Верхний баннер
09:52 | ВТОРНИК | 13 НОЯБРЯ 2018

$ 67.52 € 76.09

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 26 ноября 2007

Вам важно как Европа думает про Россию?

Роман Попов:
9 часов 19 минут в Прикамье. «Разворот» на пермском «Эхе» начинается. У микрофонов Анастасия Сечина, доброе утро.

Анастасия Сечина:
Доброе утро.

Р.П.:
Меня зовут Роман Попов. Евгений Велисюк нам помогает за звукорежиссерским пультом. Точнее это мы ему помогаем.

А.С.:
Со звукорежиссерским пультом?

Р.П.:
Нет. Это мы ему помогаем за микрофонами, понимаешь? Мы что-то говорим, говорим, но у него-то гораздо важнее. Он сейчас любой рычажок, «пыньк»… И нас не слышно.

А.С.:
И нету.

Р.П.:
Ну да. Так что он гораздо важнее собственно говоря. Значит о чем мы сегодня поговорим. Буквально в двух словах. И так, не так давно президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин сказал, что вот всё в России хорошо за исключением некоторых таких товарищей, которые всё никак не могут угомониться, да, и согласиться с тем, что всё в России хорошо. Вот там «шакалят у иностранных посольств»… Что там ещё было? Хорошо же так всё было, резко сказано, да.

А.С.:
Ну я тут не переплюну, пожалуй, коммерсантовского Кольцова в том, как был передан материал, который касается этой речи нашего президента. Ну суть то не об этом. Речь не о президенте, всё-таки.

Р.П.:
Да, конечно. Это вспомнилось, просто. Анастасия тут в течении недели находилась в Европе по приглашению еврокомиссии, вместе с пулом региональных журналистов. Как раз обозревала, так сказать, что же там происходит. Насть и буквально в двух словах сейчас хотелось бы вспомнить всё о взаимоотношениях России и Европы за последнее время.

А.С.:
Вспомнить всё?

Р.П.:
Да. В первую очередь касается миссии ОБСЕ, которая отказалась приезжать в Россию. И так же вспоминая материалы сайтов инопресса, иносми, в двух словах скажи, правда ли, что в Европе сейчас всё более и более настороженно относятся к своему восточному соседу.

А.С.:
То есть восточному… Ну вот для начала, буквально пару слов пояснить, то есть с какой целью я была там все эти дни, да, ну 5 дней получилось. Это было действительно приглашение европейской комиссии, которая каждый год вывозит, ну такой, некую группу региональных журналистов. Вывозит их в Брюссель и дает им возможность задать вопросы по сотрудничеству Евросоюза и России, преимущественно. ОБСЕ и еврокомиссия, две совершенно разные вещи и естественно никак не связанные. ОБСЕ – это одна организация и Россия является членом этой организации. Еврокомиссия – это исполнительный орган европейского союза. Россия, естественно не является членом европейского союза. Поэтому в ситуации с ОБСЕ европейская комиссия ну могла давать только крайне дипломатичные комментарии, но тем не менее она их давала. И один из таких комментариев заключался в следующем: «Доверие к России и так, по большому счету в отношениях Евросоюза и России отсутствуют. Ситуация с ОБСЕ подорвала его ну не окончательно, но так скажем, подлила масло в огонь. То есть вот это был такой, ну наверное, политический комментарий по этой ситуации. То, что сейчас пошли комментарии от президента по ситуации по ОБСЕ. Я не знаю… я то как раз была там когда это всё случилось. И в первый день нам пояснили следующую вещь: для ОБСЕ существует два варианта наблюдения на выборах в России – долгосрочный и краткосрочный. Для долгосрочного им надо сюда высаживаться за несколько месяцев, наблюдать за всей ситуацией. А для краткосрочного им ну достаточно здесь присутствовать недолгий период уже непосредственно до выборов. Но, для этого им необходимо было приехать, там части наблюдателей, приехать уже в понедельник. Чтобы приехать в понедельник у них уже в пятницу должны были быть визы. В пятницу на руках виз у них не было. Ну сейчас российская сторона говорит визы были, там тот исполнитель чего-то там не… ну какие-то прорехи на уровне отдельных рядовых исполнителей. На самом деле мы все свои обязательства выполнили. Ну вот факт остается фактом.

