Верхний баннер
07:26 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 08 МАРТА 2021

$ 74.43 € 88.93

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

18:00, 09 февраля 2021

Дмитрий Махонин о планах на ближайшие пять лет и инфраструктурных проектах в Пермском крае

Гость: губернатор Пермского края Дмитрий Махонин рассказал ведущему утреннего шоу Роману Попову о результатах борьбы с коронавирусом, развитии спорта в Прикамье, о важных проектах к 300-летию Перми, а также ответил на вопросы радиослушателей.

РП: «Планирование на 8 - 10 лет. И только тогда наступает стабильность. Так звучал один из посылов вашего интервью, посвящённого ста дням работы. Получилось ли за год наметить планы хотя бы на два-три года вперёд. Если да, то какие?»

ДМ: «8-10 лет — это непростой период, это период активной работы. В конце периода мы увидим повышение уровня жизни, нашей окружающей среды — тогда и наступит стабильность. Что касается планов, то они будут зависеть от того, насколько я буду поддержан жителями Пермского края. Что касается планирования, то был принят бюджет на три года и бюджет непростой. Из-за коронавируса мы получили кризис на мировых рынках, были непоступления в бюджет, но тем не менее новые стройки сохранились в бюджете развития в полном объеме. 25% бюджета Пермского края — это бюджет развития, 75% — это социальные обязательства перед населением. Мы пошли дальше и уже утвердили первую программу на десятилетие — это программа развития малого и среднего предпринимательства. Мы возлагаем большие надежды на данный сектор экономики. За 10 лет нам предстоит увелить занятость в этом секторе примерно на 100 тыс. рабочих». Это очень амбициозная задача, это выше федеральных показателей. Кроме того, мы сейчас пишем ряд документов, которые носят также 10-летний горизонт планирования, но и самое главное: мы приступили к разработке программы социально-экономического развития региона тоже на 10 лет. Мы рассчитываем, что в этом году эту программу сверстаем, и самое главное, это будет не просто какой-то документ, который будет пылиться, а это документ, по которому будет жить регион, вот именно в горизонте планирования на десятилетие».

РП: «Дмитрий Николаевич, оглядываясь на прошедший год, оцените результат борьбы региона с пандемией коронавируса?»

ДМ: «Ну, наверное, оценку должны давать жители Пермского края, и понятно, что есть недовольство и критика. Есть такое выражение: «Если бы молодость знала, если бы старость могла». Возвращаясь назад, какие-то действия могли быть совершены по-другому, но я вас заверяю, что никто и никогда в тот момент не знал, какие нужно шаги четко предпринимать. Мы понимали только одно: царит разобщенность людей, самоизоляция, нужны средства индивидуальной защиты, а самое главное — необходимо было наладить производство средств индивидуальной защиты. Вы же помните, куча жалоб, что в аптеках нет тех же самых масок, перчаток, и так далее. Удалось развернуть промышленность, удалось создать те же самые маски, порядка 100 предприятий в Пермском крае может сейчас производить данную продукцию. Кроме того, произошла резкая трансформация медицинского сегмента, и нужно было полностью наладить и открыть количество коек, необходимых для лечения коронавирусной инфекции, и самое главное, что никто из эпидемиологов, никто из врачей не могли сказать, как будет развиваться инфекция — какое количество зараженных будет в тот или иной день. Поэтому, нам приходилось держать большой резерв коек, но сейчас мы приходим к нормальному состоянию работы медицины. Собственно говоря, можно было работать лучше, но опять же не надо забывать, что многие действия были продиктованы все-таки рекомендациями с федерального центра, но там есть на то специалисты, поэтому считаю, что, в принципе, регион справился с той задачей, которая стояла. Да на самом деле, эта задача никуда не делась, она стоит, поскольку нам надо вакцинацией еще заниматься активно, нам все-таки надо заниматься модернизацией медицины, и, в общем-то, планов тут очень и очень много. 

РП: «Дмитрий Николаевич, дайте комментарий по поводу отставки министра здравоохранения Оксаны Мелеховой. Почему пришлось ее заменить?»

