Верхний баннер
07:18 | ПЯТНИЦА | 15 ДЕКАБРЯ 2017

$ 58.71 € 69.4

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

16:55, 18 сентября 2017

«Я за 7 последних месяцев узнал о крае больше, чем за 30 лет, что жил, учился и рос здесь» - Максим Решетников, губернатор Пермского края

В.ДЕГТЯРНИКОВ - 13 часов, 8 минут. Прямой эфир на «Эхо Перми». В студии – Вячеслав Дегтярников, Сергей Слободин за режиссерским пультом. И сегодня у нас в гостях губернатор Пермского края Максим Геннадиевич Решетников. Здравствуйте!

М.РЕШЕТНИКОВ – Исполняющий обязанности.

В.ДЕГТЯРНИКОВ - И главный редактор «Эха Москвы» Алексей Алексеевич Венедиктов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Добрый день!

В.ДЕГТЯРНИКОВ – Максим Геннадьевич, позвольте на правах хозяина начну. Вот это перемещение достаточно резкое, когда Владимир Владимирович спросил: «Вы не хотите обратно в Пермский край?» - оно для вас как было? То есть это перемещение вниз по лестнице или это возвращение в Пермский край, на что было для вас похоже? Все равно же внутренне переживали ситуацию. Москва – это одни возможности, Пермский край – совершенно другие возможности. Вот как вы это всё внутри восприняли?

М.РЕШЕТНИКОВ – Это, с одной стороны, дверь домой, с другой стороны, это дверь абсолютно в какую-то иную реальность, в новые возможности, в новые задачи, абсолютно иной уровень ответственности. Поэтому, конечно, это было очень ответственное для меня решение и очень важно предложение, наверное, на сегодняшний момент самое важное в моей жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот смотрите, Максим, я от имени Москвы и от имени федерального центра, не хочу говорить, от имени президента, тем не менее, бюджет Москвы, доходная часть – 2 триллиона. А бюджет Пермской области – 110 миллиардов.

М.РЕШЕТНИКОВ – Края.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Правильно – края. Сейчас поговорим и про Коми-Пермяцкий округ. Края, виноват. То есть в 19 раз меньше. Поэтому вопрос коллеги очевиден. Раньше вы занимались двумя триллионами, теперь остались со 110 миллиардами. Не чувствуете сокращение возможностей?

М.РЕШЕТНИКОВ – Вы знаете, во-первых, одно дело быть министром экономики, к которому прислушиваются, конечно, а все-таки задача министра всегда – готовить решение, принимают политики. Другое дело быть первым лицом: совсем другой уровень возможности, ответственности. Это первое.

Второй момент: вы знаете, с точки зрения бюджетной обеспеченности Пермский край обладает абсолютно нормальными возможностями. Это достаточно богатый край по российским меркам, да и не только по российским меркам. Поэтому вопрос не в объеме ресурсов, а вопрос в том, как они используются.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И какой дефицит, с чем пришел губернатор?

М.РЕШЕТНИКОВ – На сегодняшний момент, когда у меня спрашиваете, какой дефицит…

А.ВЕНЕДИКТОВ – На сегодняшний момент, конечно.

М.РЕШЕТНИКОВ – На сегодняшний момент: бюджет этого года, я думаю, будет сбалансирован.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Так, это новость.

М.РЕШЕТНИКОВ – Плюс-минус как бы. И в целом мы сможем реализовать и смогли уже, можно говорить, в этом году ряд мощных программ, особенно в сфере приведения дорог в порядок и дорожного строительства. Мы очень многие стройки, которые были законсервированы, расконсервировали, и, действительно, сделали много. И плюс достаточно много и начали. Поэтому всё в наших руках.

В.ДЕГТЯРНИКОВ – По приезду Владимира Владимировича, он в частности заявил, что поддерживает строительство дороги на Кунгур. Там, насколько я понимаю, на 18 год не было заложено ничего в бюджет. Означает ли это, что у нас появились эти возможности строительства?

М.РЕШЕТНИКОВ – Первое, что нужно сказать по дороге на Кунгур на 18-й год, - там стоит достройка еще одного участка, которая, к сожалению, немножко затянулась. Но в 18-м году, мы понимаем точно абсолютно, он будет достроен. И вопрос, конечно – дальнейшее продолжение. То есть мы к 18-му году доведем до Кукуштана, и вопрос встает: Кукуштан – Кунгур. Значит, там еще почти 37 километров, по-моему, трассы в четырехполостном исполнении, то есть два плюс два.

И на сегодняшний день поддержка президента значит, что мы открываем вопрос, действительно, по этапам финансирования этой дороги. И стоит задача теперь – попасть в федеральный бюджет и приступить к строительству этой дороги. Но еще раз подчеркну: поэтапно, там не все и не сразу, потому что объект очень большой. Там в текущих ценах почти 13 миллиардов рублей требуется.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, я всё буду сравнивать с Москвой. Тем не менее, будучи министром экономики Москвы, вы знали, что в Москве существуют огромные социальные пакеты. Но, несмотря на кризисные явления, социальные пакеты в Москве никак не сокращались. Ну, Москва могла финансировать профицитом. Про социальные пакеты пермского края – что с ними будет? Доплаты, бесплатные…, ЖКХ. Чтобы сбалансировать бюджет, нужно где-то денежки забрать.

