформа или перезагрузка ее еще называют, краевой системы власти.

Александр Пахолков: Я напомню, что в среду у Олега Борисовича Подвинцева в Уральском отделении российской академии наук состоялось заседание экспертного совета и мы, Александр Николаевич тоже участвовал в этом мероприятии, и многие другие политики, в частности, Константин Николаевич Окунев, представители партий ЛДПР, «Справедливая Россия», КПРФ активно обсуждали то, что происходит. И, забегая вперед, я бы сказал, что по ходу обсуждения подавляющее большинство присутствующих, как мне показалось, согласились со следующими выводами, что никакой административной реформы нет, потому что называть происходящее административной реформой – это означает не разбираться ни в государственном муниципальном управлении, ни в самой сути административной реформы, ни в тех решениях, которые были произведены. Оказывается, не было указа об отставке всего правительства, потому что, если отправлять правительство в отставку, значит, соответственно, надо вносить кандидатуру премьер-министра и согласовывать его с законодательным собранием, где нужно получить две трети голосов и есть большая уверенность, что две трети голосов будет тяжело под это мероприятие собрать, даже в этом Законодательном собрании, которое достаточно, скажем так, управляемо и прогубернаторское. По информации, которая была озвучена, решение это производилось путем обработки каждого отдельно взятого министра, которые писали заявления по собственному желанию и, по сути дела, это некое давление губернатора на министров, чтобы они впали в состояние подвешенности, и.о. и так далее, а он уже сам определяет, кого он берет и кого не берет. И в четверг стало известно о том, что произошла отставка двух министров.

Юлия Хлобыст: Официально это еще не подтверждено, но тем не менее.

Александр Пахолков: Да, есть пока неофициальная информация.

Юлия Хлобыст: Кстати, Геннадий Тушнолобов тоже это подтвердил. И, что самое интересное, возможно, и Геннадий Тушнолобов не будет возглавлять краевое правительство.

Александр Пахолков: Да, потому что, по моей информации, такому давлению со стороны Басаргина, не устояли и Тушнолобов, и министр финансов наша, она не написала, как и Тушнолобов, заявление по собственному желанию и в среду их отправили в отставку. По Тушнолобову до конца еще не понятно, но говорят, что вроде тоже Геннадий Петрович уйдет.

Юлия Хлобыст: К пятнице, когда наша программа выйдет в эфир, к часу дня, возможно, ситуация…

Александр Пахолков: Прояснится, да.

Юлия Хлобыст: Но сейчас вопрос, по сути дела, к вам один: на ваш взгляд, причины такой перезагрузки, реформы, и вообще, была ли она подготовлена?

Александр Козенков: Когда вы сказали слово «перезагрузка», я вдруг вспомнил, как Хиллари начинала искать кнопку и с какой стороны ее нажать.

Александр Пахолков: Пластиковую. И еще люди отметили, что там было написано слово «Перегрузка» латинскими буквами.

Александр Козенков: Да, это точно. Вы знаете, я повторюсь, что то, что мы вчера обсуждали, я в целом разделяю эту позицию: сегодня проходит псевдореформа и это больше похоже просто на пиар-шаг. Но я хотел бы остановиться на двух вещах. Вспомните, по каким основаниям уходили в отставку правительства, в том числе и федеральные? Этому способствовало либо недоверие со стороны депутатов, либо тяжелое экономическое положение в стране. Вот правительство Примакова, которое пришло после того, как трижды не утвердили Черномырдина, было найдено правительство антикризисное, которое было сформировано из представителей различных политических партий, которое выполнило свою функцию, и сегодня я бы просто сопоставил те выступления, которые были. Открытие Законодательного собрания - все хорошо, все успешно.

Александр Пахолков: И, напомню, что до этого наказали политические партии - им не дали ни комитетов, ни портфелей. А сейчас их репутация, их политический вес понадобились Виктору Федоровичу, чтобы, так сказать, разделить ответственность, создать некий сильный объединяющий орган. Так отдайте комитеты, Виктор Федорович, давайте-ка сейчас разберемся, даже фамилии может назвать, кого куда брать.

Александр Козенков: Понадобилось или не понадобилось, я бы поставил еще один вопросительный знак. Второе: ведь накануне, 22-го числа, были подведены итоги и тоже было сказано, что в целом сработали хорошо, сработали удачно!

Юлия Хлобыст: И всех поблагодарили, кстати.

