Верхний баннер
14:58 | ПЯТНИЦА | 07 АВГУСТА 2020

$ 73.64 € 87.17

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:36, 02 января 2015

«К чему мы придем, непонятно. Государство не пытается начать с себя, не пытается снизить административные барьеры, не пытается само стать более эффективным», - Эдуард Матвеев

Тема: экономический кризис, ситуация в банковской сфере, экономические прогнозы.

Гость: Эдуард Матвеев, генеральный директор управляющей компании Custom Capital

Программа: «Бизнес-ланч»

Дата выхода: 29 декабря 2014 года

Ведущий: Юлия Хлобыст

- По вашему мнению, кризис начался, он уже идет? И какой это кризис? Валютный или самый что ни на есть экономически?

- Валютным или невалютным кризис называть нельзя. Кризис – он всегда кризис.

Что такое кризис? Это когда та экономическая система, которая работала, больше работать не может, ее надо менять, что-то надо переделывать. А экономическая система – это, в том числе, национальная валюта. Если система не работает, к национальной валюте нет доверия. И сейчас, конечно, Центробанк пытается доверие вернуть, но в свое время это доверие почти было потеряно. В те дни, когда курс доллара по 3-5 рублей рос и дорос до 80 рублей, это говорило о том, что доверие к национальной валюте нет ни у кого.

- То есть кризис доверия?

- Что касается валюты - да.

А  кризис, он и есть кризис.  Нужно менять что-то  экономике. Об этом говорила и Псаки, вернее, устами Псаки говорили американцы - России надо слезать с нефтяной иглы.

- Ну, сколько мы с вами в эфире эту программу ведем, мне кажется, столько эти разговоры и идут. 2014 год стал годом перемен хоть каких-нибудь?

- Скорее всего, да. Во-первых, я как гражданин на себе это почувствовал, появилась гордость за страну.

Олимпиада в Сочи большое количество людей сплотила, люди поняли - есть, чем гордиться. А когда общество является именно обществом, у него с экономикой чуть получше, потому что у общества есть единая цель.

- Вы это связываете с Олимпиадой?

- Прежде всего, да. Потому что я лично не ожидал, что Олимпиаду проведут на таком уровне и что мы победим в этой Олимпиаде. Можно, конечно, где-то что-то копать и искать, но, тем не менее, эта Олимпиада в Сочи большое количество людей сплотила, люди поняли - есть, чем гордиться.

- А с экономической точки зрения это было правильно? Несмотря на патриотизм и гордость, которые возникли уже после.

- Когда общество является именно обществом, у него с экономикой чуть получше, потому что у общества есть единая цель, которая впереди.

А с точки зрения Олимпиады - ни для кого же не секрет, что огромные деньги были вкачаны, в том числе, в инфраструктуру самого Сочи. Когда к кому-то приходят дорогие гости, люди начинают делать генеральную уборку, может, не сделали бы, а тут надо. Никуда не денешься. В Сочи прекрасные развязки сделаны, сделаны тоннели европейские.

- И сейчас это все медленно умирает.

- Я бы не сказал. Мы были в сентябре, в отеле сказали, что на Новый год практически все уже забронировано. Особенно на фоне санкций, роста курса доллара и евро огромное количество людей туда едет отдыхать.

- Таким образом, кризис поможет поддержать на уровне построенную инфраструктуру.

- Поможет, но ненадолго. Если санкции не будут ужесточены и не будут продлены, то, скорее всего, курс вернется в район 50 и ниже рублей, туда, где комфортно бизнесу и населению, иначе и быть не может.

- Это вы уже прогнозируете на 2015 год?

- Да. 

- Хотелось бы разобрать ситуацию с банками. Люди, у которых есть хорошее базовое экономическое образование с большой опаской говорят о неком межбанке. Что за межбанк?

- Разберем типичную ситуацию в экономике. В экономике есть компании и люди, которые активно что-то создают. Есть инвестиционный горизонт короткий, есть длинный. Тех, у кого горизонт длинный, просят какие-то деньги вернуть, они перехватываются в другом банке. Всем это понятно, как раньше в Советском Союзе было - до зарплаты дайте «пятерку». Тут также. Рынок межбанковского кредитования помогает банкам функционировать. У банков иногда приходят вкладчики, забирают деньги, иногда они что-то выдают. Не всегда эти короткие активы-пассивы сбалансированы, и для того, чтобы разницу нивелировать, любой банк может на межбанке занять на относительно небольшой срок, под более или менее нормальные проценты, обычно небольшие.

