Верхний баннер
09:27 | ВТОРНИК | 21 МАЯ 2019

$ 64.49 € 71.96

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 05 июля 2011

Оценка материальных и нематериальных активов

Юлия Хлобыст: 13 часов и 9 минут в Перми. В эфире программа «Бизнес-ланч». За микрофоном Юлия Хлобыст.

 

Андрей Поляков: И Андрей Поляков. Мы разговаривает о бизнесе и разговариваем в режиме диалога. У нас есть гость.

 

Ю.Х.: Да, но прежде чем мы представим вам нашего гостя, хочу сделать такую наводку на программу. Вот смотрите, в жизни существую вещи материальные, существуют нематериальные. Материальные вещи оцениваются, это понятно, их можно оценить, хотя как их оценить, это тоже большой вопрос. Оказывается и нематериальные вещи, как например деловая репутация, она тоже подлежит оценки. И как это сделать, каким образом, как оценить и во сколько и во что можно оценить в этой жизни, мы будем говорить с нашим гостем сертифицированным специалистом российского общества оценщиков по оценке недвижимости, сертифицированным по европейским стандартам, специалистом по оценке недвижимости, директором оценочной компании «Тереза» Эдуардом Бабуновым. Добрый день, Эдуард Анатольевич.

 

Эдуард Бабунов: Здравствуйте.

 

Ю.Х.: Эдуард Анатольевич, у вас такие большие регалии, то есть длинное название должности, вы сертифицированный специалист российского общества оценщиков и сертифицированный специалист по европейским стандартам. А скажите, чем вообще отличаются российские реалии от европейских в части оценки?

 

А.П.: И есть ли у нас стандарты в таком виде, котором они существуют в Европе?

 

Э.Б.: Хочу сказать. Что на самом деле европейские, американские стандарты оценки незначительно отличаются от российских. Скажем так, они более полны и точны. Международные стандарты оценки, это вообще такая книжка А5 формата, толщиной 4-5 см. Российские оценщики работают по федеральным стандартам оценки.

 

Ю.Х.: И эта книжка в 1 см толщиной.

 

А.П.: В один листочек толщиной.

 

Э.Б.: На самом деле их сейчас всего четыре, они толщиной, каждый стандарт от 3-х до 5-ти листов, наверное.

 

Ю.Х.: Что это за стандарты?

 

Ю.Б.: ФСО№1,2,3, которые приняты уже давно и ФСО№4 по кадастровой оценке, они приняты в прошлом году.

 

А.П.: ФСО — это федеральный стандарт оценки, я правильно понял?

 

Ю.Б.: Да. Они разработаны и приняты Министерством экономического развития и являются нормативным документом для оценщика.

 

Ю.Х.: То есть они по каким-то категориям разбиваются? ФСО№1,2,3,4. Скажем недвижимость, нематериальные активы и т.д.

 

Ю.Б.: Нет. Все стандарты говорят об оценки любых активов, просто в одном стандарте есть требования об отчете оценки. В другом стандарте — как необходимо проводить оценку, в третьем — что необходимо делать при оценки к тем или иным подходам, условно говоря. ФСО№4 по кадастровой оценке говорит об особенностях кадастровой оценки.

 

А.П.: Скажите, мы говорили о различиях стандартов, мы говорим только о толщине книжек или там принципиальная разница?

 

Э.Б.: Принципиальная вы имеете в виду между европейскими и российскими?

 

А.П.: Конечно.

 

Э.Б.: Нет, все оценщики в мире работают в общем-то... Скажем так, постулатами являются три подхода: доходный, затратный и сравнительный анализ. Просто разные стандарты более точно, более полно, более детально описывают как это надо делать.У нас в России пока достаточно сжато.

 

А.П.: Скажите, вы работаете на территории РФ, я как понимаю. Зачем вам быть сертифицированным по европейским стандартам?

 

Э.Б.: Это скажем, иногда даже и для себя. Я знаю европейские стандарты оценки и мой уровень образования и квалификации соответствуют тем требованиям. И кроме того, Россия ведь не является завуалированным государством, у нас работает много иностранных компаний.

