Верхний баннер
13:04 | СУББОТА | 27 МАЯ 2017

$ 56.76 € 63.67

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
09:22, 07 февраля 2017

«Бывает, затягиваются сроки разработки проектной документации, и все уже поджимает, и, естественно, заказчику выгоднее обратиться в негосударственную экспертизу, чтобы уложиться в те сроки, в которые он планировал», — Александр Бессонов и Ирина Мюлинг, представители компании «РСК-Инжиниринг»

Сергей Штерн: «Бизнес-Ланч» – бизнес начинается с информации. В гостях у меня директор компании «РСК-Инжиниринг» Бессонов Александр Валерьевич и начальник департамента негосударственной экспертизы Мюлинг Ирина Михайловна. Беседуем о проведении экспертизы проектной документации. Друзья, я хочу спросить у вас вот о чем. За счет чего институт негосударственной экспертизы сегодня активно развивается? В первую очередь хочу понять, за счет каких стимулов.

Александр Бессонов: Рынок, как уже было отмечено раннее, достаточно новый, то есть с 2012 года прошло чуть больше четырех лет. Развиваемся мы за счет того, что с каждым годом количества застройщиков становится все больше и больше, которые наконец-то понимают, что у них есть право выбора: идти либо на краевую экспертизу, либо провести негосударственную экспертизу. Потому что на сегодняшний день не все, скажем так, изучают, отслеживают требования законодательства. Есть небольшие компании, и, соответственно, они по старинке идут в краевую экспертизу и сталкиваются там с теми проблемами, которые мы уже сегодня обсуждали.

Ирина Мюлинг: И, конечно, за счет того, что бывает, затягиваются сроки разработки проектной документации, и все уже поджимает, и, естественно, заказчику выгоднее обратиться в негосударственную экспертизу, чтобы уложиться в те сроки, в которые он планировал.

Сергей Штерн: Почему я, как ваш потенциальный клиент, должен вам доверять? На основании каких документов должны действовать негосударственные эксперты? Расскажите, пожалуйста. Какой пакет я должен в первую очередь попросить, когда приду к вам, чтобы я был уверен в том, что меня никто не обманет.

Ирина Мюлинг: Свидетельство об аккредитации. Каждая организация, которая проводит негосударственную экспертизу, должна аккредитоваться. То есть, это свидетельство говорит о том, что в штате экспертизы достаточно экспертов, которые аттестованы по своим направлениям, и что есть все необходимое для того, чтобы экспертиза была сделана на высоком уровне.

Александр Бессонов: Каждый эксперт проходит экзамен в Минстрое РФ. Ему присваивается регистрационный номер. Все эти сведения выложены в открытом доступе в интернете на сайте Минстроя. То есть можно просто забить фамилию, указанную, допустим, в заключении негосударственной экспертизы, и проверить, имеет он или не имеет разрешительный документ на проведение данной экспертизы.

Сергей Штерн: Вы какие-то деньги платите за это?

Ирина Мюлинг: Эксперты бесплатно сдают, только билеты на самолет.

Сергей Штерн: Да, хотел спросить. Сколько стоит получить разрешение на осуществление вашей деятельности, и кто его выдает? На сколько велик реестр аккредитованных юрлиц, имеющих право осуществлять негосударственную экспертизу? Я вас уже спрашивал, все-таки хочется понять, кто все эти люди на территории Пермского края. Пожалуйста, расскажите мне, как вы пришли к идее этого бизнеса. Я вот никак не получу ответ на этот вопрос. Откуда возникла идея, Александр Валерьевич? Вот взять и заняться этим бизнесом. Кто вас привел в него?

Александр Бессонов: Когда мы начинали, для себя решили, что у нас в Пермском крае этот рынок не наполненный. То есть компании, не будем называть их названия, всего две. Соответственно, мы решили, что их нужно разбавить. То есть, если сравнивать с Москвой или с центральными регионами, там их пруд пруди, как говорится. Очень много компаний. Но на сегодняшний день, учитывая то, что принцип территориальности негосударственной экспертизы не важен, не знаю мы этот момент затронули или нет, то есть если государственная экспертиза проводится в регионе, где находится земельный участок под объект капитального строительства. Негосударственная экспертиза проводится для любых субъектов. То есть если мы находимся в Перми, мы можем провести экспертизу объекта капитального строительства где-нибудь в Горно-Алтайске или в Хабаровском крае. И, соответственно, я к чему это все подвожу — на Пермском рынке очень много компаний иногородних ‒ та же самая Москва, есть и Самарские компании. То есть очень много компаний.

Сергей Штерн: Для каких объектов сегодня обязательна независимая экспертиза? Тоже хочу понять. Кто может использовать вас в этой работе, смело, и говорить о том, что мы, да, действительно получили оценку «РСК-Инжиниринг».

Александр Бессонов: Еще раз, это компании застройщики, которые занимаются строительством жилья административных зданий, складские помещения, производственные объекты, которые не попадают под категорию, значит особо опасные. То есть это те, которые установлены статьей 48.1. То, что 48.1 — это государственная экспертиза, все, что туда не попадает, это на негосударственную экспертизу можно смело вести. Но многие до сих пор несут на краевую экспертизу данные объекты.

