Верхний баннер
16:56 | ВТОРНИК | 12 НОЯБРЯ 2019

$ 63.85 € 70.42

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 21 апреля 2014

"Разговоры о том, кем я хочу стать, попытки попробовать себя в этом – школа в традиционном варианте этого не предоставляет",- Наталья Климова

 

- Нашей темой стал конкурс, который только что завершился в Чайковском, «Тьютор-2014». Наталья Андреевна, вы учитель по основному своему призванию, руководитель образовательной организации. Что такого привлекательного вы нашли в профессии тьютора, что получили и эту специальность и стали участвовать в профессиональном конкурсе?

 

Наталья Климова: Когда я работала учителем, для меня было важно общение с ребятами, как выстраиваются отношения. Иногда я говорила, что я учитель с человеческим лицом. Мне кажется, человечность, в которую я вкладывала смысл, сопровождение детей, помощь им помогли мне стать тьютором. Это тот, кто сопровождает образовательную деятельность детей, не навязывая им своего решения как педагог, не подталкивает их, указывая конкретное направление, а помогает разговорами о том, как устроена жизнь, образование, как в этой жизни можно себя найти.

 

- Смотрите, вы говорите, что в качестве учителя помогали детям, вели с ними разговоры о жизни. По большому счету все задачи учитель, как правило, решает. В чем специфика профессии тьютора? Чем она отличается от учителя?

 

Мария Мансветова: Профессия тьютора – современная педагогическая позиция. Для чего она нужна? Для того, чтобы ребенок учился ориентироваться в современном многообразии деятельности, профессий, специальностей. Здесь важно не навязывание, не указывание пути, куда необходимо двигаться, а рассмотрение, разговор о вариантах моего собственного движения.

 

- С 2008 года профессия тьютора официально входит в реестр профессий Российской Федерации. Получается, что у профессии есть собственные стандарты, требования к ней.

 

Мария Мансветова: Безусловно, сейчас устанавливается единый стандарт тьюторской деятельности. Он обсуждается в профессиональном сообществе. Чем тьютор отличается от не тьютора? Уже принято, что это позиция сопровождающая. Есть позиция формирующая, это позиция учительская. Учитель ведет к некому образцу, который есть в голове у учителя об истории, культуре, некий образец существует. А тьютор не ведет к образцу, он работает с сознанием человека, волей, желаниями, ориентирован на способ действия по отношению к этому.

 

- В школе №112 каким образом реализуются тьюторские практики?

 

Наталья Климова: Так как мы участвуем в модели «Школа – пространство выбора», в рамках этой модели заводится организация тьюторской практики. Мы реализуем модель на параллелях с 5 по 9 класс, к каждой этой параллели закрепили человека, который является тьютором. Это педагог, но он, как Мария Александровна сказала, не говорит, что нужно делать, а помогает ребятам обсудить их результаты, которые они получили на краткосрочных курсах, когда они занимаются по предметам в поточном методе обучения. Обсуждая с ними эти результаты, показывая, что можно сделать еще, предлагая детям решения – вот этим и занимается тьютор.

 

- Он работает индивидуально или все-таки в группах?

 

Наталья Климова: Есть индивидуальный, конечно же, в первую очередь разговоры с ребятами, но есть и то, с чем он может поговорить с группой ребят. У них возникает потребность, например, провести определенные тренинги. Естественно, это будет обсуждаться уже в группах.

 

- Одна из ключевых задач тьютора – помощь старшеклассникам в дальнейшем профессиональном определении. Я понимаю так.

 

Мария Мансветова: Разные школы реализуют разные подходы. Есть школы, которые сосредоточены на пространстве выбора на старшей ступени, там реализуют все, что связано с профессиональным деятельностным самоопределением. Но сейчас около 40 школ Перми реализуют пространство выбора и на основной ступени. Если оно есть, нужен тьютор.

 

- В любом случае, вне зависимости от возраста? Как вы оцениваете значение, роль, удельный вес тьюторов в пермской системе образования? Это какие-то очень факультативные вещи? Или это специалисты, с которыми встречается достаточно большое количество семей и детей?