Р.П.:
Ну и скажем, российская сторона так же кивает на госдеп США, который…

А.С.:
Она сейчас начала кивать на госдеп США.

Р.П.:
Да, да, да, который оказывается европейцам, порекомендовал не приезжать. Это по большому счету не важно. Важно другое, важно то, что вот у нас, сидит передо мной человек, Анастасия Сечина, которая подтверждает то, в чём я в принципе и так не сомневался. Доверие и уважение со стороны Европы , Евросоюза, еврокомиссии к своему восточному соседу и без того практически отсутствовавшее, на это раз подорвано окончательно. Я прав?

А.С.:
Ну, всё таки, я как раз сказала не то, чтобы подорвано окончательно, но тем не менее… но тем не менее подорвано. Доверия больше не стало, естественно стало меньше.

Р.П.:
Доверия стало меньше. Меньше стало уважения?

А.С.:
Вот здесь… Какая есть безусловная вещь? Вообще всё это немного напоминает… Ну наверное родственные отношения, хотела какие-то примеры там со старшими братьями, с младшими сестрами приводить. Нет, не буду никаких метафор. Они далеко заводят. Просто мы третьи по величине и по объёмам торговый партнёр для Евросоюза. Ну не буду говорить про всю Европу, всё-таки, для Евросоюза, после США и Китая. Мы третий партнер. Мы их главный поставщик энергетический. И в этом отношении практически все признают, то безусловно европейские страны так или иначе зависят от России. Ну правда при этом Россия то тоже зависит от стран Евросоюза так или иначе. Поскольку мы то поставщик, а они то покупатель. И в этом отношении есть экономическая зависимость. И как бы тут у нас не развивались политические события, мы бизнес, ну экономические партнёры. И мы от этого партнерства и от этого сотрудничества никуда не денемся. Поэтому они могут нас журить, грозить пальцем, говорить: «У-у-у, нехорошие, у-у-у доверие подорвано». И что? А по большому счету ничего. И как мне кажется, Россия это прекрасно понимает. Поэтому она по большому вот таким образом вот эту битву с ОБСЕ выиграла. Она не была заинтересована в присутствие наблюдателей ОБСЕ на этих выборах. Она добилась того, чтобы наблюдатели ОБСЕ не приехали на эти выборы. Ну какими методами, это уже можно обсуждать. И сейчас те выводы, которые будут сделаны на основе тех наблюдений, которые всё-таки осуществят другие организации, ну вопрос насколько они будут объективны?

Р.П.:
Ну то, что они будут признаны, в этом, наверняка, сомнений нет.

А.С.:
Кто будут признаны?

Р.П.:
Выводы будут признаны так или иначе объективными. По крайней мере, будет заявлено, что Европа не имеет претензий к результату выборов в Российской Федерации и не имеет сомнений в достоверности этого результата. Я прав?

А.С.:
Ну во всяком случае я задавала такой вопрос: «А вообще-то вы на основе, каких данных сейчас будете делать выводы о том, как состоялись выборы в России». Ну сказали, ну мы будем составлять этакий микст из того, что пишут СМИ, из того, что нам там доложат эти, расскажут те. То есть вот, систематизированного наблюдения нет, соответственно придется делать такой микст.

Р.П.:
То есть, а так как ниши СМИ пишут, мы уже давным-давно знаем…

А.С.:
Ну видишь, не все так пишут, есть же источники, которые говорят и по-другому.

Р.П.:
Правда, этих источников, по-моему…

А.С.:
Ну их надо вычленять, что называется.

Р.П.:
Причем очень сильно. И гораздо проще ткнуть пальцем в эти СМИ и сказать, что они куплены западом нежели… я не знаю… западу, наблюдателям каким-то, представить, что у нас, возможно такое, что все средства массовой, или там 90% средств массовой информации на самом деле подконтрольны власти. Ну в той или иной мере и пишут по указке, ну или показывают по указке, или говорят по указке. То есть западу сложнее, этим наблюдателям, им сложнее будет, да? Хорошо, мы сейчас озвучиваем вопрос. И так, уважаемые слушатели, земляки, товарищи вы наши, расскажите нам пожалуйста, честно, только честно, вам вообще важно как Европа думает про Россию. Вам лично важно, для вас имеет хоть какое-то значение, уважают нас, не уважают нас, боятся, не боятся. Вам важно, что думают наши западные соседи, наши западные партнёры или нет? Вот и всё. Простой вопрос. 261-88-67 – телефон. 404-582-017 – ICQ. Здравствуйте, алло.