Сергей Штерн: Теперь мне все окончательно понятно. А можно я задам вам вот какой вопрос. У нас с 1 февраля теперь каждый россиянин может приобрести землю на Дальнем Востоке. Стартовал этот проект в одни руки. Вы можете провести оценку того объекта, того участка земли, который я, допустим, выберу на карте, который предлагает мне министерство развития Дальнего Востока. Если я захочу его себе приобрести в собственность, вы сможете мне помочь в решении этого вопроса, если я к вам приду с таким вопросом?

Александр Бессонов: В рамках именно нашей прямой деятельности мы смотрим проектную документацию объекта капитального строительства.

Сергей Штерн: Сорок тысяч заявок поступило, по данным Юрия Петровича Трутневаи все они на жилищное строительство. То есть если люди к вам придут с проектом, вы готовы дать им оценку по поводу того, стоит там строить и как это нужно строить, да?

Ирина Мюлинг: Ну вот смотрите. Жилье, которое до трех этажей — индивидуальное и так далее — оно вообще не подлежит экспертизе. То есть они могут строить без экспертизы, если это будет домик до трех этажей.

Александр Бессонов: То есть, если не надо получать разрешение на строительство, соответственно, не нужно проводить экспертизу.

Сергей Штерн: А если я решу там создать промышленной какой-то объект, допустим, или там фермерское хозяйство?

Александр Бессонов: Милости просим к нам.

Сергей Штерн: Вот собственно все. Я получил ответ на свой вопрос. А еще, как вы отвечаете, как негосударственная экспертиза, за неверные экспертные заключения. Вдруг выяснится, что проведенная вами оценка кое-где допускает какие-то такие неудобные нюансы. 

Александр Бессонов: Ответственность установлена с 60 статьей градостроительного кодекса. Ну сразу хочу сказать, что в случае разрушения, причинения вреда, в первую очередь, несет ответственность застройщик, технический заказчик. Далее, после возмещения вреда третьим лицам, он может потребовать, скажем так, с проектировщика, с изыскателей, с экспертных организаций, с компаний, которые представляли интересы на этапе проведения цикла – разработки разрешительной документации. Это, своего рода, наступает солидарная ответственность. Но в первую очередь, конечно, несет заказчик, застройщик.

Ирина Мюлинг: Ну я еще добавила бы, что негосударственная экспертиза несет такую же ответственность, как и государственная. Здесь никаких исключений нет.

Сергей Штерн: Да, и последний вопрос, который хотелось бы затронуть. Расскажите мне пожалуйста об основных изменениях практики государственной, негосударственной экспертизы. Что здесь нового, будут ли какие-то новации, кроме того, что вы сказали, что с 1 января 2018 года вступают жесткие требования по экологии. И на что обратить внимание тем, кто заинтересован в оценке своего объекта, нуждающегося в экспертизе.

Ирина Мюлинг: Хорошие изменения произошли. Вот с 1 января 2017 года государственная экспертиза полностью перешла на электронный формат. То есть, они больше не требуют груды бумаг, и не нужно никуда ехать, можно просто через госуслуги оформить электронную печать и смело подавать документы. Ну конечно, по первости, могут быть сложности. Но в будущем, я думаю, это намного упростит, сократит сроки, и всем облегчит жизнь. И очень экологичное это решение, так как эти груды томов, представляемые экспертизой, они, в основном, все шли в макулатуру. И тут, в общем, мы движемся, это радует.

Сергей Штерн: 21 век, наконец, наступает. Александр Валерьевич, вам есть что добавить? Вы бы что отметили? Какие изменения, которые достойны внимания наших слушателей?

Александр Бессонов: Я считаю, что основной момент Ирина Михайловна сказала, это как говорится, я думаю, что и к нам придет. То есть, я знаю, что многие компании в других регионах уже переходят также на электронное рассмотрение проектной документации на этапе негосударственной экспертизы. Но тут проблема следующего характера. То есть еще надо понимать, чтобы те подразделения, ну конкретно государственного строительного надзора, они готовы на данном этапе работать с электронным заключением, подписанным, допустим, электронной подписью? Потому что на сегодняшний день такого нету в Перми. В Свердловске это новшество начинает внедряться. То есть, уже негосударственная экспертиза переходит на электронную выдачу даже самого положительного заключения.

Сергей Штерн: Заканчиваем наш эфир, друзья. Напомню, в гостях программы Бизнес-Ланч были директор компании «РСК-Инжиниринг» Александр Валерьевич Бессонов и начальник департамента негосударственной экспертизы Ирина Михайловна Мюлинг. Беседовали о проведении экспертизы проектной документации. Господа, спасибо, что нашли время, пришли к нам, и поговорили на такую, в общем то, интересную, на мой взгляд, тему.

Ирина Мюлинг: Спасибо.

Сергей Штерн: Удачи вам!

Программа вышла в эфир 6 февраля 2017 г.

Обсуждение
5127
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.