 

Ю.Х.: И им требуется оценка именно по европейским стандартам?

 

Э.Б.: для них жто является одним из моментов, по которым они могут принять положительное решение, чтобы работать именно с этой оценочной компанией.

 

А.П.: То есть в принципе, это больше имиджевая составляющая.

 

Ю.Х.: Смотрите, Эдуард Анатольевич, если раньше у нас все контролировало государство, и любая структура была в принципе подконтрольной, и если эта структура делала что-то не так, то государство могло погрозить пальцем, и наказать рублем и другие санкции. Сейчас бизнес сам по себе существует. Как и чем вы, как оценщик, можете гарантировать, что если даже вдруг по какой-то причине вы ошибетесь, то вас можно будет с помощью той же самой регулируемой организации вернуть на круги своя.

 

Э.Б.: У нас в России сложилась парадоксальная ситуация. На самом деле деятельность оценщика предусмотрена федеральным законодательством, в частности законом «Об оценочной деятельности». В законе написано, что оценщик за причиненный ущерб потребителем своего отчета оценки, отвечает всем своим имуществом. Если потребитель отчета оценки потом впоследствии докажет, что оценщик определил не совсем достоверную величину и в результате появились пострадавшие, те, кто деньги не получил... ну я думаю, не буду здесь дальше расшифровывать, то в принципе он может в судебном порядке обратиться к привлечении ответственности этого оценщика, и оценщик может ответить всем своим имуществом. Кроме того оценщик при вступлении в саморегулируемую организацию свою ответственность страхует. Законодательно предусмотрено не очень большая величина — 300 тысяч рублей, но оценочные компании, которые на рынке работают в достаточно больших объемах, они страхуют свою ответственность и на 10, 15, 30 и бывает 100 миллионов рублей.

 

А.П.: То есть получается безопаснее всего обращаться к оценочным компаниям?

 

Э.Б.: Да. Кроме того, все оценщики являясь членами саморегулируемых оценочных компаний внесли по 30 000 рублей в так называемый компенсационный фонд саморегулируемой организации, и этот компенсационный фонд, скажем так, где-то сформирован и хранится где-то на депозитах управляющих компаний. Если то лицо, которому был нанесен ущерб деятельностью этого оценщика, у него есть три пути. Он может к самому оценщику обратиться для взыскания с него имущества, может обратиться в страховую компанию, где оценщик застраховал свою ответственность, может обратиться в саморегулируемую организацию, где есть этот компенсационный фонд. Сейчас в принципе по одному страховому случаю предусмотрена ответственность из компенсационного фонда до 5 миллионов рублей.

 

А.П.: Скажите, а как диагностировать ошибку?

 

Э.Б.: так вот, парадоксальное явление. Закон с одной стороны предусмотрел весьма высокую ответственность оценщика, но на самом деле саморегулирование у нас действует с января 2008 года, то есть уже практически 2,5 года, а практически инструментарий этот не заработал. Почему? Дело в том. Что ответственность оценщика доказать не так просто, и саморегулируемая организация, поскольку в данном случае сидят в одной лодке с оценщиком, не особо заинтересованы выводить на чистую воду оценщика и отвечать своим компенсационным фондом. А закон говорит, что если в компенсационный фонд запущена чья-то рука и оттуда определенная сумма изъята, нужно докомпенсировать эту сумму и внести в фонд, чтобы было на каждого члена по 30 000 рублей.

 

А.П.: Получается возникает необходимость какой-то независимой комиссии, которая оценивает деятельность оценщиков.

 

Э.Б.: Вообще, у нас национальный совет по оценочной деятельности, который объединяет все саморегулируемые организации.

 

Ю.Х.: Не переключайтесь, мы продолжим эту тему после рекламы.

 

Ю.Х.: 12 часов 19 минут. В эфире Пермского «Эха» бизнес-ланч. У микрофона — Юлия Хлобыст.

 

А.П.: И Андрей Поляков.

