Верхний баннер
14:10 | ВТОРНИК | 14 ИЮЛЯ 2020

$ 70.75 € 80.09

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:38, 28 февраля 2012

Выборы Президента глазами Игоря Аверкиева

Ведущий: Здравствуйте, друзья. У нас в гостях Игорь Аверкиев, эксперт Пермской гражданской палаты, член «Совета 24». Все правильно?

 


Игорь Аверкиев: Да, все правильно.

 


Ведущий: Здравствуйте, Игорь Валерьевич.

И.А.: Добрый день.

 


Ведущий: Ну, вот смотрите, мы здесь заявляли тему: как противостоять пропаганде? Почему стоит идти на выборы? И так далее. Много вопросов. Я с другого хотел бы начать. Вот мы с вами только перед эфиром говорили. То есть сложилась ситуация, при которой средства массовой информации, которые освещают деятельность премьер-министра в той или иной форме, они в той или иной форме ведут агитацию. Это не волнует ни избирком, ни предвыборные штабы, никого. А средства массовой информации, которые пытаются дать слово обратным позициям, критике, так или иначе попадают в законодательную вилку, потому что получается, что они ведут антиагитацию. Что делать?

 


И.А.: Нет, ну, понятно, что в ситуации, когда закон не работает, а в этой избирательной кампании закон реально не работает, все остается за политическим и моральным выбором самой редакции, самого СМИ и так далее. Либо они готовы рисковать, и ведут себя как приличные люди, и тем самым подставляются под избирательное применение закона, либо, ну, так сказать, вынуждены будут выйти из кампании вообще. То есть в ситуации вот неправовой, кроме морали, ничего не существует.

 


Ведущий: Так в том-то все и дело, что если один отдельно взятый журналист из кампании вообще выйти может, это делается не сложно – написал заявление об отпуске, привет, то СМИ из кампании не выйдет ни при каких раскладах.

 


И.А.: Да, да. Ну, тогда, действительно, просто идти на поводу у «путинцев», то есть у штаба, у власти, и только публиковать материал о самом Путине, как многие делают, собственно, даже у нас здесь в Перми.

 


Ведущий: И на этом, абсолютно понятно, законодательно выезжают...

 


И.А.: Конечно.

 


Ведущий: …потому что такой хороший гребешок волны, который был для всех заготовлен.

 


И.А.: Да, именно так.

 


Ведущий: При всем при этом возникает еще одна такая интересная штука. Ведь если говорить о Путине, как о премьер-министре, то в таком случае нужно просто для начала понять, что он делает, как премьер-министр, то есть нужно его поступки пытаться различать. Это как премьер-министр? А это как что? Это как кандидат в президенты? И получается… он-то ведь очень хорошо на это выезжает.

 


И.А.: Конечно.

 


Ведущий: Потому что в рамках закона, вполне понятно, он должен вести агитацию на это должны тратиться деньги, поэтому по всем каналам объявляют - сегодня премьер-министр взял отпуск для того, чтобы, значит, поагитировать. И об этом, стало быть, мы с легкой душой рассказываем. А на следующий день он отпуск не брал, поэтому мы поговорим о премьер-министре. Газеты, которые публикуют материалы премьер-министра о политической обстановке, обо всем остальном, они занимаются агитацией или нет?

 


И.А.: Да, безусловно, занимаются. И мы подали кучу исков в избирком, в суды. А избирком и суды считают, что не занимаются. Ну, то есть вот просто они нам обещали во всеуслышание честные выборы, да, а более бесчестной избирательной кампании вот как в этом году я просто вообще не видел.

 


Ведущий: Дайте мы договоримся, Игорь Валерьевич. Мне кажется это принципиально, чтоб мы, как честные люди, сразу предупредили наших слушателей, что мы соблюдаем закон, и критиковать, а уж тем паче агитировать, агитировать против кандидата в президенты Владимира Путина мы не будем.

 


И.А.: Да.

 


Ведущий: Но, как честные люди, журналист, правозащитник, мы имеем право критиковать премьер-министра.

И.А.: Безусловно.

 


Ведущий: Потому любая критика, которая у нас будет звучать сегодня в эфире и любое словосочетание «Владимир Путин» это будет относиться только к премьер-министру, но ни в коем случае не к кандидату в президенты, тем более, что на текущий момент у нас, по-моему, отпуск он не взял, и он пока на своем посту.

 


И.А.: Да, да, да, именно так.

 


Ведущий: Фу, славно.

 


И.А.: Договорились.

 


Ведущий: В таком случае для начала такой вопрос морально-этический. Как постараться огородить в первую очередь себя, как человека, от немыслимого потока информации о премьер-министре? Просто зашкаливающего потока этой информации. Я даже, если честно, не знаю, говорят ли у нас хоть что-то сейчас о президенте. Как оградить себя от этого потока?