Слушатель:
Здравствуйте, Самохвалов Вячеслав. Конечно важно. Потому что и для нашего руководства тоже важно, для всех. Потому что основная наша продукция, это газ и нефть закупает та же Европа, закупает за евро. И в банки мы тоже кладём в их же. И там же закупаем очень большое количество…

Р.П.:
Вячеслав, давайте я вас немножечко перебью. Ответьте мне на вопрос. Вы лично, вы, Вячеслав Самохвалов, торгуете нефтью?

Слушатель:
Я лично? Нет.

Р.П.:
Тогда почему вы говорите про «наша нефть, наш газ» и так далее?

Слушатель:
Сейчас я вам скажу. Вот я например считаю, что нас больше всего не уважает собственное государство, как граждан. А так как мы сами не можем за себя вступится, пусть за нас хотя бы Европа вступается. Вот за нас лично.

Р.П.:
А если мы позволяем своему государству себя не уважать, то как мы можем рассчитывать на уважение Европы, Вячеслав?

Слушатель:
А есть один нюанс. Одно дело не уважать государство, другое дело не уважать людей. Это разные вещи. Мне, например, совершено всё равно, уважают наше правительство или нашу власть…

Р.П.:
Вы меня не поняли, Вячеслав. Если мы позволяем нашему государству себя, нас не уважать, то как мы можем рассчитывать на уважение нас со стороны Европы? Нас, жителей.

Слушатель:
А, конечно. Совершенно верно. Если мы сами не будем сопротивляться этому неуважению со стороны своего собственного государства, то не можем рассчитывать.

А.С.:
Хорошо, спасибо. Я по поводу того, что мы торгуем, что нефть, газ и прочее, прочее, да, ну я же про это сказала. То есть так или иначе, не смотря на любые политические изменения в нашей стране и на… ну как бы это, не знаю, на ситуацию с правами человека, да. Не смотря на все вот эти факторы, и не смотря на то, что Европа будет на нас смотреть и за эти факторы каким-то образом там, не знаю, грозить пальцем, торговые отношения никуда не денутся от этого, никуда. И с этой точки зрения как раз таки, не важно, что о нас думают в Европе. И газ, и нефть будут идти туда из России.

Р.П.:
То есть это можно знать свой час, простите за циничное сравнение, но если вы героиновый наркоман с большим стажем, вам абсолютно, по идее, плевать какая большая скотина ваш дилер. Вы зависите от него и все. А он точно так же зависит от вас и ещё от двух десятков вот таких же как вы.

А.С.:
Ну а с другой стороны, я конечно понимаю, что это может прозвучать глупо, но Европа так или иначе каждый год, не без участия бизнеса, вкладывает миллиарды просто евро в развитие альтернативных источников энергоснабжения.

Р.П.:
У них просто есть эти миллиарды. Пусть вкладывают дальше.

А.С.:
Так штука в том, что они поставили себе задачу к 2020-у году 20% энергии добывать из альтернативных, возобновляемых источников. То есть они таким образом, постепенно всё таки ставят себе задачу слезать с иглы.

Р.П.:
Не получится. Дело в том, что слишком многое зависит от общемировых, если хотите, трендов. Одна отдельно взятая Европа не сможет слезть с иглы, понимаете. Это не постройка социализма в одной стране. Это… вот если весь мир поставит себе одинаковую задачу…

А.С.:
Подожди, давай сейчас не будем навесь мир, потому что мы говорим не обо всём мире.

Р.П.:
Это не важно, да, я просто говорю, что коль у них есть эти миллиарды, они их тратят. Ну хорошо, что они идут к этому, да, маленькими шажками. Другое дело, что одни они не придут. У нас телефонный звонок. Здравствуйте алло.

Слушатель:
Здравствуйте, добрый день. Бессонов Алексей Борисович.

Р.П.:
Алексей Борисович, я вас не узнал. Богатыми будете. Для вас важно, что о вас думают в Европе?

Слушатель:
Нет, не важно. Вся история государства Российского, начиная с монгол, ещё раньше, это противостояние России с Европой. И самый главный враг Европы это Англия, которая, кстати, не смотря на, что отравила Ивана Грозного четвертого, основателя федеральной вертикали управления.