 

Ю.Х.: И наш гость — оценщик, сертифицированный специалист российского общества оценщиков по оценке недвижимости, сертифицированный по европейским стандартам, специалист по оценке недвижимости, директор оценочной компании «Тереза» Эдуард Анатольевич Бабунов. Я напоминаю телефон студии прямого эфира 261-88-67, эфирное ICQ 404582017. Присоединяйтесь к нашему разговору. Эдуард Анатольевич, вы заговорили о том, что закон есть, оценщика якобы по закону можно привлчь к ответственности, но он пока не работает. У меня опускаются руки. Бизнес может делать все, что хочет? Я имею в виду в плане оценки.

 

Э.Б.: Ну, наверное, не все так плохо. Я думаю, что в любом случае, те, кто пострадал от действий оценщика, либо не довольны работой оценщика и считают, что стоимость была определенная недостоверно, у них есть возможность жаловаться в саморегулируемую организацию оценщиков. В принципе саморегулируемая организация оценщиков подотчетна перед федеральной регистрационной службой, это уже государственный орган. Если саморегулируемая организация, ну скажем так, перед потребителем неадекватно решает вопрос, то можно пожаловаться в федеральную регистрационную службу. Но здесь, что хочу сказать, у нас есть такое понятие «потребитель должен уйти от оценщика слегка неудовлетворенным». Продавец должен считать, что он продал имущество, ему оценили имущество несколько дешево, а покупатель должен считать. Что ему оценили имущество несколько дорого, то есть в этом случае оценщик поступил как раз правильно. Оценщик ведь определяет рыночную стоимость, это та величина, за которую тот или иной актив потенциальный покупатель бы заплатил. Мы все понимаем, что продавец желает продать дороже, а покупатель желает купить дешевле.

 

А.П.: Это как Марк Твен расплачивался с извозчиками.

 

Э.Б.: Да, да. Он дает и когда улыбка возникает на лице, он берет и как раз монетку...

 

А.П.: Да, да.

 

Э.Б.: Поэтому безусловно не всегда не все жалобы имеют под собой реальные основания, но тем не менее. Я еще хочу сказать, что у нас на территории Пермского края работает несколько экспертных советов, куда входит коллегиально значительное количество экспертов, оценщиков, и первичную информацию о том, что обоснованны жалобы и тревоги потребителя или нет, можно получить там. Это Совет по оценочной деятельности Пермского края, Пермское региональное отделение общества оценщиков, у нас там есть экспертный совет, Некоммерческое партнерство «Экспертный Совет», у них есть полномочия по проверке отчетов от саморегулируемой организации, то есть эксперты в этой области есть.

 

А.П.: Статистика есть? Жалоб много сейчас?

 

Э.Б.: Жалобы есть. В основном могу сказать, что экспертиза очень часто используется когда потребителем оценки является муниципальный государственный орган, потому что они более всего недоверчиво относятся к тому, что им выдает оценщик. В последние годы очень частыми потребителями экспертиз стали судебные и следственные органы, скажем так.

 

А.П.: Банки есть в числе тем, кому хочется экспертизу?

 

Э.Б.: Бывают, но реже. Они, я бы сказал, на третьем, на четвертом месте.

 

А.П.: Ну, наверное, это в связи с тем, что у каждого банка существует ряд каких-то своих кредитованных компаний, которым они в-общем верят.

 

Э.Б.: Да. Но банки тоже нескольких категорий. Есть банки, которые работают со своими внутренними оценщиками, они не привлекают оценщиков со стороны. Есть банки, которые аккредитовывают оценщиков, которым они якобы доверяют, они их как-то отобрали. Есть категория банков, которые работают с любыми оценщиками.

 

А.П.: Есть еще банки, которые работают с аффелированными своими структурами.

 

Э.Б.: Да, ну это наверное, четвертая категория.

 

Ю.Х.: Вот смотрите, Эдуард Анатольевич, вы заговорили об оценке, об ее объективности, Андрей привел случай с Марк Твеном, как он расплачивался. Каковы критерии объективной оценки? Ведь можно попросить оценщика оценить подороже, потому что я, например, хочу, чтобы этот актив стоил именно так.