 


И.А.: Нет, ну, ограждать себя, конечно, сложно. Просто я думаю, каждый человек приспосабливается сам. Просто, я думаю, что уже многие автоматически выключают зрение, слух и всё прочее, как только видят там любые новостные передачи. Я думаю, что люди себя уже сами ограничивают вполне естественно. Просто мозг притупляется от такой волны пропаганды. Проблема не в том, как самому человеку себя отключить. Я думаю, нормальный умный человек, он делает правильные выборы правильные, так сказать, выводы. А вот как нам сделать так, чтобы молодые, неопытные, пожилые люди, которые не ориентируются в сегодняшней ситуации, вот как они под это не подпали? Вот в этом проблема. Потому что нормальный человек, он понимает, что происходит. А вот тут, конечно, сложно. Вот тут мы и пытаемся жаловаться на все случаи вот это неправильной, неверной, незаконной этой самой агитации, пытаемся запретить ее, чтоб в людей влазить исподтишка, так сказать. Но пока, к сожалению, не получается. Вот контрмеры будем применять, свою, так сказать, пропаганду, листовки раздавать, еще что-нибудь такое. Но это вот… это в последние дни.

 


Ведущий: Мы несколько дней назад с женой шли по Садовому и наткнулись на человека, распространявшего всем известную газету, странным образом резко увеличившую свой тираж в предвыборный период.

 


И.А.: До 700 тысяч экземпляров.

 


Ведущий: Да, да, да, да. Мы увидели этого человека, он предлагал всем эти газеты. Я тут поразился мудрости моей жены. Женщины, они вообще гораздо мудрее, чем мы, на самом-то деле. Мы об этом забываем. Она подошла и взяла эту газету. Я сказал: «Зачем тебе этот шлак?» Она сказала: «Ты понимаешь, ну, мы-то понимаем, что то шлак, а кому-то не достанется из сомневающихся».

 


И.А.: Ну, надо было тогда еще и вам взять, и уже бы двоим бы не досталось кому-то. Ну, понятно, да, конечно.

 


Ведущий: То есть логика здесь такая. Вот на простом бытовом уровне. Увидел листовку, не знаю, сними ее.

 


И.А.: Да, Конечно, все правильно. Это очень просто. То есть каждый сопротивляется сам, как может. Самое главное, чтобы не лениться это делать. А на самом деле уже много таких случаев. Люди срывают, приносят, сами идут в избирком и показывают, в общем, ну, так далее.

 


Ведущий: При всем притом, что, конечно, увидел листовку, проверь, есть ли на ней выходные данные, написано ли, что она… Нет? Снимай.

 


И.А.: Да, кстати сказать, снимать про Путина можно практически хоть что, поскольку выходных данных нет, вот пока мы не видели ничего официального про Путина с выходными данными, потому тут можно снимать. Более того, в крайизбиркоме есть специальная опция такая, где регистрируются все избирательные материалы всех штабов. Из путинского штаба ни один материал не зарегистрирован. То есть формально в нашем крае официальных агитационных материалов про Путина просто не существует. Всё, что есть, это неофициально.

 


Ведущий: Ну, в данном случае, мы же начали с этого, да, потому что по факту агитировать за не ушедшего в отпуск на период предвыборной кампании премьер-министра…

 


И.А.: Вполне возможно, они это имеют в виду. Хитрость такая.

 


Ведущий: Да. То есть агитировать бессмысленно, вы ж понимаете, зачем? Он же ньюсмейкер, про него и так будут рассказывать. Кстати вот интересная штука. Вы же человек вменяемый, вы же отличаете пропаганду от новостей абсолютно спокойно, да.

 


И.А.: Наверно.

 


Ведущий: И точно также вы, наверно, различаете, когда человек ньюсмейкер, а когда человек приказал сам про себя сделать, ну, или там с помощью помощников...

 


И.А.: Кто-то приказал, да.

 


Ведущий: …кто-то приказал. Скажите, а вот у нас, по вашему ощущению, в последнее время, вот в этот предвыборный период, в эту вот вакханалию какие-то именно ньюсмейкерские материалы про Владимира Путина появлялись или нет? Вот пробовали для себя как-то определить: интересно, а вот если бы не выборы, этот материал вышел бы?

 


И.А.: Ну, вот последний вот этот вот, по-моему, там, ну, бред, не бред, но вот это вот про покушение. Ну, понятно, это реальная новость. Другое дело, я бы на их месте, даже если б это реально было бы, это бы готовилось, я бы все равно не выпускал, поскольку настолько это вот белыми нитками все шито, за три дня, за четыре дня до выборов вспомнить все покушения на Путина, какой он бедный, несчастный, как его жалко. Ну, в общем, это глупо, медвежье, но, видимо, на кого-то воздействует.

 


Ведущий: Опять же, вы же прекрасно понимаете, что даже если речь идет не о предвыборном периоде, то информация о сорванном покушении на премьер-министра, ну, это, действительно, крутая информация. С точки зрения медиа – это суперинформация.