 

Мария Мансветова: Пока, безусловно, это факультативное образование, так как пространства выбора как такового в школе еще не очень много. Эта практика осваиваема только современными педагогами. Те школы, которые уже продвинулись в этом направлении, школа, где Наталья Андреевна преподает, с этой практикой встречается большинство семей.

 

- Насколько легко дети, родители входят в ситуацию, когда надо работать с тьютором? Насколько адаптируются и понимают, в чем состоит тьюторская задача?

 

Наталья Климова: Ребята, которые младшеклассники, идут легко – пятые, шестые… Старшеклассникам, наверное, сложно, они уже привыкли к системе, которая сложилась в школе, возникающая фигура тьютора им пока еще не понятна.

 

- Кроме, как в тех школах, в которых реализуется модель пространства выбора, можно найти тьюторов в городе?

 

Наталья Климова: Это представители НОЦов, новые образовательные центры. Некоторые школы сами вводят эту функцию и реализуют эти практики. Конечно, можно найти.

 

- Когда был задуман конкурс «Тьютор года», я так понимаю, что он проводился впервые в нашем регионе, в чем его основная задача?

 

Мария Мансветова: Наверное, их были две. Первая – чтобы тьюторы разных территорий посмотрели друг на друга и могли поделиться тем опытом, который был накоплен. Сейчас опыт уникален, каждая тьюторская практика – уникальное дело. Перекрещивание таких тьюторских практик обогащает все профессиональное сообщество. Вторая цель – так как уже сообщество начало устанавливаться, появляются ключевые фигуры, необходимо подбадривать педагогов, что да, это здорово и интересно.

 

- Вам как победителю конкурса, Наталья Андреевна, что показалось самым сложным испытанием?

 

Наталья Климова: Первоначально, когда я готовилась к этому конкурсу, когда узнала о нем, мне показалось самым сложным, когда нужно было обобщить свой опыт. Опыт не такой большой, может быть, еще не укладывается в алгоритм действия, разрозненные эпизоды. А когда я уже непосредственно стала участвовать в конкурсе, оказалось, что профессиональную пробу для ребят оказалось не так-то просто, чтобы они что-то вынесли из этого. Ребята определялись, с какой профессией они хотели бы познакомиться. Не просто познакомиться, вот это такая профессия, нужны такие качества – а непосредственно попробовать себя в этой профессии. Например, ребята, с которыми мы взаимодействовали, выбрали профессию адвоката. Когда мы с ними беседовали, мы поняли, что профессии юриста и адвоката у них очень переплетены, и они не совсем понимают, кто адвокат, а кто юрист. Нам надо было организовать пробу так, чтобы они увидели разницу.

 

- Какие еще профессиональные пробы проводились в рамках конкурса?

 

Мария Мансветова: Это были ландшафтные дизайнеры, психологи, другие пробы юристов, архитекторы, инженеры, строители, врачи.

 

Наталья Климова: Хозяйка салона красоты.

 

- Это был настоящий салон красоты, импровизированный, где ребенок мог себя проявить?

 

Наталья Климова: Практически да. Девушка придумала название (неразборчиво), все были рады, ходили туда, делали прически.

 

- Сейчас мы еще пообщаемся с Мариной Тюминой, это руководитель регионального центра развития тьюторских практик региональной тьюторской Ассоциации по Пермскому краю, город Чайковский.

 

Марина Тюмина: Здравствуйте.

 

- Марина Владимировна была одним из членов жюри «Тьютор года-2014», который, как я понимаю, стал определенным срезом уровня развития профессии в регионе. Как бы вы оценили этот уровень, что вы увидели по итогам конкурса?

 

Марина Тюмина: Первое – интерес к этой профессии достаточно высокий. На первый взгляд, 13 участников конкурса – это немного. Но я хочу обратить внимание, что практически все из взрослых, которые приехали в лагерь, хотели себя попробовать в тьюторской позиции. Второе – сегодняшний уровень в большой степени уровень проб и ошибок. Люди пробуют, ошибаются, получается или нет, но ценно то, что в конкурсе была возможность рефлексивно отнестись к этим пробам в коллективном обсуждении. Поэтому не могу сказать, что высокий уровень подготовки людей по профессии, да это и понятно, но интерес большой, и желание людей делиться даже первичным опытом, который у них накоплен, и обсуждать его очень большое.

