Верхний баннер
14:45 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 29 МАЯ 2017

$ 56.71 € 63.37

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
17:40, 16 мая 2017

«Как бы районы не призывали создавать новые рабочие места, но тут одними лозунгами невозможно добиться результата. Нужны реальные механизмы стимулирования территорий, как районов городов, так и поселений», - Олег Хараськин, руководитель Института регионального муниципального развития

- Добрый день, дорогие друзья. На «Эхе Перми»  прямой эфир, меня зовут Артем Жаворонков, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Мы продолжаем общение, цикл которого начали еще месяц назад с Олегом Алексеевичем Хараськиным, руководителем института муниципального развития и поддержки общественных инициатив. Олег Алексеевич, добрый день.

- Добрый день, Артем, уважаемые радиослушатели.

- Хотелось бы начать с мероприятий прошедших продолжительных выходных. День Победы, 9 мая, праздник со слезами на глазах. Как говорят, для многих россиян это весьма неоднозначно воспринимаемый праздник. Для кого-то это возможность показать оружие, воспринимают парад как важную составляющую 9 мая, показать всем, чтобы неповадно было. Для кого-то это день памяти, который принято отмечать в кругу семьи, поминать погибших. Для вас 9 мая – это что?

- Конечно, в первую очередь, это память, это благодарность за то, что сделали наши предки, наши деды, наши отцы. И я считаю, это такой национальный праздник. Судя по последним годам, с учетом Бессмертного полка, это национальный праздник шире, чем Российской Федерации. Поэтому к нему отношусь, конечно, очень трогательно, трепетно. Как говорят, комок к горлу подступает неоднократно за 9 мая за все эти мероприятия.

- Вы упомянули Бессмертный полк. Вы ходили в составе Бессмертного полка, участвовали в этом мероприятии?

- Да, я принял вчера участие в шествии Бессмертного полка. В этом году у меня появилась возможность побывать на родине, в Чернушке. Если раньше по ряду служебных обязанностей я обычно в Перми был, в мероприятиях принимал участие. То в этом году у меня появилась такая возможность, я с радостью ей воспользовался и побывал в родной Чернушке, и также прошелся с шествием Бессмертного полка.

- Вы портрет кого несли?

- Я шел не просто с портретом, я шел со своим дедом Афанасием Филипповичем Филлитом. Он был участником Сталинградской битвы,  участвовал в сражении на Курской дуге и был тяжело ранен. Долго проходил курс лечения, потом вернулся домой, на всю жизнь остался инвалидом. Вчера я всем говорил: «Я с дедушкой иду».

- Он жив, как я понимаю?

- Нет, он уже много лет, как умер. Я пошел с его портретом, для меня было очень трогательно. Так же, как и для тех миллионов, которые принимают участие в Бессмертном полке, уникальная акция.

- Основная тема нашего сегодняшнего разговора, это то, что сегодня происходит с местным самоуправлением. Я начал с 9 мая, спросил о ветеранах, потому что одной из задач местной власти является забота о ветеранах. Сегодня в наших эфирах, посвященных 9 мая, слушатели однозначно высказались о том, что именно государство в лице чиновников того или иного уровня должны материальную часть заботы брать на себя. Если в крупных городах, более или менее, у ветеранов есть пенсии, есть поддержка, то кадры, которые приходят из небольших районов, где показывают ветерана, живущего в какой-то халупе, абсолютное одиночество, абсолютная бездуховность. Это упрек к тем чиновникам, которые находятся на местах, даже краевой центр не всегда может дотянуться до этой истории. Вы в свою бытность руководителя Чернушинского района неоднократно встречались с ветеранами района, знали,  кто и в чем нуждается. Это простая задача? Действительно ли остается так, что ветеранов вспоминают только под 9 мая?

- Вообще считаю, что за последние 20 лет жилищные условия ветеранов должны были быть решены. Поэтому, если поступает информация, что ветеран живет в плохих жилищных условиях, мне кажется, нужно в каждом случае разбираться в отдельности. Потому что масса есть примеров, когда получив квартиру, он говорит, нет, я поеду к себе в деревню, я буду жить там, где я прожил свою жизнь. И живет снова в том доме, из которого его переселяли. Я надеюсь, что у нас все ветераны имели возможность улучшить свои жилищные условия. Здесь нужно разбираться в каждом отдельном случае.