А.С.:
Ой, ой, ой. По моему достаточно.

Р.П.:
Спасибо Алексей Борисович. Англия отравила Ивана четвертого. А потом отравила Литвиненко, а всё свалила на Лугового. Я в принципе, как бы понимаю немножко, великая история отравлений, банк империал.

А.С.:
Кстати, я же видела, находясь в Брюсселе, видела анонс фильма про Лугового.

Р.П.:
Ну и что?

А.С.:
Ну я как-то…

Р.П.:
Которое ВВС сняло?

А.С.:
Да, ВВС. Я чуть-чуть понимаю по английский, там в анонсе, чуть-чуть, слегка, было что-то, в общем... ту-ту-ту-ту, Луговой, а в России он герой и там кандидат в депутаты.

Р.П.:
Ту-ту-ту-ту Луговой, а в России он герой. (смеются). Здравствуйте, алло.

Слушатель:
Алло! Здравствуйте, Валерий Павлович.

Р.П.:
Замечательно! Какие у нас личности звонят с утра. Это просто прелесть.

Слушатель:
Это уважение. Вчера пошел включу и мне сказали: «Принесите справку от психиатора». А я бывший депутат. Чтобы путевку получить в дом отдыха. Как уважение у нас в стране?

Р.П.:
Да, действительно.

А.С.:
Вы знаете, я, не поверите, когда на права сдаю, приходится к психиатру ходить. Вот честное слово.

Р.П.:
А ты бывший депутат?

А.С.:
Нет. Я не бывший депутат.

Р.П.:
Нет. Ну а что ты тогда? Бывший депутат, вот видишь… Как вообще, о каком уважении можно говорить, если тебя за психа изначально считают.

А.С.:
Тебе лично важно, что думают о России в Европе? И какой там уровень доверия к нашей стране?

Р.П.:
Мне лично?

А.С.:
Да, тебе лично.

Р.П.:
Я на самом деле на этот вопрос для себя попытался ответить вчера вечером. Потом ещё подумал, передумал. Снова вернулся к своему прежнему ответу. И таки пришел к выводу. Мне лично не важно. Мне не важно о чем думает Европа. Мне не важно, как они думают о России, не важно. И не важно вот почему. Не важно, потому что для меня гораздо важнее, что мы сами думаем о себе. Для меня гораздо важнее, как мысами относимся к своей стране и насколько мы сами критичны по отношению к себе. Понимаешь, меня гораздо больше пугает вот этот вот «югент», не буду говорить чей. Все эти «румоловцы», «наши», «мологвардейцы» и так далее, так далее, которые на каждом углу пытаются проорать, в Москве, по крайней мере, о том в какой они великой стране живут. Мне это больше пугает, нежели то, как кто-то аналогичный им в Европе будет говорить о том, какая дрянная страна у них сосед с востока. Понимаешь, для меня не так важно, что про наш край скажут в Европе. Для меня важнее, что про нас будем говорить мы сами. Вот так вот.

А.С.:
Ну понимаешь, вопрос ведь не ставится что более важно, а что менее важно.

Р.П.:
Вот именно по этому я и говорю, что для меня не важно сейчас. Для меня сейчас Европа не важна. Для меня не так важны слова вот их, их комиссии, да, для меня не так важны их наблюдатели из ОБСЕ, для меня не так важны общественные организации. Их премии, их награды, которые они выдают.

А.С.:
Собственно вчера, на одном из политических рекламных роликов я слышала, ну такую мотивацию персонажа этого самого рекламного ролика: «Россия за такой-то срок стала великой страной»,- ну всё традиционно, да, - «Поднялась с колен, с ней стали считаться. Её стали уважать». Это ставится в заслугу? Так ведь нет.

Р.П.:
Нет, Россия… конечно Россию не стали уважать. Другое дело, понимаешь, на чем играет…

А.С.:
Это что-то из разряда того, что ты вчера говорил, если цена в 20 долларов за баррель, то ты сырьевой придаток. Если больше 100, то ты нефтяная держава.