М.РЕШЕТНИКОВ – Вы знаете, те социальные обязательства, которые сейчас есть в крае, они, конечно, никакому обсуждению не подлежат. Вот всё, что законодательно принято, всё работает. Никаких вопросов ни дай бог по отмене каких-то актов или еще по чему-то - нет. Более того, тот проект бюджета, который мы сейчас верстаем, предполагает безусловное выполнение нормы об индексации социальных обязательств, и мы это все закладываем.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Подробнее, если можно. Я думаю, людям это важно.

М.РЕШЕТНИКОВ – Я думаю, что сейчас если идти по отдельным обязательствам…

А.ВЕНЕДИКТОВ – В размере чего?..

М.РЕШЕТНИКОВ – На сегодняшний момент мы в базу бюджета заложили 5-процентную инфляцию, что, строго говоря, даже выше того индекса дефлятора, который мы прогнозируем на следующий год. Но приняли решение уже в том объеме, как изначально предполагалось и будем индексировать.

Поэтому нет, все эти вопросы решаются. Конечно, есть ряд вопросов, все равно какие-то моменты… В плане закупок надо посмотреть еще раз эффективность и так далее. Но в то же время это вопросы как в ту, так и в другую стороны, потому что мы предусматриваем дополнительные индексации, например в проекте бюджета сейчас закладываем расходов на питание в школах, потому что, очевидно, что за те деньги, которые сейчас заложены, нормальное питание обеспечить невозможно. Поэтому индексируем дополнительно сверх этого. То есть точечно подходим к социальной политике с учетом тех вопросов, которые, в том числе, жители поставили на встречах…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Зеленая папка, зеленая папка президентская. Салатовая, но неважно. Вы еще не столкнулись с зеленой папкой, вы еще молодой. ВРИО,

М.РЕШЕТНИКОВ – Во-первых, как это так? У всех есть зеленая папка. Зря вы так думаете.

А.ВЕНЕДИКТОВ – У всех или на всех?

М.РЕШЕТНИКОВ – В каждом регионе – давайте так. Там просто были те вопросы, которые в общем и целом вошли в программу развития края. Почему я спокойно себя чувствовал – потому что, когда объездишь все 48 территорий, когда в Перми повстречаешься в каждом районе, ты понимаешь тот спектр вопросов, который тебе задают.

 Более того, в обязательном порядке встречался с ветеранами. А старшее поколение – не те люди, которые будут умалчивать и как-то из вежливости, боясь задать какой-то вопрос… Ничего подобного. Задавали всё: и ЖКХ и здравоохранение, и образование, и так далее.

Вот по всем вопросам сформировалась в результате позиция – позиция честная, позиция ответственная. Что можно сделать – будем делать, что неуверенны; что можем сделать - говорим, что будем разбираться, но обязательства, обещания пока давать не будем; что сделать нельзя и что выходит за рамки – честно говорим, что вот это нельзя сделать, потому что то-то, но попытаемся сделать вот так.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Максим Геннадьевич, где брать дополнительные доходы? Вот вы говорите, бюджет сбалансирован. Я, конечно, смотрел предыдущие бюджеты, готовясь к эфиру. Небольшой, но дефицит. А где брать? Вы, вообще, были известны тем, что умели выжимать доходы из камня в Москве. Но в Москве камня-то много, есть откуда выжимать. А здесь откуда выжимать?

М.РЕШЕТНИКОВ – Здесь несколько моментов. На самом деле, последние годы действительно бюджету края было непросто, потому что у ряда крупных компаний края есть валютные кредиты и в условиях девальвации, соответственно, возникли большие убытки.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это краевые компании или это вообще?

М.РЕШЕТНИКОВ – Это федеральные компании, которые расположены в крае, у которых очень много налогов, и от которых и зависит бюджет края во многом. И, соответственно, несколько лет они просто ничего не платили, перенося эти убытки. Сейчас процесс переноса заканчивается, и поэтому мы с чуть большим оптимизмом смотрим в следующий год и понимаем, что налог на прибыль будет расти. И по этому году мы пока видим неплохую тенденцию.

С другой стороны, конечно, несколько вызывает опасение пока менее, чем 3-процентный рост налога на доходы физических лиц, то есть прибыль в плюс. НДФЛ пока отстает от инфляции.

Но, конечно, новые принципы налогообложения, выравнивание налогообложения, но еще раз подчеркну, что речь пойдет только о выравнивании налогообложения, потому что с равных объектов нужно платить равные налоги. Мне кажется, все уже пришли к этой мысли. И здесь Пермский край, наверное, из последних, кто эти новые принципы будет перенимать. Но еще раз подчеркну, что это все будет делаться разумно в общении с бизнесом - ну, собственно говоря, вот вы так часто к Москве обращаетесь – так, как это делалось в Москве…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я поэтому и спросил. Вячеслав, давайте вы.