- Пусть живет в том доме, в котором хотел, но у него всегда должна быть альтернатива. Квартира должна быть у него, в случае чего, он может в нее всегда вернуться.

- Это да. Вспомнился пример, когда уже работал в приемной президента, поселок Уральский. Там тоже было обращение ветерана в приемную президента, что он живет в своем доме, и он не собирается никуда выезжать, но он просил создать ему условия лучше. Провести газ, обустроить дом, сделать его благоустроенным. Мы длительное время этим вопросом занимались, у него было благоустроенное жилье, но он отказывался покидать свой дом. Он обратился в приемную президента, и нам было поручение, в течение полугода мы долго занимались вопросом его дома. Я раза два сам выезжал, смотрел. Там возрастные моменты есть, когда вещи очевидные, но нет мне так не надо, сделайте вот так. Но тогда с главой района Виталием Геннадьевичем, главой поселения со всем соглашались. Я говорю «давайте, ребята, сделаем все, как он просит». И длительное время мы занимались этим вопросом, и насколько я знаю, все было сделано. И котельная была сделана, и газ проведен, и хорошие условия были.

- Это взаимодействие с главой района вам, работая в палате представителя уполномоченного президента, казалось, что можно установить диалог? Были ли какие-то нюансы, которые, положа руку на сердце, производили на вас не очень хорошее впечатление при контакте с кем-то из глав муниципалитета, районов Пермского края?

- Были достаточно неприятные моменты, когда встречаемся, о какой-то проблеме разговариваем, обсуждаем, какие-то ресурсы у правительства края выбиваем по проблеме, и видим безответственное отношение. Мы, приемная президента, помогаем, за ними носимся, напоминаем, что у вас такой-то срок, у нас в этом плане производство очень четко стояло, вопросы на контроль, они просто так никуда не сходили. Кстати, сегодня в палате президента и в администрации президента система четко отлажена. Там никуда ничего не теряется. Поэтому, мы отслеживали мониторинг поручений, носились за главой, напоминали ему, что это нужно сделать, были такие примеры. Но большинство примеров, когда была совместная серьезная работа, когда главы районов, городов и поселений обращались, дорога где-то разбита, такие важные моменты этой территории. Может быть, там 1 километр дороги не могут привести в нормативное состояние. Такую работу проводили, вели, и многое получалось.

- При этом вы являетесь последовательным критиком сегодняшней системы выборов глав муниципальных районов, отсутствия выборов глав муниципальных районов. И говорить о том, что непрофессионализм идет от того, что часто в кресла садятся чиновники-карьеристы, далекие от людей, которыми им предстоит управлять. Вы по-прежнему на этих же позициях, что выборы являются важным фактором в формировании местного самоуправление?

- Да, я остаюсь принципиальным сторонником прямых выборов глав территорий, городов Пермского края. И считаю, что важнейший, мощнейший инструментарий, развитие территории в дальнейшем. Человек, который прошел выборы, по-другому оценивает свою работу, свою эффективность, и с другой энергией работает.

- Интересная история в Краснокамске разворачивается с выборами. Местное земское собрание просит краевые власти не давить, дать краснокамцам самим определиться и самим выбрать местного главу, хотя на конкурс уже пошли 7 человек. Назывались еще какие-то фамилии потенциальных участников, как я понимаю, процедура уже закончилась. Вы следите вообще за этим?

- Конечно, мы как институт проблем муниципалитетов и проблем вообще внимательно отслеживаем ситуацию в Краснокамске. Я скажу, что без слез на эту процедуру смотреть очень сложно. Мне кажется, тот реальный пример, когда непонятными процессами рано или поздно появится руководитель территории Краснокамского района. Закрытая борьба, политические группировки, бизнес-группы, и так далее. Неужели сегодня в Краснокамске избиратель хуже бы разобрался, кто будет им руководить. Мне кажется, наглядный пример, что должны быть прямые выборы глав районов и городов. 

- Олег Алексеевич Хараськин, руководителем института регионального муниципального развития и поддержки общественных инициатив в гостях на «Эхе Перми», прервемся на короткую рекламу.