 

- Хорошо, что бы вы назвали самой большой зоной риска для начинающего тьютора? С чем были связаны ошибки?

 

Марина Тюмина: Мое мнение, и оно в конкурсе тоже проявилось, самый большой риск – учитель, который проработал от 10 и более лет, ему очень трудно отказаться от своей учительской позиции. Ее особенность заключается в том, что я знаю, как, и я это свое знание передаю, и учащийся должен у меня его взять. Мне очень понравилась клятва, которую принимали тьюторы в конце конкурса – откажись от советов, дай право попробовать ребенку самостоятельно действовать, дай ему право на ошибку. Вторая трудность и ошибка – скатиться в плоскость психологии. Такие серьезные проблемы, как взаимоотношения ребенка и родителя, тьютор берет как свою задачу. На мой взгляд, это не его задача.

 

- По поводу самоопределения ребенка?

 

Марина Тюмина: По поводу самоопределения, если там есть предмет обсуждения – да, это может быть задачей тьютора. А если взаимоотношения, где ребенок не доверяет своему родителю, испытывает большое давление и не может этому сопротивляться, этот психологический аспект предметом тьюторского действия не является.

 

- Вы достаточно интенсивно общаетесь с тьюторским сообществом России. Я попрошу вас оценить позиции Прикамья в процессе становления этой новой специальности.

 

Марина Тюмина: Межрегиональная тьюторская ассоциация – действительно, я в ней 4 года, в ней проводится много совместных дел, которые позволяют всем желающим войти в ассоциацию, во-вторых, даже не являясь членом ассоциации, участвовать в тьюторских конференциях, которые проводятся в течение года, в черноморском университете тьюторства, который проводится раз в год, где все желающие могут заявить свои практики, технологии для экспертизы. Семинары, которые проводятся по заявкам. Как минимум у нас в крае складывается очень интересная ситуация, когда не только представители межрегиональной тьюторской ассоциации предлагают свои услуги по профессиональному становлению человека, который решил освоить эту профессию. У нас есть и другие команды, которые тоже очень интересно работают. Я считаю, очень здорово, что мы, наш региональный центр, сотрудничаем с институтом «ПрЭСТО», командой Виктора Раульевича Имакаева. Точно так же мы работаем с проектным офисом, который возглавляет Ольга Николаевна Новикова, связанным с созданием НОЦ, где идея тьюторства заложена в саму концепцию. Я знаю, что очень интересно работает Оксана Валерьевна Игнатьева, заведующая кафедрой культурологии Пермского гуманитарного педагогического университета. Мне кажется, очень хорошо, что есть разные варианты, главное, чтобы было место, где мы это все можем обсуждать.

 

- Как вы думаете, конкурс «Тьютор года» может стать таким местом?

 

Марина Тюмина: Да, безусловно! Культурный формат обсуждения – это конференция. По большому счету, тьюторских конференций достаточно много, а мне бы хотелось, чтобы что-то стало брендом Пермского края, поэтому я совершенно согласна. «Тьютор года» как конкурс, который даст возможность обсуждения о представлениях этой профессии разных групп, центров, ассоциаций в культурном формате – это вполне приемлемо. Мне кажется, даже в каком-то аспекте более интересно, чем конференция. Мне хочется, чтобы конкурс стал нашей визитной карточкой.

 

- Большое спасибо. Марина Владимировна упомянула о лагере, в котором и проходил этот конкурс. Наверное, надо пару слов о нем тоже сказать.

 

Мария Мансветова: Было решено, что конкурс «Тьютор года» будет проходить на базе лагеря «Вперед, будущее», это уже 11 лагерь в этом концепте. Почему именно здесь – потому что он позволяет тьюторам проверять себя в реальном действии, не на теоретических материалах, а с реальными задачами. «Тьютор года» очень хорошо вписался в концепт лагеря. Если до этого люди, работающие в лагере, были тьюторами, сейчас они стали конкурсантами.