В.ДЕГТЯРНИКОВ – Тут, наверное, для наших слушателей, как для любого журналиста, а журналист – все равно интересующийся дилетант. Вот тут бы хотелось, чтобы вы расшифровали все эти вещи более подробно.

М.РЕШЕТНИКОВ – Как то бы хотелось, может быть, уйти сейчас из плоскости обсуждения конкретных законопроектов. Если говорить кратко, то речь идет, допустим, о дальнейшем развитии патентной системы налогообложения, об упрощенной системе налогообложения. Потому что мы видим, допустим, что в этом году у нас темп роста упрощенки существенно выше и налога на доходы физических лиц и других моментов. Что это значит? Это значит, что бизнес легализуется.

И, конечно, там есть большой блок вопросов по налогам на имущества в первую очередь юридических лиц, торгово-офисной недвижимости, как выровнять эту налоговую нагрузку. Но там еще это все тесно увязано еще и с вопросами кадастровой стоимости и так далее. То есть сейчас мы зайдем в разговоры…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мы говорим о принципе. Смотрите. Нам звонила слушательница утром, говорила о том, что населения доходы как повышать? Вот мы говорим о бюджете – а покупательную способность…

М.РЕШЕТНИКОВ – У населения доходы повышать через несколько механизмов. Первый механизм – это создание новых рабочих мест, потому что новые рабочие места, привлечение туда работников – это всегда чуть более высокая заработная плата…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Где в Пермском крае можно создать новые рабочие места массово? Не на два человека…

М.РЕШЕТНИКОВ – Ну, давайте так. Первое: они создаются. У нас строится Березниковско-Соликамский промышленный узел. Запускаем «ЕвроХим» – новый объект, новая фабрика, по сути, в которой несколько тысяч занятых. Вокруг них, соответственно, создаются машиностроительные предприятия, новые проекты.

Дальше взять лесопромышленный комплекс. Новый проект – «Камский ЦБК», один из перспективных. Дальше «Пермский картон» развивается. Соответственно, это все тянет лесозаготовку туда.

Очень много проектов – я езжу в сельское местности – создание новых ферм. Вот сейчас делаем реестр: почти 40 объектов, которые заявили сейчас о создании новых ферм. Машиностроительные предприятия, в том числе, в сфере ракетного двигателестроения, по ракетам, по авиационщикам – все это проекты, которые в плюс.

Машиностроительные средние предприятия: только за последние полгода открыла два завода, которые отрабатывают заказы «Газпрома». Там «Новые фитинговые технологии» в Чайковском, и в Чусовом первый завод…

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть рабочие места.

М.РЕШЕТНИКОВ – И так далее и так далее. Вы меня просто столкнули на колею, по которой я очень хорошо еду, потому что встречаемся постоянно с предприятиями, смотрим… Вот вы меня просто смутили фразой: «Вы там типа два рабочих места – нам не приводите пример». А знаете, в чем проблема?

А.ВЕНЕДИКТОВ – В чем?

М.РЕШЕТНИКОВ – В том, что все проекты, которыми мы сейчас занимаемся… есть, конечно, насколько мегакрупных – «Метафракс», «Уралхим», ЦБК «Кама» и так далее – там, конечно, речь идет о сотнях, иногда о тысячах мест. Но бо́льшую часть прироста создания рабочих мест – это малые и средние предприятия, где как раз 10, 20, 50 рабочих мест, и не надо на них свысока смотреть. Ими надо предметно заниматься, им надо тоже помогать. Им надо решать вопросы по подключению газа, ́электрики, в оформлении каких-то земельных участков, в выдаче разрешений на строительство и так далее. Для этого нужна та самая фабрика проектов и нужна нормально, эффективно работающая региональная и муниципальная власть. Но за последние, мне кажется, месяцы мы к этому сильно придвинулись.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот смотрите, женщина, которая нам звонила – по-моему, ее Лидия Александровна звали – она, видимо, в возрасте и она бабушка. Я правильно говорю?

В.ДЕГТЯРНИКОВ – Да, бабушка.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Она бабушка. Парень пришел из армии. Рабочие места. А она что может? У нее же не растет покупательная способность и не может расти покупательная способность. Пожилых людей много в крае? Много, наверное, в крае.

М.РЕШЕТНИКОВ – Безусловно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот этой части населения просто доживать? Какие возможности открываются. Нет, я же про возможности. Правильно, да?

М.РЕШЕТНИКОВ – Возможности следующие по старшему поколению если говорить. Наши задачи здесь - наладить систему здравоохранения, чтобы как можно больше как можно дольше люди себя чувствовали здоровыми и нормальными. В этой связи проблемы в крае есть, проблемы глубокие, проблемы связанны и в первичном звене – в доступе к узким специалистом, в налаживании системы ранней диагностики и так далее.