- Небольшие проценты - это ниже ключевой ставки Центробанка?

- Обычно не ниже, но сейчас мы понимаем, что ключевая ставка ненормальная. Но, тем не менее, это не ставки кредитования.

Сейчас в силу разных причин ряд банков ждет налета вкладчиков, часть банков просто активно участвовала в играх с валютой. Можно посмотреть все банки, которые последние недели две зазывали всех огромными процентами, это всё банки, которые с достаточно большой  долей вероятности «попали» на валютном рынке в силу этих скачков, им срочно нужна была короткая ликвидность, чтобы перекрыться.

Рынок с дешевыми деньгами постепенно исчезает, ставки поднимаются - это раз.

Плюс есть понятие лимитов, не все банки могут всем банкам давать. И сейчас мы понимаем: скоро праздники, никто не знает, что произойдет в праздники, когда весь мир будет работать, а мы будем отдыхать. Поэтому банки стараются, любо поднимают ставки значительно, либо не дают деньги.

- Что касается ставки 17%. Разные мнения звучат по поводу того, что Центробанк поднял ставку, кто-то говорит, это ужас-ужас, кто-то говорит, что это правильное решение. Вы как считаете?

- Это стандартное решение, когда растет инфляция, когда банки, на те деньги, которые они получают, начинают играть на бирже, мы это проходили в 2008 году, а больше, наверное, в 1998 году, всё это было. Другой вопрос, что такие ставки не должны держаться долго, то есть ставку все равно нужно будет в следующем году снижать. Повышение ставки, как правило, это попытка ограничить падение национальной валюты. Привести рынок в такое состояние, при котором рост курса доллара к национальной валюте больше оправдан фундаментальными факторами, нежели спекулятивными.

Мы все понимаем, что те обязательства, которые были даны по повышению дохода врачам и учителям, номинально выполнены, реально - нет. Можно с любым преподавателем из обычной школы поговорить, он расскажет, как это было сделано. И поэтому мне непонятно, что дальше-то хотели сделать? 

- Резкое повышение учетной ставки, резкое повышение норм резервирования по валютным контрактам, демонстративное жестокое наказание нескольких крупных спекулянтов… Не готов Центробанк применить все эти 3 меры воедино. Полумеры получаются. В результате что можно ожидать в 2015 году?

- Мы говорим о ситуации, когда ничего не меняется. Если что-то кардинальное произойдет, условно, не дай бог, военные действия с Украиной (а, судя по всему, запад пытается этот сценарий реализовать любыми путями…) Если, дай бог,  этого не будет, то я бы все-таки ждал, что ставки будут потихоньку снижаться, это видно уже по депозитам, которые банки стали снижать. Банки поняли, что под такие ставки им принесут огромные деньги. Можно походить по ряду банков, где ставки были 20%, 21%, 19%, за вот эти несколько дней, когда у них были такие ставки, им принесли просто огромное количество денег. Когда так происходит, понятно, что ставка не рыночная так или иначе опустится, проблемы с ликвидностью временные. Даже если посмотреть один из крупнейших банков прогосударственных, рассылка юрлицам: 3 месяца ставка 28% годовых, год - в районе 12%. Деньги нужны.

- Здесь и сейчас.

- В силу проблем с рынком межбанковского кредитования. Как сделать так, чтобы доллар не рос? Не давать рублей. Сжать эту рублевую массу, покупать доллары будет не на что, и народ побежит доллары продавать. Это мы уже проходили в 1998 году, это обернулось падением ВВП на 9%, если я не ошибаюсь. Как раз в силу того, что не было денег. Экономика, как организм: чем больше организм, тем больше крови там должно быть. Там не должно быть больше, чем надо, но и не должно быть меньше, чем надо. Так и здесь. Мы просто кровопусканием занимаемся, часть крови вылили в тазик, и ждем, что все нормализуется. Так не нормализуется.