 

А.П.: Раза в два.

 

Ю.Х.: Да, раза в два, например. Ну и в принципе, наверное, клиент всегда прав. Или же это не так? Или же оценщик будет до последнего, как доктор, будет бороться за чистоту бизнеса?

 

А.П.: За чистоту идеи.

 

Э.Б.: На мой взгляд, на эти вопросы отвечает само определение, что такое рыночная стоимость. Передо мной оно есть, но я не буду наверное зачитывать. Рыночная стоимость — это наиболее, как гласит закон о рыночной деятельности, вероятная цена, по которой может произойти сделка между продавцом и покупателем в нормальных типичных условиях, когда все информированы о цене и качестве товаров, которые предлагаются, у продавца и покупателя нет каких-то вынужденных мотивов продавать-покупать. Есть типичная аферта, то есть, условно говоря, квартиру можно продать за месяц-два, то если мы хотим продать квартиру за два дня, мы однозначно по нормальной цене ее не продадим. Это типичный срок аферты.

 

А.П.: Ну и плюс, наверное, диагностируется как-то и спрос и предложение.

 

Э.Б.: Да, и платеж формируется в абсолюте той страны, в которой это происходит, и причем в единовременной величине. Если мы понимаем, что если я плачу за товар сразу, это одна цена, а если я плачу в рассрочку, то это будет другая цена. Здесь ключевой слово — «наиболее вероятная величина», то есть рыночная стоимость — это величина вероятностная, она может выступить в той или иной величине с какой-то степенью вероятности. Я хочу сказать, что какой-то абсолютной величины, абсолютно точной ее не бывает.

 

А.П.: Их даже в отчетах указывают две как минимум. Правда?

 

Э.Б.: Да. Вообще, если раньше у нас закон об оценочной деятельности предусматривал иногда даже диапозон рыночной стоимости, то сейчас закон предусматривает одну лишь величину, но от этого природа рыночной стоимости то не изменилась. Вот, например, 40 статья Налогового Кодекса гласит, если отклонение от цены сделки произошло не более, чем на 20% от рыночной стоимости, которую налоговый орган может определить, то считается, что сделка прошла по нормальной величине.

 

Ю.Х.: Скажите, пожалуйста, вы уже говорили о том, что оцениваются квартиры, то есть недвижимость, я говорила о том, что оцениваются нематериальные активы, в том числе, например, деловая репутация, но об этом чуть позже. Что касается бизнеса, оцениваете ли вы в целом бизнес? Есть ли такая практика?

 

А.П.: Не только активы скажем.

 

Э.Б.: Такая практика на самом деле есть, потому что все оценщики получают диплом, он называется «профессиональная переподготовка по оценке бизнеса», и вообще, если оценщик получил диплом и поступил на работу, он сразу же может оценивать бизнес. Это, конечно же, как бы нет так, первое время может не хватать квалификации или если это делается, то делается не очень хорошо, но теоретически он может это делать. Бизнес оценивается теми же критериями, что и любой актив, то есть доходный, сравнительный и затратный. Любой бизнес производит один единственный товар — это деньги. Покупатель, когда покупает бизнес, он изучает, а какие же денежные потоки ему будет приносить этот бизнес. Естественно, если денежные потоки положительные, их можно трансформировать, капитализировать в некую стоимость.

 

А.П.: Это теоретически мы говорим, если практически посмотреть, откуда оценщик берет эти цифры? Естественно из баланса. То есть он должен обладать навыками фин. Анализа, финансового аналитика, он должен уметь читать бухгалтерские документы и т.д. Это ведь дополнительная квалификация, согласитесь.

 

Э.Б.: Да. Вот именно поэтому я говорю, что нормальным оценщиком бизнеса можно стать, ну во-первых, желательно имея профильное базовое высшее образование экономическое, а во-вторых опыт работы, на мой взгляд, никак не меньше двух лет. Безусловно бизнес во всех оценочных компаниях, оценка бизнеса проскакивает и довольно часто, потому что есть обязательная и инициативная оценка.

 

А.П.: Другой момент на сколько она объективна получается.