Мы все эти проблемы сейчас понимаем. У нас по всем этим проблемам есть четкое понимание, как мы движемся. Более того, все эти вопросы, они обеспечены деньгами. Для этого мы неоднократно даже в течение этого года вводили поправки в бюджет, выделяли дополнительные средства. И тут вопрос просто в реализации программ. Это первое.

Второе: по мере того, как мы создаем рабочие места, растут налоги, и, соответственно, мы индексируем те социальные пособия и те обязательства, которые есть на крае. Пакет достаточно существенен. Более того, мы в рамках социальной защиты будем развивать адресные меры поддержки и точечный разбор ситуации.

Дело в том, что наша социальная поддержка в рамках, знаете, борьбы… как бы коррупции не вышло или как бы чего не было, мы совсем ушли от разбора конкретных жизненных ситуаций. Мы все скрылись за инструкциями…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это правда.

М.РЕШЕТНИКОВ – У нас есть категория. Положено – дадим, не положено - не дадим, извини, не можем. И все считают, что государство обязательства выполняло. Вот я считаю, что это неправильно. Какие бы риски не возникали в плане решений отдельных чиновников в целом нам нужна система, которая будет слышать и понимать человека. И это основная задача перед системой социальной защиты.

И, наконец, если у нас старшее поколение… Я просто встречаюсь с ветеранами, со старшим поколением – да там энергии зачастую больше, чем, уж извините, молодого поколения, которое к нам приходит работать…

А.ВЕНЕДИКТОВ - НРЗБ. Я уже в пенсионном возрасте. Мне приятно…

М.РЕШЕТНИКОВ – Надо и им создавать возможность работать.

А.ВЕНЕДИКТОВ - Вот я про это самое…

М.РЕШЕТНИКОВ – Те, кто готов работать, те, кто хочет работать, кто готов в общественных… Это же не значит, к станку приходить. У нас много проектов, где нужно и наставничество и за молодежью посмотреть. И мы, допустим, сейчас систему наставничества в здравоохранении внедряем с тем, чтобы те, кто уже сами руками не делают, но голова-то все-таки всё помнит и знает, чтобы они подсказывали молодежи, как, что делать, как вести, что лечить…

Надо просто в каждой сфере искать эти механизмы вовлечения и тот потенциал, который не то что надо вовлекать, да он необходим экономике. Мы все знаем нашу демографическую ситуацию, давайте честно говорить. У нас, действительно, в ближайшие годы, нравится нам или нет, будет снижаться численность населения в трудоспособном возрасте. И без использования энергии старшего поколения нам трудно будет поддерживать ту экономику динамику, которую надо поддерживать, поэтому мы должны очень гибко к этому подходить.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Напомним, что это ВРИО – еще два часа…

В.ДЕГТЯРНИКОВ – Еще час, меньше осталось. Вот смотрите, много вопросов вызвало это перенесение железной дороги…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы будете смеяться, мне в Москву, на сайт «Эхо Москвы» с местными названиями по железной дороге завалили вопросами. Вот объясните, в чем суть.

В.ДЕГТЯРНИКОВ – Наши слушатели вообще ничего не поняли. Я проводил голосование. Все были против. Давайте поясним. Мы понимаем, то что-то происходит. Вы рассказали о чем-то президенту, о чем мы не знаем. Открывайте карты – о чем рассказывали?

М.РЕШЕТНИКОВ – Не только президенту, но и людям уже рассказывали. Мы будем рассказывать подробно и длительное время. Вдоль реки Камы, отеля город от реки, идет Горнозаводское направление железной дороги, которые было построено раньше Транссиба - то то, с чего, по сути, промышленность края началась, – которое связывает Пермь, пермские заводы и Кизеловский угольный бассейн, а сейчас еще и Берзниковско-Соликамский промысел.

При этом дорога на сегодняшний момент используется исключительно для пригородного сообщения и два поезда дальнего следования ходит. Иными словами она не загружена, там нет грузового сообщения. Потому что все грузы идут через КамГЭС по то стороне реки.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Плюс два дальнего.

М.РЕШЕТНИКОВ - Да, плюс два дальнего. Соответственно, два дальнего сообщения можно вполне с Перми второй отправлять. По пригороду. Идей было несколько. И первая идея была: не попытаться ли сделать аналог центрального кольца, как в Москве московского центрального кольца. То есть другой подвижной состав, другие транспортно-пересадочные узлы и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ – МЦК, да.

М.РЕШЕТНИКОВ – Но в силу того, что очень большой перепад высот, в силу того, что потребуются очень большие капитальные затраты на комфортное передвижение и на реализацию принципа «сухие ноги» - это с одной стороны, а, с другой стороны, в силу того, что основные НРЗБ территории находятся… Вот если мы центральную часть проедем дальше в Орджоникидзевском районе, они находятся на значительном удалении. Все эксперты пришли к выводу, что нам крайне сложно будет привлечь пассажиропоток на эту ветку. И для понимания: на сегодняшний момент в день этой веткой в целом на участке на от Перми-2 до Мотовилихи пользуются 4 тысячи человек.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Туда-сюда.