 


И.А.: Да. При этом никто из нас не может проверить, кстати сказать, а было ли это на самом деле, потому что, ну, спецслужбы, всё, мы к ним ведь не залазим. Вот если б было реальное покушение, там бы все понимали, что оно было. А когда оно сорвано, ну, выдумать можно практически всё. И это нужно понимать, кстати, серьезно нужно понимать.

 


Ведущий: Да, это так. Но еще реального покушения нам не хватало.

 


И.А.: Да, не дай бог.

 


Ведущий: Мы против насилия.

 


И.А.: Мы не Америка.

 


Ведущий: Мы против насилия, мы не Америка.

 


И.А.: Да, да, у нас такого быть не должно.

 


Ведущий: Дак, у нас такого, наверно, быть и не может, если брать уровень охраны, если брать уровень подготовленности.

 


И.А.: Уровень закрытости власти. Если бы уровень…

 


Ведущий: И уровень закрытости, конечно.

 


И.А.: … то в эту закрытую власть попасть вообще из чего-либо практически невозможно.

 


Ведущий: Сразу Швейк вспоминается, да. Он худой был или толстый? ???????? (неразборчиво) в толстого проще. Ладно. Едем дальше. Значит, смотрите. Вот мы оказались в ситуации, когда любой нормальный человек понимает, что он, в принципе, по большому счету ничего сделать не может. То есть он кардинально не повлияет. Он может, конечно, вести свою такую мини-борьбу, если он хочет.

 


И.А.: Да, мини-агитацию.

 


Ведущий: Мини-агитацию, если он хочет. Или, допустим, поставить, как в Интернете сейчас говорят, поставить троллей в игнор.

 


И.А.: Да.

 


Ведущий: Просто взять и не обращать внимание. Вообще ни на что не обращать внимание, тем более, что по моему искреннему убеждению у нас не один вовсе тролль. По моему искреннему убеждению у нас их там все пять.

 


И.А.: Я согласен, да. Ну, это опять-таки, благодаря одному главному, который зачистил всех остальных.

 


Ведущий: Да, да, да. Нет, ??????? (неразборчиво), который зачистил не троллей.

 


И.А.: Да, да, да.

 


Ведущий: Ну, вот как-то так получается. Ладно. Едем дальше. То есть, если всех в игнор ставим, если внимание не обращаем, если свою мини-борьбу ведем, то, что, и на выборы не идем что ли?

 


И.А.: Нет, на выборы, конечно, идти надо. Более того, и в игнор ставить не надо в том смысле, что, понимаете, я тут недавно просто столкнулся с людьми, для которых вообще необычна мысль, что может быть кто-то другой, кроме Путина. Это нормальные, вполне добропорядочные люди, которые просто… ну, они телевизор не смотрят, и газеты не читают, и ничего такого не делают, и живут в спальных районах. Они просто не понимают, что может быть что-то иное. Или, по крайней мере, они не понимают ценности второго тура вот в нашей сегодняшней ситуации. Это им нужно просто объяснять. ???????? (неразборчиво) мы не пролезем. Потому вот говорить, рассказывать, с листовками туда ходить в эти самые спальные районы, вот что мы будем собираться делать Просто есть люди, которые реально… им просто нужно объяснить. Вот, в частности, про второй тур, то есть без второго тура вообще страна без будущего будет.

 


Ведущий: Совсем недавно разговаривал с Ильей Пономаревым, вот в этой же студии. Он мне говорит, что если второй тур, значит, ну, загнивать подольше будет. А если первый, то быстрее рухнет.

 


И.А.: Отлично. Он левый, он революционер. Для него это естественно. Для меня нет. Ну посмотрим.

 


Ведущий: Ну, Пономарев, понятное дело, левак. Это ясно.

 


И.А.: Да.

 


Ведущий: И для него нормально, абсолютно нормально предполагать, что чем сильнее закрутят гайки, тем мощнее взорвется котел. Ну, по факту. Ваше-то мнение каково?

 


И.А.: Нет, конечно, вот при сегодняшнем режиме, что бы с ним не случилось после выборов, а, скорее всего, Путин выиграет, да, никаких революций быть не может, хоть первый тур, хоть второй тур. По очень простой причине. Нравится вот нам с вами или нет, но подавляющее большинство населения считает Путина пригодным, более менее нормальным. Ему альтернативы, конечно, есть, это понятно, необъективно всегда есть, да. Но большинство населения не готово выбрать эти альтернативы. И это нужно иметь в виду, с этим нужно считаться, безусловно. И это же нас гарантирует от любых потрясений. Вот в чем я абсолютно не согласен со своими левыми коллегами, что вот, действительно, чем хуже, тем лучше. Настолько хуже, чтобы была революция, не может быть, потому что страна не бедствует реально. У нас много нефти. И этой нефтью, мы, так сказать, этой нефтью мы содержим население серьезно, и оно более менее довольно. То есть не в этом дело. Дело в том, чтобы все-таки второй тур важен, потому что, если Путин выиграет в первом туре, это значит, что для них, для власти ничего не изменилось. Это как вот с честными выборами, да. Они нам пообещали честные выборы, и не сдержали обещание на следующий день. То есть всё абсолютно бесчестно. И если они выиграют в первом туре, они понимают, что всё, как раньше, им теперь тоже всё можно. И, кстати сказать, именно поэтому, скорее всего, не будут соблюдаться никакие обещания после первого тура, когда они поймут – а народ всё еще весь за нас. Чего, вот зачем все эти там растраты дополнительные, все эти обещания? Все и так нас любят. Поэтому второй тур нам просто всем жутко необходим. Это единственный способ заставить власть хоть как-то измениться, хоть как-то понять, что она тут не самая главная, а что-то от народа да зависит.