Р.П.:
Да, если… нефтегазовая держава, абсолютно верно. Ну да, да. Понимаешь, всё дело в том, что можно сколько угодно кричать, что Россия встала с колен, о том, что Россию стали уважать, сколько угодно. Ведь от этого лично у меня в кошельке ни прибавится, ни убавится. Вот в чем ведь штука. Штука в том , что такую риторику, громкую, затыкающую всё на свете, может позволить себе только тот, кто действительно пытается отвлечь внимание людей, от своего личного отдельно взятого кошелька. Вот в чем холера-то, вот где собака порылась. И то же самое, например, про Европу. Мы вот взяли с тобой этот вопрос: «Уважение или не уважение». Я же тебе почему спрашивал, а как они будут нам, а как вот они будут определять признать вот наши выборы здесь какими-то демократичными или нет. Ну и ты говоришь, вот они сделают микст. Так вот на самом то деле, здесь нужно четко отдать себе отчет. Даже когда существовал их заклятый враг, советский союз, даже когда существовал этот железный занавес, даже когда разница в идеологии была такая, что были готовы взлететь ракеты с ядерными боеголовками, они всё равно покупали у нас нефть и газ. Они всё равно никуда бы не делись. Никогда, никуда. И поэтому они не представляют для нас никакой реальной силы. Ничего.

А.С.:
И именно по этому, мы можем совершенно с легкостью, вот что называется плюнуть и растереть на наблюдателей из ОБСЕ, и даже совершенно ни сколько не смущаясь своей позиции на тему того, что в общем-то вы товарищи, нам здесь не нужны. У нас своя свадьба.

Р.П.:
Понимаешь, мы можем плюнуть и растереть, да, мы можем забить на наблюдателей из ОБСЕ. Можем? Можем. Мы сделали так? Мы сделали так. Другое дело, что я ещё раз говорю, - какая разница? Страшно ведь не то, что они там, в кулуарах будут говорить, что в России выборы не честные. Это кого-то волнует? Вот смотри, ты съездила Европу, скажи, пожалуйста, к тебе приставали, к тебе подходили люди, вот просто смотрели на тебя и говорили: «ты их России? Расскажи, пожалуйста, ну как, как вы там, ребята?»

А.С.:
А как они меня идентифицировать могли для того, что я из России?

Р.П.:
Я не знаю, ну а вдруг. Ну вот допустим, они узнали, что ты из России. Они к тебе подходили: «Как, ты из России? Ну расскажи, как вы там ребята? Слушайте, тяжело, наверное? А правда, что у вас вот это, а правда, что то?», - было такое?

А.С.:
Ну на улицах ко мне естественно не подходили.

Р.П.:
Хорошо. Ну твои друзья, журналисты, коллеги с которыми ты там познакомилась, там из европейских городов, ну тебе хоть что-то говорили?

А.С.:
Да, спрашивали, в общем-то… не все интересовали конечно, далеко не все представители… в частности из журналистов, с которыми мы встречались и в общем-то я помню, что у нас был ужин с одним радиожурналистом, это было, если я не ошибаюсь во вторник, да, уже прозвучали заявления ОБСЕ. И я сказало, а вы что думаете по ситуации с ОБСЕ? Он сказал, о какой ситуации?

Р.П.:
О какой ситуации с ОБСЕ вы говорили…

А.С.:
Я ему рассказала. Он сказал: «Надо же, я и не знал». Вот собственно и всё.

Р.П.:
После федеральных новостей Виталий Ковин и Анастасия Сечина поговорят. Последний предвыборный будет эфир.

А.С.:
Ну я думаю, что мы может быть вернёмся к рубрике «Выборы 2007» перед президентскими выборами?

Р.П.:
Нет, я не сомневаюсь.

А.С.:
«Выборы 2008» - это уже будет.

Р.П.:
Я не сомневаюсь. Я даже более того, даже предполагаю, что, а следующей неделе всё равно какие-то итоги надо будет подводить.

А.С.:
К слову, да, во-первых итоги на следующей неделе. Во-вторых, безусловно, с ассоциацией «Голос» мы будем работать в это воскресенье.

Р.П.:
Безусловно.

А.С.:
Потому что в это воскресенье мы будем работать на освящении хода предвыборной кампании, конкретно у нас в Перми.

Р.П.:
Ну а если подводить сейчас итог нашего «Разворота», вот о чем мы сейчас поговорили, я ещё раз говорю…

А.С.:
Да уже не надо, не подводи. Уже всё понятно.

Р.П.:
До тех пор, пока мы сими о седее не будем думать, нам действительно, зачем знать, что думают о нас другие. Вот и всё. 9.47. На этом «Разворот» завершается.
Обсуждение
31447
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.