- Но это вы рассматриваете сценарий, если не будет войны и потрясений экономических.

- Да.

- 2014 год как вы считаете, показал, что у нас все-таки политика управляет экономикой?

- Сложно сказать, что он показал. С начала 2014 года, а может быть, с 2013 и 2012, у меня не было впечатления, какие у нас ориентиры в экономике. Да, когда-то было сказано, что с одной  стороны мы просоциальное государство, что социальные обязательства будут выполнены. С другой стороны, Центробанк всячески давал понять, что он деньги печатать не будет. По-моему, мы с вами еще год назад встречались, я говорил, что тут 2 варианта: либо деньги печатать, либо курс вырастет. Но пока они деньги печатать не хотят, по этому сценарию не идут. Хотя дефицитность бюджета очевидна.

Мы все понимаем, что те обязательства, которые были даны по повышению дохода врачам и учителям, номинально выполнены, реально - нет. Можно с любым преподавателем из обычной школы поговорить, он расскажет, как это было сделано. И поэтому мне непонятно, что дальше-то хотели сделать? Ну, хорошо, сейчас вот эти изменения попытались сделать в сфере частного предпринимательства. С другой стороны - пошлины, сборы за лишние помещения. Ну, это ни к чему не приведет. Чем больше с людей взимают денег, тем меньше они будут платить. Кроме того, они будут сжимать бизнес.

К чему мы придем, непонятно. Государство не пытается начать с себя, не пытается снизить административные барьеры, не пытается само стать более эффективным. Оно пытается такими драконовскими мерами заставить стать в кавычках эффективным бизнес. Бизнес, он по сути своей эффективен! Он либо есть, либо его нет.

- А если он есть, значит, он эффективен?

- Да.

- Я всегда вас прошу дать советы для рядовых граждан. Потому что события последних недель показали: паника присутствует. Народ сначала побежал выгребать наличность из банков, потом побежал эту наличность тратить. Насколько правильно такое экономическое поведение?

- Видите, у людей есть некая генетическая память, и если они видят, что валюта обесценивается, в данном случае, национальная валюта, на нее нужно купить хотя бы что-нибудь. Если сегодня еще можно купить, то завтра на эти деньги уже купить ничего будет нельзя. Поэтому это нормальное и ожидаемое поведение.

Я хотел добавить, что сейчас ситуация отличается от 2008 года, потому что, если вспомнить 2008 год, начался кризис октябрь, ноябрь, декабрь, никаких очередей не было, люди напряглись, сжались, деньги отложили, никому их не отдали, и сидели, ждали что будет дальше. Сейчас произошло наоборот, сейчас люди собрали все свои заначки, купили машины, квартиры, холодильники. И все это на обещаниях во всех магазинах: покупайте сейчас, потом будет дороже. У меня вопрос: зачем они сейчас по этим ценам продают? Зачем они сейчас продают по ценам, которые экономически, видимо, невыгодны?

- Якобы не выгодны.

- Да, я так понимаю, что сейчас люди на последние деньги  купили то, что им в части случаев не нужно.

- А экономически правильно такое поведение? Или правильней затаиться и ждать? Спокойствие, только спокойствие?

- Тут сложно рассуждать за каждого отдельно взятого человека. Я понимаю только одно: если Центробанк не пойдет по пути печатанья денег, то в следующем году, по крайней мере, в первом квартале, может быть, во втором, нас ждут какие-то распродажи - в квартирах, в той же технике, которую сейчас все купили и потом будут через что-нибудь ее продавать обратно, чтобы деньги получить. В Америке есть такое понятие «депозитарные инвесторы», которые сидят в депозитах и ждут, когда все будет плохо, и когда все становится плохо в экономике, они выходят и за копейки начинают покупать активы. В этом смысле - да, будет интересно покупать какие-то активы.

Если санкции будут продлены или ужесточены, то правительству некуда деваться будет, придётся все равно деньги печатать. И тогда лучше купить что-нибудь, чем просидеть в рублях. Это 100-процентный факт. 