 


Ведущий: О’кей. В теорию кипящего котла вы не верите.

 


И.А.: Нет, нет. В России нет. Да и в мире в современном нет.

 


Ведущий: Славно. Я очень надеюсь, что вы не ошибаетесь. Потому как я не то, чтобы не верю, я, скорее, ее боюсь.

 


И.А.: Да. В Африке и в Азии это всё еще возможно. В Европе и в России, я думаю, что уже нет, до тех пор, пока не станет, ну, не знаю, там, пока мы все из-за чего-то, из-за отсутствия нефти не будем с голоду умирать. Вот тогда может быть революция.

 


Ведущий: В таком случае, что у нас будет дальше? Неважно, 5-е или 18-е… Хорошо, я так понял, что важно. 18-е. Будет 18-е? После того тот самый, имя которого нельзя называть, уважающему себя СМИ, дабы не попасть под преследование, так вот после этого тот самый становится президентом. После 18-го. Не после 5-го, а после 18-го. То есть, наверно, что-то натянуто, с одной стороны. С другой стороны, и так понятно, что за него большинство. Нам сказали одни цифры, ему на стол положили, наверно, положили другие. А может, не ему, а кому-то из его помощников, кто примет решение. Эти цифры положили. Все понятно, где там есть добрая треть тех, кто четко голосовали против, и есть там, наверно, половина, а, может, чуть больше тех, кто, в принципе, готовы присоединиться к доброй трети, если вдруг было бы за кого. То есть вот ему это положили. Вот он на них посмотрел. И, соответственно, нужно принимать какие-то решения. А какие они примут решения? А что они сделают? Неужели сложившуюся систему можно как-то мягко демонтировать?

 


И.А.: Они будут в ближайшие месяцы только после второго тура…

 


Ведущий: После 18-го, да.

 


И.А.: Значит, в ближайшие месяцы после второго тура они будут прощупывать общество на то, на что оно готово и способно. То есть после второго тура из них надо будет выбивать обещания обществу. Вот это будет наша главная задача. Политических обещаний, всех прочих. И они будут постоянно тянуть и ждать реакции. Вот, допустим, там обещали что-то с многопартийностью сделать, два-три месяца делать нет будут. Будут видеть, что реакции нету, так ничего и не сделают. Пообещали там какие-то социальные новые выплаты, да, будут тянуть. Посмотрят – протестуют люди, не протестуют. Не протестуют - ничего и не сделают. То есть у них задача будет - как можно меньше изменить. Наша задача будет - заставить их выполнить хотя бы основные обещания, которые были. Но это опять-таки без активности тех, кто в этом заинтересован, ничего не получится. Перетягивание каната будет такое.

 


Ведущий: Хорошо, что вы сказали про активность тех, кто в этом заинтересован.

 


И.А.: Ну, да.

 


Ведущий: Потому что мы же прекрасно понимаем, что, если бы не ряд сетевых активистов, Интернет-активистов, по типу Навального и группы с ними, если бы не искреннее их возмущение, и, скажем так, не завоеванная ранее репутация вот уже в Интернете у новой аудитории, то не было бы ни 5-го, ни 10-го, ни 24-го… ничего бы не было. То есть теперь самое, как мне кажется, самое главное со стороны оппозиции, условной оппозиции вот найти, ухватиться, как-то выделить эти референтные фигуры.

 


И.А.: Вот. Вот просто обращение к сетевым хомячкам, креативному классу и так далее. То есть без самоорганизации, без реального желания самим создать некоторые структуры, не присоединяться к тем, что уже есть, вот они там всё пытаются присоединиться к тем, кто у них в Москве на этих самых на трибунах, бесполезно. Они ни либералам, ни левым не нужны на самом деле сетевые хомячки, принципиально не нужны. Они должны только что-то свое создать. И они сегодня, я имею в виду сетевые хомячки, реальные гаранты хоть каких-то изменений. Но если они не самоорганизуются, вот выборы закончатся, всё там, и разбегутся, всё, в стране вообще ничего не будет.

Ведущий: Самое, что тоскливое во всем этом вот именно тоскливое, что самоорганизоваться им, условно, нам…

 


И.А.: Им тяжелее, чем нам.

 


Ведущий: Им тяжелее, чем вам. Нам тяжелее, чем вам.