ДМ: Я не сторонник принимать решения так спонтанно, тем более, если речь идет о ключевом министре в составе правительства, от работы данного человека зависит очень многое, самое ценное – это жизни и здоровье. Поэтому, конечно, была проведена тщательная работа над выбором новой кандидатуры, это, во-первых. Во-вторых, что касается предыдущего министра, поверьте мне, когда человек работает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, просто человек морально устает, физически устает, и конечно я со словами благодарности хочу обратиться и сказать предыдущему министру, женщина действительно выдержала и эта нагрузка была очень колоссальной.

РП: «Правильно ли я понимаю, что все справились, но кто-то не выдержал нагрузки?»

ДМ: «Поймите правила, что когда нас 2 600 000, что каждый второй из нас захотел сделать компьютерную томографию, что каждый третий не доверяет врачу, который говорит, что тебе не надо делать компьютерную томографию, и тебе надо пить такие-то и такие-то препараты, что у нас количество коек несколько тысяч, но это не миллионы, и миллионы создать невозможно, мы уперлись, в обсуждения в соцсетях, особенно, что нам надо быстрей бы инфекционную клинику построить, как сделали некоторые другие регионы, ну такую, скажем так, легковозводимую, 200, в лучшем случае 300 мест, когда у нас были дни по заболеваемости свыше 300 мест. То есть это все, на самом деле, вопросы понимания и осмысления ситуации».

РП: «Дмитрий Николаевич, расскажите про работу экономического блока Правительства применительно к пандемии коронавируса?»

ДМ: Оценка дана национальным рейтинговым агентством, и меры, которые приняты в регионе, заслужили оценки «6». Было принято 4 пакета мер, причем, мы шли несколько с опережающими темпами, чем федерация. Было так, что утром на Правительстве мы принимаем пакет мер, и в обед правительство РФ принимает примерно аналогичный пакет мер. Достаточны ли меры поддержки, ну тоже тут их можно по-разному оценивать, порядка миллиарда рублей это стоило бюджету, я считаю, что это оправдано, поскольку это сохранение рабочих мест, а самое главное – это более плавный выход из кризисных ситуаций для нашего бизнеса, особенно малого и среднего. Все ли из этого кризиса выберутся? Нет, не все. Мы это тоже понимаем. К сожалению, это, в общем-то, по всему миру идет. Дальше нам надо не останавливаться просто. Я сказал про программу развития малого и среднего предпринимательства, нам надо сделать так, чтобы люди доверяли власти, и понимали, что создавая свой бизнес, этот бизнес не отнимут, а даже помогут, и в плане предоставления тех же земельных участков, вопросы подключения к коммуникациям, предоставления тех же самых помещений, вопросы налоговых преференций на старте, поэтому я прекрасно понимаю, как это делается.

РП: «Получится?»

ДМ: «Я верю в успех. Без веры невозможно начинать».

РП: «Но все-таки, давайте остановимся на коррупции. Приходилось бороться с коррупционными связями, схемами, что были наработаны до вас?»

ДМ: «Ну смотрите, созданные, я бы сказал. Когда предоставляются земельные участки в городе под строительство физкультурно-оздоровительных комплексов, а на их месте появляются «Пятерочки», ну и так далее, то совершенно странно становится».

РП: «Вы сейчас о чем?»

ДМ: «Ну я сейчас о том, что нам пришлось принять управленческое решение и полномочия по градостроительству, передать на региональный уровень это вызов, который нам так же нужно будет принять и кардинально изменить прозрачность выдачи разрешений на строительство и контроль строительных работ».

РП: «Коррупция была на городском уровне, а вы для того, чтобы ее решить, как бы подтянули звенья эти?»

ДМ: «Ну понимаете, коррупция слово такое, которое всегда предстоит доказывать в суде, а обвинять кого-то голословно тоже неправильно, но были вещи, которые в общем-то вызывали вопросы и сомнения. В правильности принятий тех или иных решений».

РП: «Давайте вернемся к вопросу изоляции, как по вашему мнению прошел этот период?»

ДМ: «Ну, сказать, что идеально — это неправильно, но близко к этому, я бы считал — да. И давайте один пример приведу, когда осенью было принято решение перевести детей на дистанционную форму обучения, действительно в рамках правительства и оперштаба была дискуссия очень большая, в течении недели мы беседовали. И основанием для этого решения было мнение главврачей. Сидел там на ВКС главврач краевой клинической больницы Анатолий Владимирович Касаткин, и я спросил его, как он себя чувствуете. Он сказал, что если мы примем эту меру, то очень сильно поможем, потому что мы находимся в очень напряженном состоянии и самое главное персонал действительно устал и нам нужна передышка».