- Это те самые инвесторы, которые сидят сейчас на кучке…

- Каждый сейчас инвестор, один инвестировал в телевизор, другой доллары сходил, купил, третий квартиру приобрел в ипотеку. Каждый так или иначе все равно инвестор, главное, чтобы это был инвестор не на кредитные деньги, а на свои собственные. Как-то человека деньги спасают. Если санкции будут продлены или ужесточены, то правительству некуда деваться будет, так или иначе придётся все равно деньги печатать. И тогда лучше купить что-нибудь, чем просидеть в рублях. Это 100% факт. Но если мы считаем, что печатать деньги не будут, значит, будет падение потребительского спроса в первом квартале, потому что уже все всё купили сейчас в декабре и денег не будет хватать в экономике.

- По каким реперным точкам должен быть сформирован экономический сценарий?

- Я думаю, что показательным моментом будет заседание европейской комиссии, февраль – март, где будут обсуждать продление санкций. Санкции были введены на год. Европейцы должны решить, что делать дальше. Либо санкции ужесточать, либо продлевать, либо их смягчать. Я думаю, что европейцы не в восторге от того, что произошло, может быть, не в силу эмбарго, а в силу того, у нас упал рубль, и мы теперь ничего купить не можем, потому что очень дорого.

- То есть в феврале – марте смотреть в сторону Европы.

- Да.

- Что касается сохранения своих сбережений. Как вы говорите, каждый из нас инвестор. Может быть, не надо ни во что вкладывать, а снять деньги и хранить их под матрасом?

- Тоже вариант. Теория инвестирования предполагает, что любой инвестиционный инструмент, так или иначе, имеет какой-то риск, в том числе и матрас, в том числе и банк, в том числе и акции, облигации, депозиты и так далее. Вопрос только в том, к каким рискам тот, кто вкладывает деньги, относится лояльно. Например, меня устраивает риск того, что у меня деньги в банке лежат и с банком что-то может случиться.

По логике, в кризис очень интересно покупать облигации каких-то хорошим эмитентов, имеющих производственную базу, производящих то, что всем нужно, но имеющих на какой-то момент затруднения в финансировании. Тогда такие облигации падают очень сильно. Если вспомнить 2008 год, то они стоили 10-20% от номинала. На них можно было заработать до 1000-2000% годовых. Сейчас, к сожалению для меня и как ни странно для меня, такой ситуации с облигациями еще нет, но зато произошла интересная штука с депозитами. Я считаю, в рамках той суммы, которую гарантирует агентство по страхованию вкладов плюс проценты… Если есть возможность вложить, я бы вкладывал в банк. Для тех, кто не хочет заморачиваться: уверяю вас, ставка 20% – это хорошая ставка. И правительство сделало что-то, чтобы люди деньги из банков не забрали, по крайней мере. Курс первый: на увеличение страховой суммы до 1 млн. 400. Второй: то, что налог до 35% будет браться уже не между ставкой 13-25% а между ставкой, близкой к 19%. Фактически тот, кто кладет деньги на депозит, он практически ничего не теряет. Теряет полпроцента.

- Возможно, это наименее опасный путь. Но вы же сами говорили о кризисе доверия. Ну и что, что они подняли эту планку до 1 млн. 400 вместо 700 тысяч, а как все накроет одной взрывной волной. Откуда деньги?

- Напечатают. Центробанк прямым текстом сказал, что он будет кредитовать агентство по страхованию вкладов, если нужно будет. Условно говоря, сколько нужно будет выплачивать, столько он и прокредитует. А кредитование Центробанком кого-либо – это печатание денег.

- Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан сделал такой прогноз: рецессия накроет нас в 2015 году, затем стартуют инфраструктурные проекты, которые были обещаны и которые должны дать видимые результаты к 2017 году. Как раз, когда в России должны будут состояться президентские выборы. Но сразу после 2018 года государственные инвестиционные ресурсы будут во многом исчерпаны. Вот тогда встанет вопрос о смене курса. Вы согласны с этим?

- В целом, да.

- То есть период, когда мы что-то поменяем, не в 2015 году произойдет.

- Как аналитик с большим стажем, могу сказать, что самое сложное – это прогнозировать временной период. Можно спрогнозировать и достаточно точно изменение котировок акцией, котировок доллара, но самое сложное сказать, когда это будет. Как правило, по сравнению с прогнозами это происходит либо гораздо быстрее, либо гораздо медленнее.