 

Э.Б.: Ну, вот здесь как раз поскольку мы все примерно можем себе представить сколько стоит стол и стул, потому что это достаточно активный в обороте товар, то сколько стоит 10% пакет акций там Зюкайского деревообрабатывающего завода...

 

А.П.: И сколько он по прогнозам еще принесет прибыли.

 

Э.Б.: Да, то здесь вероятность точной цены значительно понижается и разбег, диапазон увеличивается, в которой эта цена может лежать.

 

А.П.: Как вы считаете, необходим институт независимых оценщиков бизнеса для взаимодействия с банками, которые в общем обладают какими-то знаниями в этом, но большинство кредитных инспекторов, молодые выпускники вузов, низшее звено берем, которые зачастую не в состоянии грамотно оценить финансовое состояние предприятия.

 

Э.Б.: На самом деле, все банки, прошедшие кризис или еще не прошедшие, они ощутили на себе все эти риски, которое несет может быть недостоверная или завышенная оценка, поэтому банки на это стали весьма активно смотреть. В частности, Сбербанк ввел достаточно жесткую систему аккредитации для оценщиков. Сейчас оценщики, которые аккредитуются в банке, должны сдать тестовый экзамен.

 

Ю.Х.: Эдуард Анатольевич, прерываемся на федеральные новости и вернемся после них.

 

Ю.Х.: 13 часов 33 минуты. За звукорежиссерским пультом — Евгений Сечин, а у микрофонов — Юлия Хлобыст.

 

А.П.: И Андрей Поляков.

 

Ю.Х.: И наш гость Эдуард Анатольевич Бабунов, профессиональный оценщик, сертифицированный специалист российского общества оценщиков по оценке недвижимости, сертифицированный по европейским стандартам, специалист по оценке недвижимости.

 

А.П.: Мы очень неплохо поговорили по теоретической части в первой части программы. Теперь предложение перейти к практической.

 

Ю.Х.: Да, только еще раз напомню, телефон для связи 261-88-67, эфирное ICQ 404582017. Скажите, Эдуард Анатольевич, наверное материальная оценка материальных активов — это основной хлеб оценщиков, это недвижимость, машины, активы какие-то, средства производства. А то, что касается нематериальной части, много ли бывает заказов и что вообще встречается. Например, я посмотрела, деловую репутацию оказывается оценивают.

 

А.П.: И интеллектуальную собственность.

 

Ю.Х.: Вообще для меня, и наверное, для Андрея, как непрофессионалов в оценке, как это вообще можно оценить?

 

Э.Б.: Я понял. На самом деле, это может быть задевает очень узкий круг наших слушателей, и большинству, наверное, это будет не интересно. Нематериальные активы — это тот же актив, который нашим законодательством предусмотрен и взят в оборот, поэтому может быть определена цена. В основном это патенты, изобретения, деловая репутация. Деловая репутация бывает как правило у предприятий, которые давно работают на рынке, которые имеют сформировавшийся круг потребителей, может быть у них даже цена на товары и услуги выше, чем в среднем по данным на рынке. Эта дельта положительная, которая организуется, это и есть деловая репутация. Теоретически ее тоже можно оценить в рыночную стоимость. Другое дело, что та же деловая репутация или гудвил, она от данного конкретного предприятия не отрываема. В его составе она имеет стоимость, но оторвать ее от предприятия нельзя.

 

Ю.Х.: Давайте тогда расшифруем вот это страшное слово «гудвил», те преимущества, которые получает покупатель при покупке...

 

Э.Б.: В данном случае здесь покупатель бизнеса получается. Если работает у нас, условно говоря, три сотовых оператора, четыре или пять, сейчас выйдет на рынок шестой сотовый оператор, он будет предоставлять примерно те же услуги, может быть у него будет меньше базовых станций. Скорее всего, если он заходит на базовый рынок, он будет держать цены на свои услуги меньше и т.д. Соответственно, его партнеры, те, которые на рынке работают давно, они наоборот имеют сформировавшийся круг клиентов, абонентов, у нас сформировавшиеся высокие цены, и соответственно инвестор, наверное, захочет купить больше того более дорогого, потому что там больше денежные потоки. Но опять же у молодого оператора тоже есть свои плюсы, он дешевле.