М.РЕШЕТНИКОВ – Да, туда-сюда. В то время, как автобусное сообщение на этих же участках перевозит 140 тысяч человек, в 30 раз больше. Поэтому возникает вопрос: значит, эффективно вовлечь не можем, потому что слишком дорого и людей мало придет; оставлять как есть, тоже смысла нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Почему оставлять как есть, смысла нет? Ну ездят и ездят себе эти 4 тысячи человек.

М.РЕШЕТНИКОВ – Да, но при этом миллион человек отрезан от реки, с одной стороны. С другой стороны, весь вектор развития города сейчас направлен на то, что города растет в поля, что называется, то есть мы осваиваем новые территории, куда нужно тянуть коммуналку, куда нужно тянуть транспорт, где нет социалки, вместо того, чтобы делать то, что говорят давным-давно в Перми все урбанисты: уплотняйте центральную часть города в хорошем смысле этого слова. Неэффективно используемые территории, набережная закрытая, там старый порт грузовой. Там неэффективно используемые коммунальные зоны. Там заброшенные предприятия, которые используют малую часть своей территории. Поэтому возникла эта абсолютно здравая идея.

Более того, специалисты по железной дороге, когда присмотрелись глубже, нашли в реализации этой идеи массу плюсов. Дело в том, что у нас идет большой пассажиропоток с Березниковско-Соликамского промысла, и он только нарастает. Он в полтора раза до 25-го года вырастет.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, хорошо, и железная дорога есть и готовая.

М.РЕШЕТНИКОВ – Да, но дело в том, что перевозка этого объема грузов по дамбе вызывает очень большие вопросы, потому что дамба строилась в 55-м году. Там ненормативные радиусы, ну, то есть там требуется снижать скорость и так далее. Просто есть вопрос: вывезем ли, насколько это надежно? И эту дамбу надо будет реконструировать. Это большие средства.

Когда сложили, что называется, один плюс один, возникла идея: а не построить ли нам новый железнодорожный мост чуть выше по течению через Пальники с выводом как раз на ту сторону, на станцию Кабельная или Блочная. Там еще трассировка будет определена специалистами. Ну а мы тут же задали вопрос: Если вы будете строить железнодорожный мост, может быть, мы его построим вместе как совмещенный – автодорожный и железнодорожный, и Пермь получит в перспективе возможность строительства еще северного обхода города? Потому что, сейчас у города есть западный, южный и восточный обход, который мы достраиваем, и в пятилетку включили по концессионке строительство второй нитки моста через Чусовую. И там же мы получаем еще в перспективе и северный и можно осваивать… транспортная доступность Ильинского района увеличивается и так далее…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но это же независимо от железной дороги, Максим Геннадьевич.

М.РЕШЕТНИКОВ – Получается так, что это одно с другим. Это дает нам возможность убрать железную дорогу и дать выход и развитие города к реке.

А.ВЕНЕДИКТОВ – То есть она как бы отрезает как бы.

М.РЕШЕТНИКОВ – Да. Более того, я думаю, что у людей, конечно, вопросов много, потому что есть непонимание, что будет вместо этого. В качестве базового варианта мы же рассматривает, что изменив рельеф и увеличив доступность, пустить там трамвай, потому что трамвай в отличие от железной дороги, его можно пусть по уличной дорожной сети, он не разрезает город, его можно безопасно пересекать в пассажирском сообщении. При этом сам по себе он будет крайне добираться от Перми-2 до Мотовилихи, потому что там практически не будет перекрестков.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Сколько времени?

М.РЕШЕТНИКОВ – Кто-то интернет, 10 минут, кто-то 15 минут. А если ехать поверху, то там до Мотовилихи, минут, наверное, 40, даже 50, я думаю. Я как человек, который ездил от Перми-2 до родной 17-й школы, то есть до ЦУМа четыре года, я хорошо знают этот путь.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Особенно, когда сбегали с уроков и пешком туда…

М.РЕШЕТНИКОВ – Нет, мы не сбегали с уроков как бы…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не сбегали с уроков… Какой же вы губернатор, если вы не сбегали с уроков!

М.РЕШЕТНИКОВ – Были такие уроки, с которых не сбежишь.

В.ДЕГТЯРНИКОВ – Давайте мы сейчас сбежим буквально на секундочку с уроков, прервемся на рекламу, затем вернемся в эту студию, продолжим.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -  Продолжается прямой эфир с временно исполняющим обязанности губернатора Пермского края Максимом Геннадьевичем Решетниковым. Раз вы так просили. Ну, будем соблюдать правила. Вот все-таки давайте докрутим эту ситуацию вокруг железной дороги. Много об этом говорилось, много говорилось о том, чтобы преобразовать территорию заводов, там говорилось о том, что есть дорога, которая, в принципе  позволяет очень быстро приехать от центра города до Площади Восстания. Означает ли это все, что мы там затеваем вообще какую-то грандиозную перепланировку города что ли, новые возможности открываются для города. Смотрите…

М. РЕШЕТНИКОВ - При слове «грандиозная перепланировка»…

А. ВЕНЕДИКТОВ -  Все вздрогнули. Даже я.