- Аузан еще сказал то, о чем говорили многие эксперты: России уже давно стоит спрыгнуть с нефтяной иглы. Далее он размышляет, сможет ли  Россия жить без нефти. И пишет, что у России 2 пути: либо нефть, либо мозги, которые мы сейчас в достаточном количестве экспортируем на запад. Как вы считаете, мы сможем вырулить на второй путь?

- Чтобы вырулить на второй путь, нужно, прежде всего очень внимательно посмотреть на ту реформу, которая в области образования происходит. Я не преподаватель в широком смысле этого слова, хотя тоже этим занимаюсь, но я встречаюсь со многими представителями этой отрасли, и они мне открытым текстом говорят, что отрасль убивают последнее время теми реформами, которые проходят. ЕГЭ и все эти вещи, которые из запада нам были принесены, постепенно отрасль убивают. Были убиты ПТУ непрестижные. Пришли к тому, что сейчас не хватает токаря, который может выточить деталь на заводе. Был такой случай, когда на Мотовилихинские заводы пришел заказ, а не было токаря. Ну, нашли пенсионера, который когда-то уволился. Нету токаря! Потому что государство посчитало, что им нужны дядьки в белых рубашках, которые будут сидеть за компьютером, но делать ничего руками не будут.

Это выбор для любого человека: либо ты сидишь на одном месте, получаешь стабильную зарплату, либо ты порвал с прошлым, стал предпринимателем на свой страх и риск. Тут то же самое. Руководство страны понимает, что пока еще можно опираться на крупные нефтегазовые компании, и есть соблазн на них опираться. Всегда страшно не угадать, когда ты пошел не проторенной тропой.

- То есть это тоже очень далекая перспектива?

- Это, может быть, не далекая перспектива. Это выбор для любого человека: либо ты сидишь на одном месте, получаешь стабильную зарплату, но понимаешь, что рано или поздно то, чем ты занимаешься, закончиться. Либо порвать с прошлым, побежать, стать предпринимателем на свой страх и риск. Тут то же самое. Руководство страны понимает, условно говоря, что пока еще можно опираться на крупные прогосударственные компании нефтегазовые, есть соблазн на них опираться. Всегда страшно не угадать, когда ты пошел не проторенной тропой - вдруг не получится?

- Буквально 2 минуты остается. Давайте назовем главное экономическое событие уходящего года.

-  Событий, наверное, было много. Но я считаю, что основным событием, которое повлияло на экономику России, стал конфликт на Украине.

- Все-таки политика «рулит».

- Да, сейчас такое время. Мы уже до этого говорили, что столетний ростовой цикл закончился, сейчас идет коррекционный цикл. И если вспомнить предыдущий этот цикл, сто лет назад - и войны были, и гиперинфляций было море, все делили ресурсы, потому что ресурсов на всех, когда кризис, не хватает.

- В 2015 году нам нужно будет туже затягивать пояса. Насколько туже?

- Я считаю, что если человек на своем месте делает все, что от него зависит, все, что он должен делать, и делает это качественно, у него всегда будут деньги на то, что он хочет. В любой ситуации всегда есть отрасли, всегда есть специалисты, профессионалы, которые от этого выигрывают, станьте таким.

- Есть ли деньги на выплату зарплаты?

 - Зарплаты зарплатами, я говорю про другое, должны быть мозги, решительность человека, и все будет.

- Спасибо, Эдуард Вениаминович, что в этом году были с нами, я надеюсь, что в следующем году мы тоже будем встречаться. У вас есть возможность поздравить наших слушателей, пожелать им чего-нибудь хорошего.

- Конечно, я очень благодарен всем тем, кто слушал меня. Хочу всех поздравить с наступающим новым годом, и хочу пожелать, чтобы у людей, прежде всего, была гармония в душе. Если у вас есть гармония в душе, все остальное для вас будет не важно. Смотрите поменьше телевизор, побольше читайте классику…

- Слушайте «Эхо Перми»

- Да, «Эхо Перми», «Эхо Москвы». И делайте все, что от вас зависит на том месте, на котором вы находитесь.  


Обсуждение
8045
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.