РП: «Давайте про вакцинацию. Для Вас это насколько будет актуально?».

ДМ: «Мы должны максимально быстро вернуться к нормальной жизни, это однозначно. Мы должны сделать максимально все, чтобы больше не допустить трагедий в виде человеческих потерь, смертей и так далее. Поэтому для нас ключевым мнением является мнение специалистов, которые говорят о том, что к осени миллион двести тысяч жителей ПК должны быть вакцинированы, и мы будем делать все для этого».

РП: «А сами будете прививаться?»

ДМ: «Думаю, да».

РП: «Родные, близкие?»

ДМ: «Ну на самом деле мы говорим и в моих аккаунтах о том, что надо ставить прививки, поскольку пока ничего другого человечество не придумало, мы либо, все переболеем, либо поставим прививки».

РП: «Итак, работа предшественника. Для вас насколько история с РЖД веткой была принципиальной?»

ДМ: «Давайте откровенно скажу, что тогда я помню разговор узкой компании, когда один из собеседников говорил, что вот президенту презентовали этот проект, и тогда я сказал совершенно откровенно, что в Перми есть множество проблем, которые носят первостепенный характер. И какое мое мнение было тогда, так и остается сейчас. Вопрос в другом, что мы, действительно, может как люди любим мечтать, что город Пермь будет городом садом и это правильно. Вопрос просто в реализации тех проектов, которые мы заявляли. Самое плохое, наверное, что частая смена руководителей региона, это я так считал и считаю, что она (смена) приводила так или иначе к пересмотру проектов, особенно в краевой столице, и в итоге у жителей накопилось недоверие. Все что-то обещают и не делают. Ну, например, галерея, одно место, другое место, купленное здание, с которым непонятно что сейчас делать и состояние которого плачевное, по сути дела. Ну а дальше, нам пришлось потратить год, чтобы посмотреть тот проект который есть, оценить его, потому что входить в стройку и получать долгострой, ну это не моя черта, и я не умею так просто. Про зоопарк тоже молчу. По сути дела, был при одном губернаторе, второй уже получил проблему, ну а сейчас за все отвечаю я».

РП: «Я верну вас к Горнозаводской ветке. Ваше отношение?»

ДМ: «Поймите меня правильно. Когда закрывался участок этой ветки это были решения не только региональных властей, но и региональных. И когда решение меняется в ту или иную сторону, возникают дискуссии и решения опять же с федеральными властями и более того, я хочу сказать, что в том состоянии в котором сейчас ветка существует, меня лично, как жителя Пермского края не устраивает. Я хотел бы, чтобы она была более многофункционально задействована. Это означает, чтобы начать ее запуск, нужно решать вопрос с большим количеством остановок, с доступностью к набережной, которая в этом году приобретет свой окончательный вид. Это вопрос дискуссии с основным бенефициаром, в данном случае РЖД. И дальше это вопрос выделения денежных средств на те мероприятия, которые я сказал. Это очень большая работа. Точки невозврата в определенной степени по этому проекту были пройдены и нам надо сейчас в рамках подписанного с РЖД соглашения создавать сеть ласточки. Можно по-разному это называть, например, пермское наземное метро. Но я скажу так: без кольцевого движения этот проект не получится».

РП: «От станции Пермь-2 до станции Пермь-1 — это будет «Ласточка», так?»

ДМ: «Если коллеги из федерального центра с этой позиции действующих региональных властей соглашаются, то это так».

РП: «Когда примут решение?»

ДМ: «Буквально вчера получил звонок от заместителя министра транспорта, с которым мы договорились до конца этой недели соответствующие письма друг другу направлять и дальше они будут рассмотрены. Но не забывайте, есть еще поручения президента, которому надо объяснить, почему он давал такое поручение, а сейчас должен его пересмотреть».

РП: «История со скоростным трамваем отложена?»

ДМ: «Если мы запускаем по этому пути «Ласточку», то никакого трамвая строить не надо. На трамвай надо большие средства. Ну и что касается детской железной дороги. Рельсы для детской железной дороги идут рядышком, как кванториум. Она будет вдоль железной дороги на набережной».