М. РЕШЕТНИКОВ - Чтобы об этом всерьез говорить, надо пройти все пешком и все посмотреть. Вот тоже мне говорили: вот Мотовилихинский завод, давайте там что-нибудь как-то там перенесем, вынесем и так далее. Я побывал на Мотовилихинском заводе, посмотрел металлургическое производство. Я посмотрел новые корпуса по выпуску специзделий, спецтехники. Это разговор тех, кто там ни разу не был и своими глазами не видел. Там Мотовилихинские заводы будут развиваться на той площадке, на которой есть с моей точки зрения, я вот как экономист и как прагматик говорю, что все эти обсуждения это все пустое. Там, конечно, можно высвободить какую-то территорию и так далее, но ее можно будет использовать только под задачи развития того же производства, может быть другого, может быть технопарки и так далее. Но то, что участок от Мотовилихинских заводов, например, до того же вокзала Речного можно использовать совсем по-другому, это точно. Там очень широкая полоса, там можно сделать хороший спуск сверху туда. Там можно сделать хорошее общественное пространство. Но это уже пусть архитекторы предлагают. Более того, действительно большие преобразования можно  сделать в зоне Речного вокзала. Потому что там есть Речной вокзал, где мы сейчас размещаем выставку «Россия – моя история». На другой стороне Пермь-1, железнодорожный  вокзал первый в крае, где мы другую часть этой выставки размещаем. А дальше через железнодорожные пути у нас завод имени Шпагина. И не секрет, что мы ведем с Российскими железными дорогами переговоры о выкупе это в краевую собственность с тем, чтобы обустроить там галерею и большое музейное пространство. И тогда это дает нам, открывает возможности реализации давно обсуждавшегося проекта в городе – Первогород. И мы можем преобразовать всю территорию там комплексно.

Это один из элементов. И дальше, двигаясь вдоль железной дороги, мы понимаем, какие возможности открывает вся эта территория. Ну, например, если мы принимаем решение по пятому кварталу по размещению там новой сцены Театра оперы и балета, совсем можно по-другому организовать спуск к реке. Потому что сами понимаете, это другие габариты, другие возможности. Идем дальше. Там у нас Телта, дальше еще ряд исторических зданий. Мы можем посмотреть и действительно преобразовать всю территорию, но преобразовать, конечно, очень аккуратно, во взаимодействии с жителями. В обсуждении с общественниками и так далее. Но что хорошо – эта территория сейчас по большому счету, давайте честно говорить, она почти заброшенная. И хорошее развитие, грамотный подход градостроительный даст нам возможность создать центр города на ближайшие 10-15 лет и обеспечить развитие города именно в эту сторону. И мы удивимся, насколько мы действительно имеем возможности создать какие-то новые архитектурные шедевры и общественное пространство. С выходом к центру города. Но при этом я хочу подчеркнуть, что мы это будем делать, это не прожекты, мы в это все сейчас увязываем все проекты, которые мы хотели реализовать. И Театр оперы и балета, и картинную галерею. И все это музейное пространство. Но почему зацепились, почему я последние три месяца предельно так сказать конкретно и глубоко занимался этим вопросом. Потому что вопрос железной дороги это вопрос концепции развития. Если у нас появляется возможность ее убрать - одна  картина, если она остается – совсем другая картина. И теперь получается, что у нас действительно открылись новые возможности, может быть, о которых мы пока до конца и  нам сложно судить и поэтому у людей столько вопросов и не на все вопросы есть ответы. Потому что должны сейчас работать архитекторы, градопланировщики, эксперты. Но мы точно будем обсуждать все это с людьми и с общественностью.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Максим Решетников, губернатор через час. Вопрос, который пришел из социальных сетей: «Максим, не планируете ли вы по примеру своего московского боса Собянина завести для обратной связи с населением аккаунт в одной из соцсетей. Вконтакте или твиттере». Потому что вопросов много, а как часто вы можете приходить и объясняться

М. РЕШЕТНИКОВ - Первое. Во-первых, у меня есть аккаунт в Инстаграме.

А. ВЕНЕДИКТОВ - В Инстаграм это мы знаем. Это мы пока оставим.

М. РЕШЕТНИКОВ - И туда тоже приходит много вопросов. Не на все оперативно отвечаю, но все читаю. Это раз. Второе…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Сейчас такой всплеск будет подписки в Инстаграм. Но это правильно.

М. РЕШЕТНИКОВ - Приходите. Встречаться с людьми не устану. Потому что считаю, что основная задача губернатора это формировать у людей ожидания правильные. Ну правильные в том смысле, что рациональные. Что будет, что не будет, почему делаем так, почему не эдак. Я сторонник того, что губернатор это не тот, кто раз в год что-то изрекает мудрое и потом это долго трактует. А человек, который должен самостоятельно уметь объяснить то, что оно делает и свою позицию и может быть то, что он не делает в том числе. И почему. Поэтому…

А. ВЕНЕДИКТОВ - То есть пока остановитесь на Инстаграме.