Продолжается прямой эфир на «Эхе Перми», Артем Жаворонков за микрофоном, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. В гостях у нас сегодня Олег Алексеевич Хараськин, руководитель института регионального муниципального развития и поддержки общественных инициатив. Говорим сегодня о местном самоуправлении. Мы подошли к муниципальным выборам. Но, мне бы хотелось, чтобы вы сегодня, как человек с опытом этой работы, указали некоторые проблемы. Что вам кажется, сегодня самым важным в части развития местного самоуправления, кроме факта отсутствие выборов, такова сейчас система? Вы говорили в одной из наших прошлых программ о низком профессионализме, об отсутствии в территориях грамотного менеджмента, самое главное, системы подготовки муниципальных менеджеров.

- Я считаю, что вопрос подготовки кадров, вопрос профессионализма муниципальных кадров  -  это краеугольный камень, отсюда должно все начинаться. Вернемся к Краснокамску, то, что подбирают кандидатуры, а выбирать порой не из кого. То есть, реальных, очевидных претендентов сегодня нет. А нет, потому что никто не занимался их подготовкой, я об этом уже неоднократно говорил. Система подготовки, переподготовки, обучения, ее нет. Я вспоминаю прошлое 15 летней давности, во времена работы Юрия Петровича губернатором, во времена Олега Анатольевича Чиркунова эта система продолжалась, а потом она сошла потихоньку, практически на нет. Сегодня мы пожинаем плоды того, что выбирать  не из кого. Мы подбираем на должность главы района более менее подходящую кандидатуру. Что в итоге мы можем получить от этой территории, от  работы этого главы? Я об этом уже говорил, что мы израсходовали тот запас кадровой системы, который был заложен еще в советское время. Я типичный представитель системы советской подготовки кадров. Потому что, когда мы были студентами, нас отправляли из района, нас студентов сельхоз.института автобусами забирали на праздники 7 ноября, привозили в Чернушку, обедом покормили, а потом в райком партии, в актовом зале, нас был 200 человек студентов, перед нами выступал секретарь партии Виктор Николаевич. Он говорил: «Вы - будущее нашего района, ваша учеба, отношение к жизни и учебе – это основа нашего развития». Мы это слышали, и по коже мурашки ползли, мы понимали, что на самом деле за нами будущее района.

- А делать то что? Где их готовить? Тащить из вузов в районы на год, на два? Сажать,  чтобы они пытались на что-то влиять? Дать им такую возможность?

- Как говорят, глаза боятся, а руки делают. Поэтому, эту систему нужно восстанавливать. Нужна серьезная краевая программа или подпрограмма развития здравоохранения, подготовки кадров. Нужно системно, серьезно к этому подойти. Я понимаю, что в одночасье, за первые год-два вряд ли что-то будет подготовлено, эта программа нам на длительный период. Если закладывать основу, может, пройдет 3,5, 10 лет, когда мы получим плоды. У нас нет другого выхода сегодня. Этим нужно заниматься, заниматься очень серьезно. На всех уровнях, я считаю, должны быть системы подготовки. На уровне поселения, должен быть кадровый уровень поселения. Даже опираться не только на студенчество, а на школьную молодежь. Это все работало на систему. Для тех, кто готов трудиться, брать на себя ответственность, тех на эти участки ставили.

- Часто сейчас можно слышать про школьный актив, когда ребята из сельских школ победителями олимпиад становятся, и не только по техническим специальностям и по гуманитарным. Мы должны снова прерваться. Слушателям напомню, Олег Алексеевич Хараськин, руководитель института регионального муниципального развития и поддержки общественных инициатив в гостях в прямом эфире на «Эхе Перми», далее федеральные новости.

Продолжается прямой эфир на «Эхе Перми», Артем Жаворонков за микрофоном, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Общаемся с Олегом Алексеевичем Хараськиным, руководителем института регионального муниципального развития и поддержки общественных инициатив. Мы с вами такую тему сложную затронули перед перерывом по поводу подготовки кадров муниципального менеджмента, если так можно выразиться. О системе, о вашем предложении системы несколько слов подробнее. Вы говорили, что с самого низового уровня должны быть кадры. Что вы имеете в виду?