РП: «Что на самом деле происходит с РЖД и ПК?»

ДМ: «Сейчас не плохое сотрудничество. А если хотите узнать почему зоопарк строит РЖД, спросите у Максима Решетникова или даже у его предшественника. Мы же понимаем, что и в РЖД сменились управленческие команды, и сейчас это головная боль действующих команд. И когда у нас такое отношение к стройке идет со всех сторон, то естественно жители накапливают негатив в отношении к РЖД. На самом деле, сейчас порядка семидесяти миллиардов рублей инвестиционных планов данной организации. Это строительство моста чуть ниже КАМГЭСа, порядка 27 миллиардов рублей. Это увеличение пропускной способности Соликамского Березниковского узла станции 12 млрд, строительство медицинского корпуса 1 млрд рублей, это реконструкция детского лагеря, приведение стадиона «Локомотив». Строительство гостиницы РЖД тоже необходимость, ее надо делать. Кстати, она уже сделана, в районе Перми-2, для проводников поездов, машинистов РЖД было построено здание, РЖД хочет развивать социальную инфраструктуру для своих людей. И они молодцы в этом плане».

РП: «Когда будет достроен зоопарк?»

ДМ: «В рамках тех нормативных процедур, которые идут в судах мы близки к подписанию мирового соглашения, потому что, еще раз, та история с воровством и уголовными делами, это я извините, брать на себя не считаю правильным, пусть суд разбирается и действительно, если люди проворовались, они должны сидеть в тюрьме. Наша задача построить объект, который ждут жители. И есть шансы, что в 2023 году это проект будет реализован. Мы ловим подснежники. Как оказалось, в том районе есть метеостанция и ее теперь надо переносить, а для этого построить новую метеостанцию. Работа не останавливается. Сейчас мы в стадии увеличения темпа строительства. Если сейчас мы расторгнем контракт, а РЖД с удовольствием это сделают, для них этот проект не является типичным и их руководство не понимает для чего это нужно было делать в свое время. Это будет коллапс если мы поменяем подрядчика. Объект нужно достраивать с тем, кто его начал».

РП: «Что будет с Амкаром?»

ДМ: «Ломать не строить. Строить очень тяжело и это непросто. Одиннадцать человек, которые бегают по полю и в лучшем случае забивают, а в худшем пропускают. Это целая инфраструктура, тренерский состав, персонал обслуживающий, функционеры, селекция, спонсоры в конце концов. И я не скажу, что мы там купили право на использование бренда Амкара — это надо было сделать. К сожалению, не получится с Урал-Грейтом тоже самое. Там надо выплачивать большое количество долгов, по зарплатам баскетболистам тогда. Мысли были такие — это не означает, что баскетбольный клуб Парма там хотели переименовывать. Урал-Грейт — это наше достояние, наша история, наша гордость. Этой гордостью владел именно народ. Краевая собственность – это публичная собственность. Сейчас есть принципиальные договоренности с некоторыми спонсорами поддержки клуба. Идет процесс по регистрации этого клуба. Это порядка 5 спонсоров, действительно, небольшие спонсорские деньги для данных компаний. Это компании «Пермский бизнес», котрый любит футбол, который готов поддерживать».

РП: «От чего зависит продолжение проекта ФК «Амкар»? Можно ли говорить, что это был обычный предвыборный шаг и возрождения клуба не произойдёт? Были ли переговоры с Чупраковым о приходе в руководство?»

ДМ: «Надо немножко потерпеть. Еще раз: ломать не строить. Нам действительно нужен человек опытный и когда-то имевший опыт создания футбольного клуба. Валерий Михайлович очень любит Пермский край, когда узнал, что есть такие планы, сразу откликнулся. Я ему очень признателен. Какая будет дальнейшая форма сотрудничества — время покажет. Это тоже вопрос договоренности. Сейчас он помогает с точки зрения консультаций. Главная задача, чтобы в Перми возродился большой футбол со своей историей. Работа у нас тяжелая. Если кто-то о ней не знает – не означает, что мы ничего не делаем. У нас нет задачи пиариться и остановиться и опять дать ложные посылы болельщикам футбольного клуба. Мы будем работать над этим, я лично этим занимаюсь. Поскольку, Амкар это моя жизненная история.