М. РЕШЕТНИКОВ - Плюс личные встречи.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это понятно

М. РЕШЕТНИКОВ - Личные встречи ничто не заменит. Вот личные встречи с моей точки зрения  ничто не заменит. Я провел сотню, наверное, встреч за последнее время и я считаю, что это отличная школа для понимания края, для знания края, для общения с людьми. Для формирования программы развития. И я дальше буду так продолжать. Более того, у меня есть обязательства перед рядом территорий вернуться и определенные вещи еще как бы дообсудить что называется.

А. ВЕНЕДИКТОВ - В этом смысле у нас с Вячеславом просьба посетить это село.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   Троицкое.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Очень много вопросов оттуда. Разных,

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   Сегодня звонили.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Как-то просто туда внести. А  с Чиркуновым встречаетесь, общаетесь, с его концепцией развития Перми знакомы же были, когда работали  там главой.

М. РЕШЕТНИКОВ - И с Олегом Анатольевичем, пусть нечасто, но встречались. И идеи, которые есть в Мастер-плане, которые были заложены и другие идеи, в общем, актуальные. Их прорабатывали лучшие эксперты, поэтому, конечно, мы их в во многом используем. И идея соединения улицы Строителей и улицы Стаханова, это как раз для разгрузки Красавинского моста, что сейчас вошло в пятилетку, это идеи, которые тогда были выдвинуты и идеи уплотнения, в хорошем  смысле уплотнения, не уплотнительная застройка…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Скажем честно, вы сами это придумывали при Чиркунове.  В том числе  участвовали в придумке.

М. РЕШЕТНИКОВ - Вы знаете, на тот момент вот в этой части не могу похвастаться. Потому что на тот момент мое понимание градостроительного развития города было значительно слабее, чем сейчас. Я тогда скорее напитывался. В Москве это все внимательно смотрел, слушал и где-то участвовал и поэтому сейчас, конечно, могу, может быть, по-другому оценить то, что тогда было сделано. И переоценивая, понимаю, что это был очень грамотный квалифицированный труд, который действительно делали специалисты.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Максим, а что вы никогда не возьмете из Москвы. В чем московский опыт для вашей работы по отношению к Пермскому краю может быть, вот это неприменимо.

М. РЕШЕТНИКОВ - Что бы хотелось взять, но, к сожалению, взять никогда не получится – московский бюджет, очевидно.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это понятно. А что не взять? Что взять-то понятно как раз. Поэтому я не спросил. А что неприменимо. Вот люди говорят, вот Москва жирный кот, вот провинция, вы нас обкрадываете. Это все понятно. Отношение понятно. Но все-таки отличие Пермского края, имея в виду приемы, от Москвы.

М. РЕШЕТНИКОВ - Ну все-таки Москва урбанизированная территория.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Так.

М. РЕШЕТНИКОВ - У нас очень много людей живет на селе…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вот мы перешли к селу.

М. РЕШЕТНИКОВ - И там своя специфика. На самом деле если смотреть программу, то она во многом основана не то что на сельской повестке. Но она основана на сельской повестке и повестке районных центров. Не то что по многом, - просто там очень большая доля уделена. Поэтому это не только городская программа. Это вопросы газификации, вопросы сотовой связи.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вот если можно про сотовую связь.

М. РЕШЕТНИКОВ - Это вопросы Интернета. Это вопросы фельдшерско-акушерских пунктов. И доступности. Это вопросы санитарного транспорта, даже не «скорых», а санитарного транспорта. Это вопросы центральных районных больниц, это вопросы в том числе и малокомплектных школ и подвоза детей. И так далее. Но поэтому четкое понимание есть того, что мы не в Москве, мы в Перми и Пермском крае и он очень разный. И поэтому повестка, и программа она тоже очень…

А. ВЕНЕДИКТОВ - В этой связи, извините, Вячеслав, я эту тему хочу, это проблема связи. Связи и Интернета. Насколько я понимаю, есть концепция Ростелекома, который, закапывая кабеля, тянет их в горы и облака.  И сотовых вышек. Представим себе райцентр где-то в неудобном месте. И связь неустойчивая. Что будете делать?

М. РЕШЕТНИКОВ - Первое – мы сейчас реализуем очень крупную программу совместно с Ростелекомом по подключению всех ПЦРБ, всех поликлиник, амбулаторий…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Медицинских, школы уже подключены.

М. РЕШЕТНИКОВ - Да, вот смотрите, момент какой. Не торопитесь. Подключаем все учреждения здравоохранения. Оптоволокно. Дальше мы за свой счет будем подключать все ФАПы, тоже такая задача стоит.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Объясните, что такое ФАП.

М. РЕШЕТНИКОВ - Фельдшерско-акушерский пункт.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Просто не все знают сокращение.

М. РЕШЕТНИКОВ - В Пермском крае все знают сокращение. Это из Москвы не все знают.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Ну хорошо, предположим.