 


И.А.: Да, согласен, да.

 


Ведущий: Я бы причислил себя просто к этой когорте, да, если вы не против. Самоорганизоваться: а) нам тяжелее, чем вам - раз, б) учитывая, что период нашего взросления прошел, как раз пришелся на все вот эти процессы свободной, нормальной, красивой демократии, мы это хапнули в возрасте, мы это не завоевывали, просто мы это увидели. Мы сразу увидели все негативные стороны все этого, хотя и позитивных было достаточно, но мы их-то приняли изначально. Итак, мы это хапнули разом. И для нас это уже пройденный этап. Мы это всё уже видели. В фильме «День выборов» мы это уже даже отстебать умудрились. Да?

 


И.А.: Да, да.

 


Ведущий: И вот теперь получается, что мы должны самоорганизоваться.

 


И.А.: Дело в том, что шутки кончились…

 


Ведущий: Мы должны самоорганизоваться под теми же самыми требованиями, которые нас по идее раздражают.

 


И.А.: Конечно.

 


Ведущий: Вот своей структурностью, правильностью…

 


И.А.: Отсутствием альтернативы. Потому что кроме демократии ну всё еще не о чем говорить, хотя это глупо.

 


Ведущий: Ведь хорошо же тушить пожары вместе.

 


И.А.: Да.

 


Ведущий: Ведь это же очень по-русски.

 


И.А.: Конечно, да, да, да.

 


Ведущий: Всё горит и всей толпой…

 


И.А.: Потушили и довольны, да.

 


Ведущий: И хорошо спасать детей. Вот простите, конечно, я сейчас, может быть, цинизм, но хорошо спасать детей, хорошо спасать деньги, потому что это нечто, это нечто, что мы еще не проходили вот в тот самый период нашего же взросления.

 


И.А.: Потом это приятно. Вот еще более цинично. Помогать белым и пушистым проще, чем грязным и так далее.

 


Ведущий: Ну, в данном случае, секундочку. Помогать белым и пушистым, а с другой стороны неплохо. ???????? (неразборчиво). Есть те, кто помогает и грязным и так далее. Помогать проще. Разом. Приготовить пожрать, вынести на вокзал, накормить. Накормить, потом купить бутылку виски, выпить, потому что хорошо тебе, потому что ты доброе дело сделал. А вот выходить через три месяца после выборов с требованием какой-то там многопартийности, я не понимаю, что такое многопартийность. Тем более, что, если впереди будет идти с флагом…

 


И.А.: Ну, какой-нибудь там с красным каким-нибудь там, с черным, да.

 


Ведущий: Нет, один с красный – не хай. С флагом будет идти какой-нибудь условный Рыжков и условный Немцов, которые порядком мне поднадоели еще в период моего взросления. Я об этом уже говорил. И получается замкнутый круг. А новых нет.

 


Ведущий: Игорь Аверкиев у нас в гостях. Вот, смотрите …

 


И.А.: А можно я вот на тот, на предыдущий наш сюжет, да, маленько.

 


Ведущий: Да, давайте, давайте.

 


И.А.: Вот, действительно, это проблема креативного класса и так далее. То есть они не готовы впрягаться за те ценности, которые были созданы до них, там вот эти все либерализмы, социализмы, демократия и так далее.

 


Ведущий: Зря, зря. Почему за ценности? Они не готовы, они… мы не готовы впрягаться за лозунги.

 


И.А.: Ну, это одно и то же.

 


Ведущий: Нет.

 


И.А.: Да.

 


Ведущий: Нет. Упаси, господи, нет.

 


И.А.: Хорошо, хорошо. Вот просто за демократию готовы?

 


Ведущий: За словом «демократия» нет демократии.

 


И.А.: Вот именно, так вот я про что и говорю. А это и есть вот те эти самые старые лозунги, я их называю идеологией, там, неважно … То есть просто у вас нету своих мифов, нету своей идеологии. Ее просто нужно выдумывать, она у вас выдумается сама. И как только вот эти собственные мифы возникнут, появится и энергия, и все, что угодно. Просто у вас все чужое сейчас, в головах все чужое. Поэтому нужно искать, выдумывать вот эти новые ценности, новые идеологии, новые правила. И как только они будут сформулированы, а они будут, у вас все легко, в сети все легко, формируются ценности, все это заведет, но заведет только свое. Своего пока нету. В этом проблема креативного класса. У него в головах все чужое. Нужно срочно создавать свое, и его попрет просто не знаю как, со своим-то в голове. Вот таким образом.

 


Ведущий: Моисей водил евреев по пустыне сколько? Сорок лет?

 


И.А.: Сорок лет, да.

 


Слушатель: До тех пор, пока не умер последний раб.

 


И.А.: Да, да.

 


Ведущий: А может быть, просто подождем немножко?

 


И.А.: Вот те, кого мы считаем рабами, им сегодня от пятидесяти до семидесяти, да?