- Система должна быть многоуровневой. То есть, муниципальный уровень, поселенческий уровень. Должен быть кадровый резерв поселения. Чтобы человек, школьник, студент знал, что он в кадровом резерве. Что о нем помнят, что он кому-то нужен на своей родной земле, даже если он уехал учиться в город. О них должны помнить. Вспоминаю себя, когда был выбор остаться в городе Перми после окончания института: поехать в другой город или вернуться домой. Да, конечно, домой. Я же знал, что меня там ждут. Там ждет нас власть, тогда еще в лице райкома, исполкома и так далее. Поэтому, такие вещи очень простые, не затратные совершенно, но они очень важные. Они где-то на эмоциональных вещах зиждутся, но они работают. Должен быть кадровый резерв администрации района или района в целом. Выходим на региональный уровень, там то же самое. Помню, президентский кадровый резерв когда-то набирали, это было 5-6 лет назад. У нас многие ведущие политики Пермского края были в кадровом резерве. Сейчас все это куда-то отошло. Работа с кадрами – это работа ежедневная, кропотливая, постоянная. Эту проблему нельзя решить какими-то наскоками, какими-то акциями. Это плановая, системная работа. И она будет только тогда, когда будет шанс, что она даст свои плоды. Ключевой краеугольный камень развития всего Пермского края, начиная с основ, где власть начинается, с первого уровня – поселения.

- Вторая важная проблема, вы тоже о ней говорили в одном из наших эфиров – это деньги. Сегодня не самая удачная система бюджетного софинансирования проектов, не самая удачная система налогообложения территорий. Что вы думаете по этому поводу? Как прокомментируете запредельный дотационный уровень сегодняшних муниципалитетов? Ведь ни один из них сегодня за свой счет не живет.

- Честно говоря, мне трудно оценивать, на что ориентировалось тогда краевое руководство. Это было 3,5, 7 лет назад, когда налогооблагаемую базу забирали с территорий. Там была долгая дискуссия, допусти, налог на физических лиц НДФЛ. Где он должен оставаться, на каком уровне: поселенческом, муниципальном или на первом или втором уровне. В итоге додискутировались: больше половина тогда ушла на региональный уровень. Это неправильно, это ключевой налог, на самом деле. Поэтому нужно пересматривать межбюджетные отношения. Приятно отменить, что я слышу сегодняшние позиции, позицию региональной власти, что все понимают и планируют каким-то образом пересматривать межбюджетные отношения. Не отдав налоговую базу, мы никогда не заставим территорию ее увеличивать, значит, мы всегда будем получать иждивенчество. Менталитет, дали и дали, что называется. Не дали, значит, с нас не спрашивать. Такова сегодня логика. Пока мы не обеспечим муниципальные поселения и муниципальные районы налогооблагаемой базой, мы даже шанса не дадим, на то, что там появится мышление развития этой налогооблагаемой базы. Тут все предельно ясно и понятно

- Развитие подразумевает под собой создание условий для прихода бизнеса, инвестиционной привлекательности того или иного района. Кстати, сегодня в этой системе есть возможность муниципалитету самому создавать какую-то инвестиционно привлекательную базу, чтобы предприятия хотели размещать там свое производство?

- Надо отдать должное, и в предыдущие годы эти попытки делались. Я вспоминаю работу первого состава правительства Пермского края. Тогда под руководством Николая Витальевича и практически на каждом заседании правительства одним из пунктов заслушивали глав районов о стратегии и программах развития территорий. Обеспечивались какими-то ресурсными моментами, все это работало, все это двигалось. В последние годы об этом практически не слышно. Но, с другой стороны, может быть, что-то и пытались сделать, но при этом говорили о программе развития и забирали налоги. То есть, получалась такая развилка. Поэтому, сегодня мы видим, что муниципалитеты не заинтересованы в создании новых производств, в увеличении налогооблагаемой базы.

- Все забирают, именно поэтому они не заинтересованы.

- Конечно, сегодня дотационность касается практически 90 процентов муниципальных городов, районов, они глубоко дотационные. Как бы их не призывали, что, давайте создавать новые рабочие места, но тут одними лозунгами невозможно добиться результата. Нужны реальные механизмы стимулирования территорий, как районов городов, так и поселений.

- Три основных проблемы сейчас вырисовались у нас с ваших слов: это кадры, налоги и стимулирование создания условий для привлечения инвестиций. Но есть и четвертая проблема, на которую мне как журналисту хотелось бы обратить внимание. Очень редко бывает так, что руководитель муниципальных районов, особенно если он не выбирается, готов идти на контакт со своим избирателем. С людьми, которые живут у него в районе, с нами – журналистами. Открытость власти как фактор развития муниципального района – это важная составляющая или можно делать хорошие дела молча?

- Это очень важная составляющая. Власть должна быть понятна, она должна быть открыта, и только тогда появляется шанс, что избиратели, жители что-то будут делать для развития своей территории.