М. РЕШЕТНИКОВ - Как только мы проводим оптоволокно, соответственно, появляется возможность ставить вышки.  Потому что вышки без оптоволокна не ставятся. Понимаем. Параллельно с этим вы сказали, задали вопрос про школы. Школы все подключены к Интернету, но большая часть подключена по меди. Поэтому скорости там 4 мегабита максимум.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это ни о чем.

М. РЕШЕТНИКОВ - Это еще неплохо. Есть 512 мегабит. Поэтому задача по переподключению школ тоже стоит. Мы когда реализуем одну программу, мы пытаемся такую топографию сети сделать, чтобы максимум что вокруг можно было подключить тоже, на этот кабель, что называется, нанизать. Как только подключаем учреждения здравоохранения и социалки, ну первое мы в ФАПах и  в поликлиниках еще дополнительно вай-фай роутер в приемных ставим, для того чтобы люди могли прийти, зайти в Интернет, почта и так далее. Все эти возможности получить. А дальше мы будем в пилотном режиме сейчас отрабатываем, может быть, даже смотрим вариант с дотированием сотовых вышек, с тем, чтобы устанавливать вышку, но на этой вышке должны работать тогда все операторы. Ну, чтобы у всех был доступ. Потому что у нас есть вопросы и с покрытием федеральных дорог, и с покрытием региональных дорог и с покрытием даже достаточно крупных поселков, поселений, деревень.

А. ВЕНЕДИКТОВ -  Вот я завтра поеду по вашим следам в Нытву. Где вы были и проверю, как там в дороге оно работает.

М. РЕШЕТНИКОВ - Да, вы поедете по федеральной трассе и поймете, что есть зоны, где связи нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ - По федеральной трассе.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   У нас буквально одна минута остается

А. ВЕНЕДИКТОВ - Ты что, а история?

В. ДЕГТЯРНИКОВ - Давайте про историю.  Пермский край богат на истории.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Пермь-36 будете поддерживать?

М. РЕШЕТНИКОВ - Пермь-36 и сейчас получает…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Сейчас – да, а дальше будете поддерживать?

М. РЕШЕТНИКОВ - И дальше будем поддерживать.

А. ВЕНЕДИКТОВ - В этой связи Пермь становится таким фокусом, потому что идет столетие гражданской войны. И здесь конечно происходило много разных событий, важных для нашей страны.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -  Тут фронт проходил.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Белые зеленые золотопогонные что называется. Что-нибудь Пермь как центр каких-то исторических событий, собираетесь делать или только будет город промышленный и город театров.

М. РЕШЕТНИКОВ - Вы знаете, я вам очень рекомендую съездить на Белую Гору. Белогорский монастырь, мне кажется это один из символов трагедии, которая в 17-м году произошла. Он был открыт в июне 17-го года. Абсолютно уникальный монастырь. Абсолютно уникальный собор. И если память мне не изменяет, уже в октябре 17-го года он закрылся и последующая судьба всех служителей там она печальна. Его восстанавливали 20 лет и в этом году основной объем работ закончили и действительно теперь это такая жемчужина и символ восстановлений духовных и культурных ценностей в крае и в стране в целом. И дальше  мы будем продолжать это. Потому что очень у нас крупные ансамбли, которые имеют архитектурную и духовную культурную ценность. Это Усолье, это Соликамск, это Чердынь, сейчас начинаю называть и что-то забуду, не дай бог люди обидятся.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Не надо обижаться, да.

М. РЕШЕТНИКОВ - То есть мы будем очень предметно и аккуратно и серьезно работать по всем этим направлениям. И я за 7 месяцев узнал о крае больше, чем знал 30 лет здесь жил, учился, вырос. За 7 месяцев больше узнал. Это говорит о чем? – о том, что до конца мы не знаем того края, в котором живем. И тему патриотизма как мне кажется надо начинать именно с того, что мы должны знать свой край, знать свое село, знать свой город, знать то место, в котором мы живем. И знать и печальные и радостные…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Максим, вы знаете, был в Омске только что.  И вошел в музей гражданской войны, слева портрет Колчака большой. Поясной. Справа – портрет Тухачевского, который Колчака выгонял. По теме патриотизма. Сложно будет.

М. РЕШЕТНИКОВ - Мы должны вести диалог, понимаете. От того, что зароем голову в песок, проще не станет.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   Ну что, будем, наверное, завершать. Тем более что если говорить об истории, говорить можно бесконечно. Тут и Строгановы, и Романовы.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Поручение на монастырь получил я.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   Я вам фильм покажу мой собственный. Увидите, как выглядит Белогорский монастырь. Доехать не  успеете.

М. РЕШЕТНИКОВ - Нет, надо посмотреть своими глазами. Прямо настаиваю.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Так. Сейчас разберемся. Сейчас выйдем и разберемся. Пока еще не губернатор, еще можно с ним разбираться. У нас ровно полчаса на разборку. Спасибо большое.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   Максим Геннадьевич, придете еще в студию к нам?

М. РЕШЕТНИКОВ - Приду, да.

В. ДЕГТЯРНИКОВ -   Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ - На прямую линию. 

Обсуждение
1694
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.