Александр Козенков: Да. И я ведь больше могу сказать, что не получается так, как иногда бывает, вот есть предприятие, вроде работает, но директор хороший, а все плохие. И лично меня в этой ситуации насторожило, что руководителем озвучивается новый курс, хотя в конце года не было послания, в котором были бы обозначены задачи, были отмечены узкие места и вот под решение этих задач было необходимо провести какую-то реформу. Поэтому, с одной стороны, это пиар, а с другой стороны, под видом реформы можно либо кого-то из конкурентов немножко подопустить, либо какие-то найти возможности, как старые промахи, списать на кого-либо. Вот это ситуация тоже используется. Поэтому, слово не воробей, вылетело - не поймаешь. Может быть, и обратно хотелось вернуться, и пиарщикам сегодня приходится найти пояснение, почему все так произошло? Да, конечно, народ, по определению, властью всегда недоволен. Но вы назовите слабые места. Вы сказали по Антипиной. Я когда об этом услышал, был вообще поражен.

Александр Пахолков: О министре финансов?

Александр Козенков: Да. Это одна из квалифицированнейших специалистов, и эта оценка дается не нами, эта оценка дается федеральными органами, министерством финансов, и в позапрошлом, и в прошлом году. Ну, по Тушнолобову вы там вопрос задавали, я думаю, что что-то определится, я не располагаю в полном объеме информацией, хотя могу сказать так: по оценкам всех кандидатов, сегодня правительство, возглавляемое Тушнолобовым, по многим вопросам со своей задачей полностью справлялось. Ведь не случайно и рейтинг у нас стал подрастать, и в целом многие вещи, такие, как платежи, как дефицит бюджета, они делались. Больше того, я считаю, что очень предметная была работа по бюджету. И еще один – очень непростой - момент. Все это произошло накануне праздников. Ведь по сути дела, что такое люди, исполняющие обязанности? Это другая ответственность. Слава богу, что ничего не произошло, что в холода у нас ничего не замерзло и не сгорело. Это тоже ведь серьезный риск, и чтобы идти на такие риски, их надо просчитывать. Я думаю, что здесь расчета не было.

Александр Пахолков: Накануне нового года я встретил одного из работников правительства Пермского края и он сказал мне какие-то вещи, которые люди не понимают. Ведь когда человек находится в статусе исполняющего обязанности, это не просто какая-то обидная приставка, «и.о.», это означает, что у него есть и определенные ограничения на заключения контрактов, договоров, это снижение, в том числе, и заработной платы, и удар по мотивировке человека работать. И действительно, в эти морозы, если что-то бы произошло, невозможно было бы срочно подписать с кем-то контракт, проплатить, перечислить существенные суммы денег. Виктор Федорович, по большому счету, рискнул: а не замерзнет ли регион без правительства, без управления? Как в той фразе: «Смотрите, я без рук, как говорится, за рулем сижу». Но я хотел бы задать один вопрос, и почему-то хочется задать его именно вам. Александр Николаевич, будем откровенны, рассматривается же некоторыми людьми Геннадий Петрович Тушнолобов в качестве кандидатуры на пост нового губернатора. И есть мнение, что таким разгоном правительства, Виктор Федорович Басаргин, возможно, устраняет оппонента? Что вы на это скажете?

Юлия Хлобыст: Мы дадим время Александру Николаевичу подумать, прервемся на федеральные новости, тем самым оставим интригу для наших слушателей. Не переключайтесь.

Мы снова находимся на политической кухне «Эха». Здесь журналист Юлия Хлобыст, политтехнолог Александр Пахолков, Саша, еще раз добрый день.

Александр Пахолков: Здравствуйте.

Юлия Хлобыст: И экс-заместитель главы администрации губернатора пермского края сегодня на политической кухне «Эха», Александр Козенков. Александр Николаевич, здравствуйте.

Александр Козенков: Добрый день.

Александр Пахолков: Отставка Тушнолобова и разгон правительства, не является ли это потенциальным устранением потенциального соперника в таком заочном губернаторском конкурсе со стороны Басаргина? Ваше мнение.

Александр Козенков: Я отчасти отвечал на этот вопрос, сказав, что очень часто под видом реформы появляется возможность убрать конкурентов, либо передать ответственность. Поэтому здесь ничего не хочу возразить, оно так и есть, но то, что сегодня Геннадий Петрович, безусловно, является в рейтинге фигура номер два по степени влияния…

Александр Пахолков: Да, он у нас по уставу исполняет обязанности председателя правительства.