 


Ведущий: Ну, люди с такой специфической психологией, да.

 


И.А.: Да. Если ждать, когда они все вымрут, это лет 20. У страны нету 20-ти лет. Мы загнемся гораздо раньше, то есть да, они сами вымрут, и тогда новые поколения будут иными, свободными и так далее. Но у нас нету времени, этих 20-ти лет. Они загубят страну, поэтому их надо все равно подпинывать.

 


Ведущий: Хорошо.

 


И.А.: Чтобы уходили.

 


Ведущий: Хорошо. Ну, неужели они находятся на своих местах сейчас только для того, чтобы находиться на своих местах?

 


И.А.: Нет, ну, там все по-разному. Там у политика одна психология, у чиновника - другая, но власть - вещь, конечно… более сильного наркотика, чем власть, просто не бывает. Это простые люди не понимают, да, но вот это на самом деле, это как, ну… то есть отказываться от крупицы власти – это как палец себе обрубать, а уж не говоря о значительной ее части. Поэтому это такой наркотик, с которого никто не сходил. С наркотика сойти можно, с наркотика власти – невозможно практически.

 


Ведущий: Эдакая «моя прелесть», да?

 


И.А.: Да, вот абсолютно, абсолютно, конечно, даже вопросов нет.

 


Ведущий: Да, да, хоббитов среди нас немного, прямо скажем.

 


И.А.: Пока немного, да.

 


Ведущий: Все больше люди, а люди, как известно по тому же Толкиену, очень и очень властолюбивые существа. 261-88-67. «За жизнь» с Игорем Аверкиевым говорим мы и ваших реплик ждем. Здравствуйте, алло.

 


Слушатель: Алло, добрый день. Александр Сергеевич меня зовут. Вы знаете, я вот слушаю господина Аверкиева, да, и вот у меня складывается такое впечатление, знаете, вот человек… ну, как бы, сознательно потерял нить, направление и так далее. Объясню почему. Вот смотрите, мы все выходили против выборов, нечестных и так далее. Выходил я, выходил в том числе. Но у меня следующий вопрос возникает: нарушили мои конституционные права. Гарантом выступает… конституции, и здесь господин Аверкиев не может сомневаться в этом, выступает президент. Почему же тогда не прошел лозунг: «Долой президента, который имеет фамилию, имя, отчество и до мая месяца работает»? Детские объяснения: «за ним стоит Путин» - это подмена понятий. И сейчас с упорством, достойным другого применения, господин Аверкиев нам промывает мозги. Заменяет ??????? )неразборчиво) – виноват во всем Путин. Вот, понимаете, все остальное ложь от начала до конца. Почему? Потому что подмена понятий произошла с самого начала.

Ведущий: А по-вашему как?

 


И.А.: Кто виноват-то?

 


Слушатель: А по нашему как? Надо было очень четко сформулировать: «Гарантом конституции является действующий президент - долой действующего президента».

 


Ведущий: То есть в данном случае мы должны были выходить на митинги со словами «Долой Дмитрия Медведева»?

 


И.А.: Который сам уйдет через два дня.

 


Слушатель.: Точно. А какая разница? Он уйдет. Мы же ведь от него почему-то получаем выборы новые, партий регистрацию, мы же к нему идем как несистемная оппозиция, здороваемся, общаемся и так далее. То есть в одной ипостаси мы его не принимаем, а в другой принимаем. И отсюда вот это нагромождение, самая главная ошибка и нагромождение всего остального – это ложь и промывание мозгов.

 


Ведущий: Чья ошибка?

 


Слушатель: Господин Аверкиев, если вы честный человек, как вы говорите, так вдумайтесь вот в это всё.

И.А.: Я не говорю, что я честный человек.

 


Слушатель: Вы говорите, что вы занимаетесь честной, бескомпромиссной …

 


И.А.: Нет, нет, нет, я не э то говорю. . Я говорю, что я просто занимаюсь тем, чем я занимаюсь. Причем здесь честность?

 


Слушатель: Вот, понимаете, поэтому еще раз говорю, вот эта ложь в основе ваших самых рассуждений.

 


Ведущий: Так подождите, какая ложь-то?

 


И.А.: Слушайте, мы тут уже все запутались уже, честное слово.

 


Слушатель: Почему запутались? Очень просто.

 


И.А.: Ну, очень просто, то есть призывать к отставке Медведева в ситуации, когда он сам уйдет. То есть вот это вот… мне, что делать больше нечего, что ли, тратить время на «бывшего» человека?

Слушатель: Если бы вы это сказали мне после мая, когда он уходит, я бы вас понял. Он три года стоял у власти.

 


И.А.: Какой май еще?

 


Слушатель: И будет стоять. Понимаете, это он сейчас …

 


И.А.: Все, я все понял, то есть главный враг Медведев, а Путин – хороший человек. Но я мыслю реалистично. Это одна команда. Абсолютно. Медведев без Путина - пустое место. Это одна команда, которая приватизировала всю страну. Какая разница, кто из них там чуть более чуть менее прав или виноват? Это их стратегия в нашей стране. Это они ее реализуют. Они два близнеца в этом смысле. Один чуть мягче, «один добрый следователь, а другой - злой». И что, кому от этого легче? Режим-то такой же.