 

А.П.: Тут надо оценивать перспективу получается.

 

Э.Б.: Да. То есть все в этом мире стоит определенных денег.

 

Ю.Х.: И даже риски?

 

Э.Б.: Риски однозначно. Чем больше рисков, тем меньше стоимость.

 

Ю.Х.: Оцениваете ли вы риски?

 

Э.Б.: Риски, вообще, оценивают финансовые аналитики. Безусловно у оценщиков тоже есть риски, и изучаются риски получения, либо не получения каких-то денежных потоков.Чем риски выше, тем денежные потоки могут быть меньше, тем соответственно и стоимость будет меньше.

 

А.П.: Скажите в каких случаях как правило требуется оценка нематериальных активов?

 

Э.Б.: Нематериальные активы всегда переоцениваются когда происходит оценка всего бизнеса. В принципе патенты, изобретения продаются предприятиями-обладателями, то есть здесь тоже происходит определение их рыночной стоимости, если они передают права их использования в какие-то сторонние организации. Очень часто, я знаю, например в Москве, достаточно большая база накоплена всех этих патентов и изобретений, а используют их предприятия, которые не имеют никакого отношения. Начинаются судебные иски об истребовании денежных средств за неправомерное использование.

 

А.П.: Как корейцы предъявляют сейчас нокии.

 

Э.Б.: Да. И это оценка уже является частью судебных споров о том, сколько же потерял на этом правообладатель.

 

Ю.Х.: Слушайте, у меня возникла мысль, вы же наверное оцениваете отдельные проекты в бизнесе? Правильно?

 

Э.Б.: Да.

 

Ю.Х.: Вот у нас же программа «Бизнес-ланч» — это отдельный проект.

 

А.П.: Давайте оценим нашу программу.

 

Э.Б.: Ну, радио «Эхо Москвы» — это однозначно бизнес и стоит определенных денег.

 

А.П.: Гудвил.

 

Э.Б.: Да, здесь надо иметь в виду, что оценить можно актив, который может быть в обороте. Вот смотрите, радиостанция может быть в обороте, ее собственники могут поменяться. А вот ваша программа, теоретически это тоже товар, он ведь может, наверное, продан со станции на станцию. Если это возможно, а я как представляю, возможно, то наверное у нее может быть и стоимость, почему нет. В данном случае, я бы например, если бы мне сказали оценить, я бы запросил среднюю или поминутную аудиторию иных ваших программ и вот этой программы. Вычленил ту долю потока слушателей, которую генерирует именно ваше программа и перешел бы к стоимости вашей программы от стоимости всего бизнеса. Сначала надо оценивать весь бизнес, а ваша программа это только кусочек, условно говоря.

 

А.П.: Что ты хотела услышать от оценщика. Кредо оценщика, как я понял, что все имеет свою оценочную стоимость.

 

Э.Б.: Да, все, что может быть в обороте.

 

Ю.Х.: Скажите, пожалуйста, кроме реальных заказов на оценку тех или иных проектов, не пытались ли вы, в качестве профессионального хобби, например, оценить имущественный комплекс города?

 

Э.Б.: На самом деле мы очень активно работаем с департаментом имущественных отношений города Перми.

 

Ю.Х.: Но, это в части отдельных объектов.

 

Э.Б.: Да. На самом деле я уже говорил о том, что рыночная стоимость может быть у актива, которая может быть в гражданском обороте. К сожалению, у нас администрации не продаются, по крайне мере в том плане, как это говорит гражданский кодекс.

 

А.П.: Сколько стоит город, вы не узнаете.

 

Э.Б.: Сказать сколько стоит город невозможно, хотя интересные моменты есть. К нам обращалась березниковская администрация. Они как -то задались вопросом, достаточно большой муниципальный фонд, что-то они сдают, что-то продают, и они нам говорят, «вы нас проанализируйте, пожалуйста, что нам все-таки держать и сдавать в аренду, а что держать невыгодно, лучше продать».