РП: «За какого будете болеть?»

ДМ: «Я буду болеть за Амкар, потому что я всегда был его болельщиком. К сожалению, в моей сознательной жизни я не был на стадионе, когда играла та Звезда, такой у меня возраст. А за Амкар я два, три раза приходил болел. Поэтому, помню прекрасно. Помню победа над «Спартаком». Все это я помню».

РП: «У нас появится новая сцена оперного?»

ДМ: «Опять же, сцена оперного. Сначала хотели провести реконструкцию и сделать пристрой к старой сцене, потом решили сделать новую сцену в одном месте, потом решили в другом месте. Я не хочу сейчас говорить – год, место и так далее, а почему, потому что проект масштабный, без федеральной поддержки его не реализовать. Могу сказать, где мы сейчас находимся. Мы находимся на завершающей стадии проекта новой сцены театра оперы и балета. У нас есть поддержка федерального министра культуры, которая приезжала. Это первый приезд за всю историю. Мы имеем поддержку наших

мировых культурных деятелей. Таких, как Валерий Гергиев. Он часа два, наверное, показывал сцену Мариинского театра. Он это поддерживает. Это дорого стоит. Моя главная задача убедить министерство финансов РФ о выделении финансового источника на реализацию этого проекта».

РП: «У вас получится?»

ДМ: «Не мне судить. В чем преимущество, что много знаю людей, с которыми работал в Москве 7 лет. Надо показывать результат. Последний такой результат – расселение из ветхого жилья Два миллиарда четыреста миллионов рублей дополнительных средств. Потому что в прошлом году мы заняли первое место ПФ и одно из первых мест в России расселенного ветхого жилья. Надо конечно доказывать, что Пермский край может выступать на дополнительное финансирование просто и легко, но когда ты приходишь и говоришь просто дайте. Вот есть вещи по дорожному строительству, которые я прихожу и говорю дайте нам. Мне говорят – научись сначала строить, а потом приходи и так далее. У нас же очень много долгостроев. Ключевая задача их реализовать. Я помню, когда летом приезжал в один из населенных пунктов Коми-Пермяцкого округа. Смотрел, как 17 лет строится поликлиника, общаюсь с жителями, и они мне говорят, что вы уже 20-й губернатор, который нам обещает. Мы, конечно же, не верим, что поликлиника достроится. Ключевая задача правительства — достраивать то, что осталось по наследству и строить новые проекты»

РП: «То есть, если мы построим ДК, то потом нам денег и на новую сцену оперного найдут?»

ДМ: «С оперным с одной стороны сложнее, а с другой проще. Да, объем финансирования превышает 10 млрд рублей, но у нас есть коллектив, который признается не только в России, но и во всем мире. Мы говорим о третьей сцене в Российской Федерации. Я видел постановки и Большого театра и «Мариинки», но постановки пермского театра ничуть не хуже, они смотрятся. Под коллектив и зрителя, который ходит на постановки, доказывать свою право и необходимость реализации проекта значительно проще».

РП: «На последней премьере «Любовь к трем апельсинам» были?»

ДМ: «Нет, я работал, но об этой премьере я знаю конечно же».

РП: «У нас целый ряд культуртренеров из оперной сферы, к сожалению, Пермский край покинули — Курентзис, Борисов, Мирошниченко…»

ДМ: «Ну, Борисов, это его право, в последний раз, когда я его видел, по крайней мере на словах, жалел, что уехал. Он говорил, что постановки в театре им. Станиславского значительно хуже, но значит ему будет над чем работать. Не надо зацикливаться на тех или иных людях, у нас есть возможность их приглашать. С Теодором Курентзисом несколько раз общался, у него Пермь ассоциируется с родным городом, подавляющее количество времени в прошлом году он провел в Пермском крае. Мы с ним начали реализовывать проект Дягилев+, это еще два события на Дягилевском фестивале. Он никуда не делся, он любит Пермский край и зрителя, у него есть желание и возможности здесь все реализовывать».