 


Ведущий: Здравствуйте Алло.

 


Слушатель: Здравствуйте, Антон позвонил. Я хотел немножко вернуться к началу разговора, о том, как повествует СМИ об этом обо всем. Ну, я, как бы, довольно-таки пофигистично отношусь и к новостям, которые идут по телевизору. Я над какими-то смеюсь, над какими-то улыбаюсь. Но вот особенно-то ничему и не верю, да, тому, что вот традиционным нашим средствам массовой информации. Но при этом информацию, я в ней нуждаюсь, я черпаю из других источников. И вот на фоне пропутинских СМИ федеральных, официальных, я вот, честно говоря, ужаснулся, насколько ненавидят те СМИ, которые раньше были вполне профессиональными. Они ведь реально поносят, как он высказал, да.

 


Ведущий: Например, например, например?

 


Слушатель : Ну, вот смотрите, с «Эха Москвы» с федерального, вот сегодня вечером будете слушать, опять начнутся разговоры о том, какой Путин плохой, какой…

 


Ведущий: Подождите, секунду. Когда вы последний раз слышали с «Эха Москвы» разговоры о том, какой плохой Путин?

 


Слушатель: Ну, на прошлой неделе.

 


Ведущий: От кого?

 


Слушатель: Сейчас не могу вспомнить.

 


Ведущий: Ну, в данном случае я вам скажу, что на прошлой неделе, я уверен, я вот сейчас не помню, я уверен, что на прошлой неделе в эфире «Эха» был, как минимум, Шевченко, который уверял, что Путин очень хороший…

 


Слушатель: Нет, нет, дело не в этом. Дело в чем? Понимаете, журналисты сейчас ищут ошибки своих коллег, которые за Путина и высмеивают их просто-напросто, а не идет никакого конструктива.

 


Ведущий: Какие журналисты? Вы говорите – СМИ поливают и СМИ поносят. Я вас спрашиваю – какие СМИ? Вы говорите – «Эхо Москвы». Я вас спрашиваю - кто на «Эхо Москвы» это делает?

 


Слушатель: Вот смотрите, блогосфера.

 


Ведущий: Стоп, секунду, давайте про «Эхо Москвы» разберемся. В блогосфере нет журналистов. В блогосфере есть блогеры.

 


Слушатель: В частности, Роман Попов, оповещая о том, о чем смеется блогосфера на тему Чулпан Хаматовой, вполне спокойно, так скажем, и зачитал, и с этим согласился о том, что Чулпан Хаматова заложница и так далее. Так она честно это сказала. С чего вы взяли, что она заложница?

 


Ведущий: Все. Спасибо.

 


И.А.: Да нет, она, как честный человек, заложница. Ее же ведь не обвиняют в этом ни в коем случае. Мы все честные люди и все мы заложники этого режима, там еще чего-то, но отрицать это бессмысленно просто. Нами всеми манипулируют.

 


Ведущий: В данном случае, если у нас есть определенный информационный тренд, в том числе и в блогосфере тоже, то мы этот тренд отражаем в эфире, да, в специальной рубрике «Обзор блогов». В общем, по большому счету, наши федеральные коллеги работают точно также. Если есть точка зрения, они ее выдают. И точки зрения провластные у них в эфире это вполне себе нормально. По мне дак их даже, наверно, слишком много. Ну, мое ощущение. Здравствуйте. Алло.

 


Слушатель: Добрый день. Александр беспокоит. Ну, по поводу, что Путина материли сегодня с утра господин Орехъ, вспомните передачку там «Особое мнение», или как она называется, в 8 часов. Послушайте внимательно.

 


Ведущий: Ну и что?

 


Слушатель: Да ничего.

 


Ведущий: Послушайте Шевченко.

 


Слушатель: Секундочку, давайте так.

 


Ведущий: Послушайте Барщевского. Сегодня в 17.08 по Москве будет Барщевскаий. Он не будет материть Путина.

 


И.А.: Да это глупый Разговор. Ну, о чем говорить? Господи.

 


Слушатель: Вы задали вопрос. Я вам ответил

 


Ведущий: А я вам также в ответ говорю, что хватает на «Эхе Москвы» тех, кто выступает с провластной точкой зрения.

 


Слушатель: Вы же сказали, что на «Эхе Москвы» никто не выступает.

 


Ведущий: Стоп, секунду. Я спросил – кто это делает?

 


Слушатель: А я вам сказал, кто. Орехъ, конкретно. Что еще? Что вы со мной спорите-то дальше? Я вам сказал, что Орехъ…

 


И.А.: Нет, всё, давайте, от троллей нужно отключаться. Это уже понятно абсолютно.