 

- Наталья Андреевна, вы приехали в лагерь и приняли участие в конкурсе. Вы не первый раз были в лагере, существует ли какое-то отличие – просто сопровождать детей или делать это в рамках конкурса?

 

Наталья Климова: Да, я второй раз в лагере. Первый раз лагерь был посвящен немножко другой теме, метапредметности, разработке модулей по оценке метапредметных умений учащихся, которую мы разрабатывали. Здесь был лагерь немножко другого направления, по-другому строилась сама смена. Я бы не сказала, что сопровождала детей. Там учителя и взрослые тоже живут полноценной жизнью, что и дети, так же создают свои проекты, извещают, проводят курсы, да еще и во всяких квест-конкурсах играют, да еще и в самом конкурсе надо поучаствовать. Жизнь была очень насыщенной.

 

- Я хочу спросить о реальных практиках, которые вы защищали в рамках конкурса, это было одно из тьюторских испытаний. Что именно вы приводили в качестве примера из своей практики, что произвело на вас впечатление среди сообщений коллег?

 

Наталья Климова: Я приводила пример профессиональной пробы одного из учащихся школы.

 

- У вас в школе проводятся профессиональные пробы?

 

Наталья Климова: Да, мы запустили в этом году составляющий момент реализации этой модели, начали запускать профессиональные пробы. Немножко они у нас не так проходили в лагере, что получилось у меня с одним из учеников, я об этом и рассказывала. Педагоги тоже рассказывали про свои профессиональные пробы, в основном такой пример приводился. Мне понравилось выступление участницы Альбины Жилик, которая говорила о том, что реализует тьюторское взаимодействие с учащимися начальной школы. Когда я рассматривала эту возможность у себя, то думала, что 3-4 классы, наверное, уже готовы к такому взаимодействию, потому что 4-классники – уже взрослые ребята, им неинтересно в рамках начальной школы. Я думаю, что такие социальные пробы были бы для них интересны, сопровождение тьютора было важно.

 

- Мы говорили, что это сопровождение школьников, старшеклассников, выпусников – а где еще?

 

Наталья Климова: Сейчас коренным образом перестраивают систему образования на всех ступенях, начиная от школьного и заканчивая вузовским. Начнем с самого начала. В современной муниципальной системе дошкольного образования позиция тьюторства закладывается, закладывается индивидуальное сопровождение семей, когда у семей возникает потребность определиться, как им дальше действовать, что выбирать. Сейчас в детских садах начинают появляться образовательные практики, где возникает необходимость в позиции тьютора. Дальше – сопровождение особых детей с точки зрения выше, чем уровень нормы (не очень хорошее словосочетание, но мы пока не можем от него уйти), и детей, которые для своего возраста не показывают те целевые показатели, которые имеют место быть. Соответственно, для этих отклонений в разных отношениях тьютор может помогать семье. В дошкольном образовании это сопровождение в первую очередь родителей. Когда ребенок переходит в школу, тьютор на разных ступенях несет за собой разные функции. Например, в начальной школе – это привыкание к позиции, когда не учитель говорит тебе, как тебе надо жить дальше, как надо действовать, а та позиция, которая позволяет тебе определять различные способы действия, организовывать определенные деятельностные пробы, профессиональные пробы и так далее. Тут же фигура может возникнуть в допобразовании. Вводится новая модель образования, появляются краткосрочные практики, что вообще очень ново для дополнительного образования, где программы обычно 2-годовые, 3-годовые. В этом пространстве нужен человек, который может помогать ребенку или семье, которая взяла абонемент на ряд краткосрочных практик, в этом выборе ориентироваться и куда-то этот выбор может выводить. Он может выводить либо на длительную программу, либо на погружение в профессиональную сферу деятельности и так далее. Про основную школу мы уже говорили, это различные способы как в образовательной, так и во внеурочной деятельности, а в старшей школе это уже сопровождение образовательных программ, когда обучение ребенка, подростка рассматривается не только в рамках школы, но и далеко за ее пределами, может распространяться на Россию, особенно при современной открытости современных образовательных систем. Далее в вузе тоже вводится позиция тьюторов, кураторов.

 

- В вузах Перми есть такая позиция?