РП: «Для вас Дягилевский фестиваль же тоже визитная карточка…»

ДМ: «Естественно, когда ты разговариваешь с людьми в Москве, и они говорят: «Пермь — Дягилевский фестиваль, это классно, это здорово, мы обязательно приедем». Нам надо пользоваться тем, что мы создаем, это наша визитная карточка».

РП: «Уход культуртрегеров (Курентзис, Борисов, Мирошниченко), как конец эпохи. Будем ли развиваться в этом направлении? Будем ли искать новые лица?»

ДМ: «Никуда не покинул, а Борисов — это его право. Причем, последний раз, когда я его видел, и, по крайней мере, на словах, жалел, что он уехал в театр Станиславского, где там поставки, те же самые, значительно хуже, как он говорил, значит есть над чем ему работать. На самом деле, не надо зацикливаться на тех или иных людях, поскольку так или иначе у нас есть возможность их приглашать, и тот же самый Теодор, я с ним несколько раз общался, у него Пермь ассоциируется как с родным городом, и на самом деле, подавляющее большинство времени в прошлом году он провел в Пермском крае, и мы с ним начали реализовывать уже проект «Дягилев +», это еще два события дягилевского фестиваля в течение года, ну то есть он никуда не делся, он Пермский край любит, и любит зрителя главное, и у него есть все желания и творческие возможности здесь реализовывать те или иные проекты».

РП: «Скажите, Дягилевский фестиваль — это визитная карточка для Вас?»

ДМ: «Естественно, визитная карточка, это когда ты разговариваешь с людьми в Москве, они говорят, естественно, дягилевский фестиваль – это здорово, мы обязательно приедем, это наша визитная карточка и нам надо пользоваться тем, что мы создавали».

РП: «Пермь-300. Можете ли определить короткий список проектов, которые железно появятся в городе? На какой стадии находятся эти проекты?»

ДМ: «Все лето висели плакаты Пермь-300, показывались проекты, которые будут реализованы, есть целый оргкомитет, есть целые сайты».

РП: «Что будет точно сделано?»

ДМ: «Что касается благоустройства, точно будет полностью закончена эспланада, центральная часть, улица Ленина, начнем в этом году реконструкцию, она будет не хуже, чем первая очередь Компросса. Будет сделан Комсомольский проспект, причем не просто улица и проспект, а фасады домов, это архитектурная подсветка. Между прочим, на эспланаде, где так называемая Горка, где дома стоят, приняли решение, просто так получились, что средства были направлены на снос Монастырской, мы посчитали, что лучше эти деньги направить на фасады домов, и фасады домов будут отремонтированы, да еще тоже будет архитектурная подсветка. Набережная будет закончена – это точно. Дальше вопрос становится, ну в этом я абсолютно уверен, очень много парков и скверов будет отремонтировано, порядка там 30-ти, в этом я тоже точно уверен. Дальше мы должны, я уже говорил об этом, уйти максимально в стройке – те же самые спортивные объекты: это стадион «Энергия». В этом году мы окончим проект реконструкции «Орленка» и «Юности». Все зависит не только от меня. Я очень осторожен в обещаниях. Все зависит от объемов финансирования, которые мы должны найти. И от того, из чего растут руки тех или иных строителей. Есть еще такие проекты замечательные в области культуры - это музыкальная школа для одаренных детей. Из проекта мы в этом году выходим, и я думаю, что 23-й год — стройка будет завершена. Галерея будет в 23 году завершена, школа для одаренных детей «Сириус», которая будет находиться на другой стороне Камы в рамках Соснового бора. Много еще чего предстоит сделать. Есть просто нюансы, которые от меня, например,

не зависят — лыжная база «Пермские медведи». Вот, в принципе, мы выкупили с торгов, дальше идет опять оспаривание этой всей ситуации, мы подвисли на год с возможностью начать реконструкцию этого объекта. Это от нас никак не зависит, потому что, действительно, какие-то объекты – это череда долгих судебных разбирательств».

РП: «Третий мост через Каму. На какой стадии? Какие сроки? На какие деньги?»

