Верхний баннер
13:55 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 10 ДЕКАБРЯ 2018

$ 66.92 € 76.08

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

08:50, 11 марта 2015

Эхо войны. Вспоминает Александр Чалин: "Я был командиром сапёрного взвода, мне было 19 лет. А во взводе в основном были люди под 40..."

Вспоминает участник войны Александр Семёнович Чалин:

Это было в феврале 1942 года. Я был командиром сапёрного взвода, мне было 19 лет. А во взводе в основном были пожилые люди, под 30 мало, в основном - 40 лет. Поздоровался с ними: «Я ваш сынок, а вы мои папаши». И войти в доверие к ним было одной из самых сложных задач.

Нам нужно было переправиться через большую реку Полу. А как раз это было начало весны, вода разлилась, дул сильный ветер, я их сажу в лодки, и мы поплыли. Я взял правление лодкой в свои руки, говорю, что я сам родился на реке… А большинство плавать не умеет: «Вы нас утопите!» и так далее. Волны, конечно, бушуют восю.

В общем, перебрались они, отдохнули. Потом я второй раз поехал за остальными, привёз всех. И, видимо, это было первым сигналом к доверию.

(фрагмент интервью из архива «Эха Перми»)

 

Вторая мировая - общая память 

Звучит фрагмент поэмы «Подступы» Давида Самойлова

Человечек сидит у обочины,
Настороженный, робкий, всклокоченный.
Дремлет. Ежится. Думает. Ждет.
Скоро ль кончится эта Вторая
Мировая война?
                        Не сгорая,
Над Берлином бушует закат.
Канонада то громче, то глуше…
– Матерь Божья, спаси наши души,
Матерь Божья, помилуй солдат.


Ночью шли по дороге войска.
И шоссейка, как зал после бала,
Неуютна, длинна и пуста:
Банки, гильзы, остатки привала.
Сквозь шпалеры деревьев устало
Льется наискось странный, двойной
Свет, рожденный зарей и войной.
Сон глаза порошит, словно снег.
Человечек вздремнул у кювета.
Вдруг – машина, солдаты.
                                     – А это
Кто такой?
              – Да никто. Человек. —


Щекотнул папиросный дымок.
Итальянец и сам бы не мог
Дать ответ на вопрос откровенный.
Он – никто: ни военный, ни пленный,
Ни гражданский. Нездешний. Ничей.
Приоткрыв свои веки усталые,
Он покорно лепечет: «Италия!»
Лешка Быков, насмешник и хват,
Молча скинул с плеча автомат,
Снял котомку, где пара портянок,
Старый песенник, соль в узелке
И портреты крестьян и крестьянок
Запеленаты в чистом платке,
Целлулоидовый воротничок,
Нитки, мыло, табак и так далее.
– На, бери, заправляйся, Италия!
Хлеба нету, одни сухари.
Ничего, не стесняйся, бери.

<…> 

Было холодно. Мутно. Пустынно.

К небесам устремляя свой взгляд,
Итальянец шептал исступленно:
– О, спаси наши души, Мадонна,
Матерь Божья, помилуй солдат!

 

Давид Самойлов, Россия. В 41 был студентом литературного института. Ушёл на войну добровольцем. Воевал на Волховском фронте, освобождал Украину, Белоруссию и Польшу. Был ранен. Закончил войну в Германии. 

Обсуждение
22133
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.