Александр Козенков: И по сути дела, конечно, может быть серьезным потенциальным кандидатом, которого поддержали многие люди.

Юлия Хлобыст: Слушайте, а вот если убрать версию, что Виктор Басаргин таким образом устраняет конкурентов, то получается, что Геннадий Тушнолобов является единственной связующей ниточкой между главой региона и промышленными, политическими элитами. Зачем рубить эту нить?

Александр Козенков: Логики в этой рубке я не вижу. А то, что сегодня Геннадий Петрович, безусловно, человек, который является не просто связующим звеном, это человек, которому многие руководители как органов власти управления, муниципалитетов, руководители крупных предприятий, верят, и ведь больше того, Тушнолобов имеет огромный опыт работы и в качестве депутата, в качестве председателя комитета. Это фигура, которая сегодня является очень серьезной фигурой в партии «Единая Россия».

Александр Пахолков: Он возглавлял региональное отделение.

Александр Козенков: Да, и это человек, вышедший из структуры «ЛУКОЙЛа», которая сегодня является для нашего края стратегическим партнером, и я могу сказать, что это, в том числе, и человек Лукойла. Поэтому логики я в этом не увидел. Ну, вы понимаете, каждый человек принимает решения сам. Естественно, все решение будет от Геннадия Петровича, я имею в виду, соглашаться, не соглашаться с этими предложениями. Но я считаю, что, наверное, более рейтингового у нас руководителя сегодня нет из пермских.

Юлия Хлобыст: Возвращаясь к теме коалиционного правительства и вопросу, который обсуждался на экспертном совете, который проходил буквально на днях в УРО РАН, о чем вы рассказывали, все-таки, насколько вы серьезно относитесь к идее создания коалиционного правительства и консультациями с региональными отделениями партии? И не напоминает ли это заигрывание?

Александр Козенков: Если говорить о самой идее правительства, то она, в общем-то, неплохая. Ведь сегодня за многими партиями есть очень толковые люди. И вчера мы говорили на Совете о том, что самое главное, чтобы пришли в правительство люди, которые имеют опыт работы, знают и видели бы, что делать. Смотрите, буквально недавно бывший экс-депутат от ЛДПР стала заместителем министра здравоохранения.

Александр Пахолков: Ольга Рогожникова.

Александр Козенков: Да, Ольга Рогожникова. Это толковый человек, кандидат наук, знающий эти вопросы. И если такие люди войдут, они, несомненно, усилят правительство. Но если это так: «Вы там написали бумажки, мы их положили, отложили в сторону, вроде диалог был, а у нас местов уже нет»…

Александр Пахолков: Формально, конечно, с вхождением Ольги Рогожниковой, я огромные надежды испытываю. Я напомню, что Ольга Рогожникова – это бывший депутат Законодательного собрания, в этот созыв она не прошла. Также надо отметить ее профессиональную специализацию – она врач-психиатр высшей категории. Мне кажется, именно такого человека в нашем правительстве и в окружении Виктора Федоровича не хватает.

Юлия Хлобыст: Вот я, кстати, об этом же подумала, когда прочитала о ее профессиональной компетенции.

Александр Пахолков: Я думаю, что она может поставить адекватный диагноз. Потому что мы сейчас гадаем - почему такие действия, почему сначала уничтожается политический блок, потом уничтожается правительство, и возникает вопрос, а кто будет договариваться? Вот они сейчас ходят, знакомятся с депутатами, объясняют, почему нужно все это сделать. Так вот, формально уже с наличием Рогожниковой политтехнологи губернатора могут уже вешать себе медаль, что губернатор сформировал коалиционное правительство. На заседании Совета, кстати, очень многие предполагали, что возьмут одного, двух, трех, куда-нибудь поставят заместителями в какой-нибудь третьесортный департамент и скажут - все хорошо. Но, насколько я понял по нашему заседанию, Виктор Федорович попросил, чтобы к среде партии предоставили списки. И политические партии, насколько я понял, не предоставили эти списки. Поэтому можно осторожно так сказать, что политические партии отклонили предложение Басаргина.

Юлия Хлобыст: Проигнорировали.

Александр Пахолков: Проигнорировали, о коалиционном правительстве.

Александр Козенков: Ну, здесь я не могу комментировать действия политических партий. Я знаю, что диалог и консультации были, в общем-то, серьезные, как говорится. Просто я знаю людей, которые разговаривали по этому вопросу. Больше того, я даже с кем-то сам разговаривал. Но проигнорировали, не проигнорировали – время покажет.