ДМ: «У нас есть все основания полагать, что мы все-таки завершим проектирование. И дальше вопрос в чем опять заключается: он, может быть, опять же, не столько от меня зависит. Тот створ, который выбран для третьего моста через Каму, он проходит мимо здания, и мимо нескольких земельных участков. Вот уже сейчас известно, что стоимость здания резко возросла, и наши уважаемые предприниматели решили на этой истории сколотить целое состояние. Давайте пример приведу: вот эти ларьки напротив ЦУМа, и те ларьки у той же самой «Пирамиды» и так далее, в моем понимании большинство из них портит вид, и только представьте площадь перед ЦУМом, которая будет реконструироваться без этой груды железа. У меня встает вопрос: на каком основании эта груда железа когда-то была превращена в объекты недвижимости».

РП: «А у меня вопрос — на каком основании эти объекты недвижимости будут снесены?»

ДМ: «Нет, они будут выкуплены. А самое главное, что стоимость выкупная достаточно серьезная. А самое главное, что люди, которые это все сделали, в свое время, они в Пермском крае фактически отсутствуют. Они уже давно заграницей живут. Чувствуют себя очень хорошо. Им наплевать, на самом деле, что происходит в Перми. Но им придется заплатить».

РП: «Будет ли сформирован список?»

ДМ: «По итогам эфира оставим слушателям все необходимые ссылки на сайты. Поскольку и в рамках оргкомитета соответствующие списки составлены. Мы эти списки расширили немножко, добавив туда ряд и культурных, и спортивных объектов. Но я бы хотел сказать следующее, что ко дню города изменения не закончатся. Мы уже сейчас должны с вами думать о том, как к Перми и краю привлечь внимание, а это как минимум крупные спортивные соревнования. Вот когда говорят, что Екатеринбург ушел вперед, ну, что сделал Екатеринбург? Он, на самом деле, победил и заслужил право на проведение крупного соревнования. Федерация дала на это средства. И они начали к этому соревнованию готовиться несколько раньше, чем мы. Мы, извините, в свое время если от чемпионата мира, если не отказались, то не поборолись. Мы вообще забыли, что у нас крупного спортивного происходило. Кстати, в середине января будет «Евробаскет», и это тоже работа, которую удалось сделать благодаря не только мне, но и нашим землякам, которые в свое время сделали Пермь баскетбольной столицей страны».

РП: «Дмитрий Николаевич, вы знаете, что баскетболисты и ждут новый зал? Будем ли вкладываться в какой-то один вид спорта, с тем, чтобы его сделать визитной карточкой региона?»

ДМ: «Молот будет реконструирован, в планах есть приобрести его в краевую собственность от банкротного предприятия, и на реконструкцию заложены деньги. Про развитие спортивного кластера пока что не буду говорить, там тоже есть, чем удивить наших земляков. В следующем эфире я как-нибудь вам это расскажу. Ближе к осени, когда мы подпишем все документы. Но сейчас идет проектирование дворца спорта на 10 тысяч мест. 

Ведется работа и с частными инвесторами, работа очень непростая, поскольку, действительно, надо убедить частного инвестора вкладываться в эту историю, но будем этим заниматься, еще раз, проект будет окончен в этом году, нам за этот год нужно найти честного партнера и побороться за федеральное финансирование. Опять, здесь как с театром оперы и балета – есть история, есть история «Урал-грейт», «Пармы», и самое главное, самое большое количество болельщиков, которое приходит на баскетбол – это болельщики Пермского края».

РП: «Вопрос от наших коллег с «В курсе.ру» — Дмитрий Николаевич, в ноябре и начале января вы достаточно жестко критиковали глав муниципалитетов. Это возымело эффект? Как часто вы жестко критикуете чиновников, глав, своих коллег по правительству?

ДМ: Вы понимаете, во-первых, критика всегда должна быть справедливой, и форма критики тоже должна быть корректной. Я вообще не сторонник того, чтобы на кого-то кричать, повышать голос, поскольку это проявление слабости. Иногда проще поговорить и принять кадровое решение. У нас разные главы – есть опытные, есть и новички. Новичкам нужно помогать, опытным тоже, в общем-то, нужно определенные корректировки в работу привносить. Что происходит сейчас – это то, что мы с муниципалитетами выстраиваем работу в рамках диалога, и самое главное, помогаем им, не просто оставляя их один на один с решением тех или иных проблем, но и понимаем, что на муниципальном уровне всех проблем тоже не решить. Проблемы десятилетиями копились, еще с советских времен, но только сообща и вместе. Критика есть, главное, чтобы она была воспринята, и были устранены те недочеты, которые можно устранить.