 

Наталья Климова: Сейчас усиленно начинает вводиться. Там, где есть выбор, где есть балльно-рейтинговая система, там появляется.

 

- А за пределами привычного нам возраста, когда человек получает образование, школа-вуз, для взрослого человека тьютор может оказывать какие-то услуги?

 

Мария Мансветова: Безусловно, да. Например, когда мы работаем с детьми, у родителей тоже появляется заказ: «А можно ли с нами поработать?» Мы проводим такие практики, когда встречаемся со взрослыми.

 

- Что взрослый человек может получить от тьютора?

 

Мария Мансветова: Сопровождение в выборе профессии. Многие взрослые разочаровываются в том, что они делали, многие профессии просто устаревают и обессмысливаются, а надо как-то двигаться в карьере. Здесь тьютор может помочь.

 

Наталья Климова: Эта тьюторская помощь может быть актуальна и для педагогов. Сейчас в образовании происходит очень много изменений, много что нужно освоить и понять, в каком направлении двигаться, как это поэтапно делать. Не каждый педагог может это самостоятельно, ему тоже может понадобиться человек, который может это обсудить и для себя сделать какие-то выводы.

 

- По итогам участия в конкурсе какое представление о перспективах этой профессии в вашей школе, вашей жизни и карьере вы получили? Что-то новое вы поняли про эту профессию?

 

Наталья Климова: Я для себя поняла, что могу стать тьютором и даже поменять профессию педагога на профессию тьютора.

 

- А совмещать не получается?

 

Наталья Климова: Для меня получается. Пока не получается во мне одной совмещать несколько позиций у детей. Им непонятно, я сейчас перед ними – кто? (смеется) Педагог или тьютор? Это, может быть, на первых порах озвучивать.

 

- Как можно разрешить это противоречие?

 

Мария Мансветова: Как сказала Наталья Андреевна, надо обозначать, кто я сейчас.

 

- А где в принципе можно этому научиться? Как стать тьютором?

 

Мария Мансветова: Учат уже много где, сегодня перечисляли – это и педуниверситет, и госуниверситет, и наш институт «ПрЭСТО», и тьюторская межрегиональная организация. Но на самом деле тьюторству можно научиться только в практике. Тьютор становится только в деле, в других местах не становится. Слушать одни теоретические лекции бессмысленно.

 

- А почему?

 

Мария Мансветова: Только через собственную рефлексию, целеполагание, выбор можно понять, как это делать и сопровождать в другом человеке.

 

- Вообще имеет ли смысл вводить в педагогическом университете такое отдельное направление?

 

Наталья Климова: Безусловно, имеет, потому что сейчас нарабатывается практика, она будет каким-то образом формализовываться, укладываться в тексты, учебники, положения, теорию тоже нужно будет учить. Но ни в коем случае нельзя отрывать теорию от практики, практики должно быть больше.

 

- Я хочу вам предложить пофантазировать. До какой степени вам хотелось бы продвинуть распространение профессии хотя бы на уровне Перми и Прикамья? Какое положение вещей можно считать адекватным уровню?

 

Мария Мансветова: Команда нашего института мыслит более глобально, чем рамки Пермского края. Мы хотим, чтобы тьюторство становилось во всей Российской Федерации, готовы выходить и за ее пределы. Это на разных возрастах, разных сферах деятельности может стать самой востребованной специальностью через 10-15 лет.

 

Наталья Климова: Я согласна, потому что просто обучение предмету – это уже сейчас не так актуально. Да, нужен предмет, но важнее понять, кем ты хочешь стать, и тогда тебе будет понятно, какие тебе нужны предметы, чтобы осуществить мечту. А вот разговоры о том, кем я хочу стать, еще и попробовать себя в этом – этого школа в традиционном варианте не предоставляет.

 

- У нас сейчас какое соотношение учителей и тьюторов в тех школах, в которых эта позиция присутствует?

 

Мария Мансветова: Один к трем.

 

Наталья Климова: Если не один к десяти.

 

- А каким должно быть, на ваш взгляд?

 

Мария Мансветова: А больше не надо. Много тьюторов – это тоже плохо, они создают неопределенность. А любая система, много неопределенностей друг друга торпедируют.


Обсуждение
1715
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.