 


Ведущий: Понятно. Спасибо. Причем, еще хватает, да, то есть даже у нас на пермском «Эхе». Здравствуйте. Алло.

 


Слушатель: Алло. Здравствуйте. Владимир меня зовут. Я поддерживаю вот всех, которые там были. «Эхо Москвы» и «Эхо Перми» очень много…

 


И.А.: Да понятно, что это уже все организовано. Вы что, господи, че мы наивные люди что ли?

 


Ведущий: 261-88-67 – телефон прямого эфира.

 


И.А.: На самом деле они работают, действительно.

 


Ведущий: Почему? Вы считаете, что это организованный прозвон?

 


И.А.: Абсолютно. Конечно, конечно.

 


Ведущий: Я вас уверяю, что нет. Я вас уверяю… и даже прошу – но вы-то не скатывайтесь… потому как, минимум, одного из тех, кто звонил, я очень хорошо знаю лично. Я вас уверяю, что нет никакого организованного прозвона. Не надо искать врагов там, где их нет. Здравствуйте. Алло.

 


Слушатель: Здравствуйте. Роман меня зовут. Ну, я хотел бы прекратить этот словесный понос, действительно.

 


Ведущий: Давайте, давайте, давайте.

 


Слушатель: У меня вот конкретный вопрос: вот что делать дальше? Что вы посоветуете гражданам дальше после 5-го марта делать? И в связи с этим вчера в сети зацепил информацию о том, что у вас будет какой-то проект «Школа агитаторов». Я так и не понял, что за агитаторы, почему так поздно вдруг организуется такая школа, и за что агитировать и так далее. Можно что-то немножко об этом рассказать?

 


И.А.: Да, я в двух словах все расскажу. Во-первых, что делать после выборов, я уже говорил. Нужно просто добиваться, чтобы режим выполнял те обещания, которые он надавал в ходе предвыборной кампании, вот и всё. То есть там много, чего нужно добиваться – от политических до социальных всех этих вещей и так далее. Они многого наобещали, и хорошо было бы, чтобы это все было выполнено. Но это зависит именно от нас, а не от режима. Про «Школу агитаторов». Это громкое название. Речь идет о том, чтобы нам в ближайшее время попытаться убедить людей, насколько важен второй тур. Для этого мы приглашаем тех, кто собирается раздавать листовки по поводу важности второго тура, и кто хочет словами агитировать за второй тур, это вот и называется «Школой агитаторов». Все это будет завтра в полседьмого на Куйбышева, 63, квартира 17. Это в общественном центре, пресс-центре.

 


Ведущий: Здравствуйте. Алло.

 


Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Любовь Александровна. «Эхо Москвы» слушаю уже много лет. И так обрадовалась сейчас, что есть люди, которые вас слушают, а думают совсем не так, как вы. Мне, например, не понравилось, когда вы говорите «они», про нас, «не понимают», «что нам ждать, когда они вымрут». Вы вообще не признаете, что есть люди, которые пусть даже вас слушают, но думают не как вы.

 


Ведущий: Упаси, господи. Вот смотрите, Игорь Валерьевич, вот иногда я нахожусь в легком ступоре. Причем, я честно не понимаю. То ли речь идет о весеннем обострении. Хотя, казалось бы, какая весна, еще несколько дней. То ли это просто предвыборное. Вот, может быть, это, действительно, предвыборное? Люди не могут отстраненно взять и слушать.

 


И.А.: Понимаете, я рационально мыслящий человек. Из пяти подряд звонков одинаковых не бывает.

 


Ведущий: И что?

 


И.А.: А случилось именно это. Я думаю, что это нормально, там технология работает, и всё. То есть «Эхо Москвы», «Эхо Перми» взяли, так сказать, под обслуживание там, и всё работает с ним вот таким образом.

 


Ведущий: Давайте проверим. Дайте еще один звонок. Здравствуйте алло.

 


Слушатель: Здравствуйте. Это Владимир из Перми. Мне кажется, оппозиция страшно очень опоздала со временем. Надо было с осени начинать, когда Путин объявил, помните, о создании Народного фронта. Вот когда он пошел в наступление. А оппозиция проспала. И очень много проспала.

 


И.А.: Да тогда оппозиции просто ее не было, поэтому че там…

 


Ведущий: Ну, ладно. В любом случае, спасибо. Вы знаете, я не думаю, что это осада «Эха Перми». Мне кажется, Игорь Валерьевич, если это и осада, то это ваша личная. Потому что до появления Аверкиева в эфире у меня все было в порядке.

 


И.А.: Нет, мне Окунев про то же говорил.

 


Ведущий: Да?

 


И.А.: Да, да, да.

 


Ведущий: Ну, ладно. Хорошо. Всё. Игорь Аверкиев у нас был в гостях. Давайте я вас еще позову как-нибудь в ближайшее время.

 


И.А.: Давай, тогда проверим…

 


Ведущий: Так забавно получается просто.

 


И.А.: Да, может быть.


Обсуждение
1295
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.