РП: «Вопрос от наших коллег из краевой газеты «Звезда»: Дмитрий Николаевич, в Пермском крае закрылcя такой значимый фестиваль как «Камwa» — планируется ли его возродить?»

ДМ: «К фестивальному движению я отношусь очень положительно, и понимаю, что в рамках работы над программой «развитие туризма» и молодежной политики, нам нужно будет фестивальное движение возрождать и где-то пересматривать. Проведя ревизию тех фестивалей, есть у нас фестивали с неплохим бюджетным финансированием, о которых никто не знает. Вот вы не знаете про список объектов Пермь-300, но, по крайней мере, мы отчитаемся за каждый рубль. Здесь вот вообще не понятно, что происходит. Ну я названия сейчас не буду говорить. Когда-то эти мероприятия были заведены в рамках деятельности наших мастодонтов, глав городов, губернаторов. На самом деле, мы пытаемся сейчас пересмотреть эту программу. Мы открыты для «Kamwa» и других фестивалей. Главное, чтобы Пермь была городом, который действительно привлекал внимание. Чтобы здесь была, как говорит молодежь, «движуха». Сейчас очень много договоренностей достигнуто под Пермь-300, это всероссийский фестиваль студентов и молодежи, мы пытаемся его сейчас привлечь, принципиальных договоренностей достигли, будем стараться, чтобы все было организовано. Культурная политика для нас имеет значимую роль, и мы открыты для предложений, и готовы рассматривать все варианты тех фестивалей, которые заслужили в свое время внимания, и которые остались в памяти наших жителей».

РП: «Дмитрий Николаевич, когда проведут газ в деревню Новоселы Краснокамского района?»

ДМ: «Смотрите, насколько мне помнится, я все цифры, к сожалению, не могу в голове держать, но это порядка 115 млн рублей. Здесь большие инвестиции, без «Газпрома» не обойтись. Понимаем, что газ – это долгожданная история, и будем стараться, чтобы вот этот проект был включен в программу газификации 21-25 год. И нужно просто, местному самоуправлению скажу по итогам эфира, главе, чтобы он посмотрел возможность

подготовки проекта. Без проекта дальше двигаться невозможно. Кстати, программу газификации в 3-7 раз увеличили на пятилетку, чем было в прошлую пятилетку».

РП: «Дмитрий Николаевич, когда в Москву?»

ДМ: «Да вот утром прилетел из Москвы. В следующий раз, наверное, на следующей неделе полечу. Если я пойму, что эта пятилетка прошла удачно и действительно мы реализовали задуманные проекты, и нам не стыдно за свою работу, то я не исключаю участия в следующих выборах. Но надо дожить. И вопрос, еще раз, будет зависеть от того, как будет поддерживать меня и мою команду население Пермского края. Еще есть такая фраза «Мы предполагаем, Господь располагает». В жизни все может случиться, но на сегодняшний момент, я пермяк, я житель Пермского края, и неоднократно говорил: для чего-то же, когда я работал в Москве, практически каждые выходные я прилетал сюда, и для чего-то же я не перевозил свою семью, чтобы всегда быть ментально здесь и со своей родиной».

РП: «Чем жители Пермского края могут помочь Вам?»

ДМ: «Много чем. Прежде всего, культурой своей. Когда мы ставим остановку и через два месяца эта остановка загажена, то это, к сожалению, те или иные жители. Когда мы фасады домов отремонтировали на Компросе, а на следующий день там был нарисован рисунок, даже не граффити, то это некоторые жители постарались. Когда мне говорят, я прямой эфир «Вконтакте» проводил, про несанкционированные свалки, это мы с вами делаем, то есть помочь нужно культурой. Если мы что-то ремонтируем, давайте будем беречь это. Если фасад, то давайте фасад будем беречь. Если остановку — остановку. Если общественный транспорт — общественный транспорт. И только так, вместе, мы сможем добиться преобразования города. Мы можем миллиарды вкладывать, но если все будет через 2-3 года в запустении, причем это запустение придет исходя из того, что мы своими руками это сделали, то, в общем-то, мы не продвинемся вперед. Мы не будем лидерами».

 


Обсуждение
2796
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.