-  Здесь фактор отчетности. Хотелось бы задать вопрос, обращаясь к вашему опыту. Как руководителю муниципалитета не в тягость было отчитываться каждый раз. Любой мог прийти и сказать, Хараськин, отвечай.

- Конечно, это была нагрузка. У нас в районе, грубо говоря, было 20 поселений. Нужно провести 20 встреч в год.  Месяц выпадал из-за отчетности, февраль был месяц отчетности. И каждый день мы назначали встречу вечером, когда люди с работы пришли, мы приезжали в это поселение и вели этот разговор. Отчеты начинались с заведующего ФАПА, заведующий врач, председатель здравоохранения, глава школы, клуба, участковый уполномоченный инспектор по правопорядку, глава поселения, и последний отчитывался я как глава района, что сделано было в районе, какие задачи мы ставим перед собой. Спрашивали жителей о трудовой активности, я часто задавал вопрос, сколько у вас дворов, 150 дворов, сколько у вас коров, 20 коров. Конечно, возникал вопрос, как жить собираемся, если сегодня мы не трудимся на своей земле. Были территории настолько депрессивные, даже огороды не вспахивались. Это и наша была отчетность, что мы себя спрашивали. Но и вопросы задавали жителям, населению. Как жить собираемся? На что надеемся? Кто к вам придет сегодня? Президент придет, губернатор придет, глава пришел, слава богу. Но есть вещи, которые за вас никто не сделает. Во многом мы брали на себя какие-то политические риски. Я этого не боялся, считал, что это принципиально важная вещь. Но в том числе, мы призывали к ответственности самих жителей. Как правило, я был очень благодарен жителям. Когда с ними говоришь, честно, откровенно, как есть, что-то начинает шевелиться в сердце, в голове. Люди уходили с этих сходов, видя, что власть работает, старается. У нас огромные протоколы велись этих встреч. И когда мы на следующий год приезжали, с этого протокола начиналось по каждому направлению. Участковый инспектор, что сделал, какие работы были проведены. Понятно, что его начальство приезжало, района начальство подключалось. Это было мощнейшее содержательное мероприятие. Они мне много что давали. Я когда приезжал со сходов, выслушав полезную критику, на следующее утро мы уже в администрации подводили итоги этого схода. И были вещи, которые публично не надо было озвучивать, когда какие-то разбирательства. Но на следующий день в зале заседания начинали спрашивать, почему в этом ФАПе ничего не было сделано. Такие серьезные разборы, и сразу же рождался план мероприятий. Что нужно было сделать, в какие сроки нужно уложиться и так далее. И в итоге, был диалог с людьми, диалог очень доверительный. Я убежден, все, что нам удалось добиться в районе, все это большая команда Чернушинского района. Не только начальников, а в целом всей команды. Нам удалось людей поднять тогда на проблемы территорий. На какую-то свою жизненную позицию, общественную и трудовую, и так далее. И много удалось добиться, из-за того, что был такой отклик.

- Как я вас понимаю, возможен этот отклик только тогда, когда с одной стороны власть и население за одно на этом муниципальном уровне, и с другой стороны, если эта власть выбрана этим народом на прямых муниципальных выборах?

- Конечно, когда выборы у нас были, и я там выступал как кандидат. Люди говорят, знаете, Олег Алексеевич, все вы говорите хорошо, только выборы пройдут, вас изберут,  и лет на пять мы вас не увидим. Я им сказал, поверьте, друзья, мы с вами будем встречаться каждый год. И, может быть, я вам еще надоем. Это были мои обязательства перед людьми. И нагрузка такая была целый месяц, практически каждый вечер был обстоятельный разговор на территории, но мы это делали, потому что это были мои обязательства перед людьми.

-  Я надеюсь, наши встречи в эфире «Эха» тоже будут регулярными. Заканчивается программа, Олег Алексеевич Хараськин, руководитель Института регионального муниципального развития и поддержки общественных инициатив был гостем прямого эфира на «Эхе Перми». Программу провел для вас Артем Жаворонков, спасибо за внимание. Олег Алексеевич, спасибо, что нашли время прийти и до новых встреч.

- Спасибо, Артем, огромное. Спасибо, уважаемые радиослушатели, до свидания.

Программа вышла в эфир 11 мая.

Обсуждение
1769
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.