Юлия Хлобыст: А насколько дальновидно сейчас политически, не в профессиональном плане, а именно в политическом, принимать предложения отдельным политикам, либо политическим партиям о работе в кабмине, администрации губернатора? Вопрос именно с точки зрения политики.

Александр Козенков: Вы знаете, иногда политика и здравый смысл, честно говоря, расходятся. И в ряде случаев, конечно, идти сейчас непонятно куда и непонятно во что…

Александр Пахолков: Надолго?

Александр Козенков: И надолго ли – это, как говорится, каждый человек должен сделать для себя это непростое решение. Это, во-первых. Во-вторых, в этой ситуации, я ведь понимаю, что, когда от министров сегодня просят какие-то предложения по улучшению работы или по каким-то другим изменениям – да, это можно вносить, но я уже говорил ранее, должна быть определена некая новая генеральная линия. Вот вчера на встрече я не случайно сказал, что это не механический процесс, когда губернатор взял и возглавил правительство. Это изменения, которые надо вносить, не только на законодательной основе, это принципиально новый механизм. Ну хорошо, предположим, мы накануне выборов, губернатор, как высшее должностное лицо, которое возглавляет правительство, пошел на выборы. А кто там останется, на хозяйстве? Ведь сегодня меня, как жителя, как гражданина, интересует вопрос, а вообще, как в этот период будет успешно работать та или иная система? Или, может быть, другое, когда приходит человек и начинает сразу реформировать систему внутри министерства, менять департаменты, менять людей. По этому поводу мне как-то один опытный московский чиновник сказал: «Саша, когда в министерстве реорганизация, то четыре месяца до реорганизации никто не работает и четыре после, потому что какие могут быть решения и ответственность…».

Юлия Хлобыст: То есть, вы хотите сказать, что нам теперь нужно ждать четыре месяца? Я имею в виду, жителям Пермского края.

Александр Козенков: Нет, я просто хочу сказать, что в любой системе, в любой реформе должно быть еще и время. Вот накануне выборов…

Юлия Хлобыст: У нас этого времени нет.

Александр Козенков: Накануне больших выборов, которые будут. Кстати, вчера коллеги говорили, в Свердловской области только приступили к этому процессу. В Челябинской области передача функций правительства губернатору Дубровскому была в течение одного года и двух месяцев, пока все это сделали, и тогда система стала давать отдачу. А у нас нет такой возможности, нет времени, и эта система должна начать работать с первого дня. Поэтому здесь, помимо целесообразности, здравого смысла, есть еще вопрос о времени и месте. Посмотрите, как гибко ведет политику наш президент, когда какие-то вещи делаются достаточно быстро, а где-то наоборот, вводится этапность, о которой начинают говорить последовательно населению. Ну, например, ситуация с прожиточным минимумом. Поэтому, в моем понимании, говорить - как, где, с какого уровня – это гораздо правильнее, чем обещать какое-то светлое будущее, которое непонятно, куда пойдет.

Юлия Хлобыст: У нас время программы подходит к концу и, подводя итоги нашему разговору, можно сделать следующий вывод, что, подходя к большим выборам, губернаторским, затем президентским, на уровне краевой власти принимаются очень недальновидные решения, не продуманные, не взвешенные?

Александр Пахолков: Я бы сказал, что у нас разрушен политический блок…

Юлия Хлобыст: Разрушен, да.

Александр Пахолков: Разрушен экономический блок, и новому губернатору, фамилию которого мы в ближайшие, может быть, через пару месяцев узнаем, предстоит все это начинать заново. Виктор Федорович, как непослушный ребенок, кубики все раскидал, ну что ж, собирать, видимо, будут другие люди.

Александр Козенков: Может быть.

Юлия Хлобыст: Ну что ж, спасибо. Я напоминаю, что на политической кухне «Эха» сегодня был политик Александр Козенков. Не называю вас уже больше экс-заместителем главы администрации губернатора…

Александр Козенков: Не надо.

Юлия Хлобыст: Потому что, возможно, скоро мы узнаем о каких-то новых назначениях. Спасибо вам, что пришли. У микрофона Работали Александр Пахолков, Юлия Хлобыст, мы с вами прощаемся, всего хорошего и до свидания.

Александр Пахолков: До свидания.

Александр Козенков: Спасибо, до свидания. 

Программа вышла в эфир 20 января 2017 г.

Обсуждение
3105
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.