 

Ю.Х.: Слушайте, но это же нормальный, здравый подход.

 

Э.Б.: Да. Это на самом деле очень здравый подход. Я сейчас не помню, но, по-моему, они этот проект так и не реализовали. Видимо в силу своих бюрократических проволочек.

 

А.П.: Сколько стоит должность в администрации, не обращались?

 

Э.Б.: Вот сколько стоит должность, наверное, оценщик определить не сможет, потому что это опять же не может быть в гражданском обороте.

 

А.П.: Практика показывает другое.

 

Э.Б.: Я говорю в гражданском, официальном...

 

А.П.: Понятно.

 

Ю.Х.: У нас совсем немного времени остается. У нас есть традиционный блиц-опрос, который мы правда в прошлый раз не успели задать, потому что мы были с Андреем тогда первый раз в программе.

 

А.П.: Сейчас уже не первый.

 

Ю.Х.: Поэтому мы так соорганизвались и сейчас будем сыпать вас вопросами.

 

Э.Б.: Давайте. А я должен коротко на них отвечать?

 

А.П.: Коротко, но ясно.

 

Ю.Х.: Наша налоговая система несовершенна, как предприниматель какие новые введения вы бы ввели, чтобы малый, средний бизнес, а вы безусловно к нему относитесь, к среднему бизнесу, развивался?

 

Э.Б.: Тот ЕСН, который введен в этом году очень пагубно повлиял на бизнес, его надо уменьшать. Налоги желательно всегда уменьшать, увеличивать из не надо.

 

А.П.: Возможно ли у нас в стране, в частности в Пермском крае, вести бизнес честно? Мы имеем в виду, когда предприниматель не прибегает ни к юридическим, ни к экономическим, ни к каким-то другим бухгалтерским там хитростям.

 

Э.Б.: Упрощенная система налогообложения, которая уже давно функционирует у нас, я считаю, в ее рамках можно вести бизнес достаточно честно.

 

Ю.Х.: Какое направление бизнеса сегодня вы считаете наиболее перспективным? Каким бы занялись возможно, если бы у вас появилось время, силы, деньги?

 

Э.Б.: Мне сложно об этом судить, потому что мы сталкиваемся с различными бизнесами, и многие из них кажется мне достаточно интересными. Но, я например, занимаюсь оценочным бизнесом, операциями с недвижимостью, мне кажется это интересным. Для себя я рассматривал зайти, поиграть на фондовом рынке. Мне кажется, что это тоже достаточно интересно. Хотя здесь риски большие.

 

Ю.Х.: Ну, и знания нужны необходимые.

 

Э.Б.: Говорят, что … знающие люди, партнеры, товарищи говорят «научим».

 

А.П.: Вы наверняка знакомы с методами и методиками построения бизнеса в каких-то различных странах, других. Опыт какой страны вы хотели бы перенять и, допустим, внедрить в работе здесь?

 

Э.Б.: Если честно, я наверное, не являюсь каким-то экспертом и специалистом в области ведения бизнеса в других странах, поэтому воздержусь от комментариев.

 

Ю.Х.: Что для вас деньги?

 

Э.Б.: Деньги, это всего лишь один из ресурсов, которые позволяют нормально жить и развиваться, но это никак не может быть собственной целью чего-либо.

 

А.П.: Кроме бизнеса в жизни вы чем еще занимаетесь?

 

Э.Б.: Ну, у меня семья, трое детей, я люблю бывать на природе, люблю читать литературу....

 

Ю.Х.: И оценивать.

 

Э.Б.: Ну, оценивать, это скорее, для меня бизнес, хотя оценивать интересный бизнес, творческий.

 

Ю.Х.: Спасибо вам, Эдуард Анатольевич, за участие. Напоминаю, что гость нашей программы сегодня был сертифицированный специалист российского общества оценщиков, сертифицированный по европейским стандартам, специалист по оценке недвижимости Эдуард Анатольевич Бабунов. У микрофонов были Юлия Хлобыст.

 

А.П.: И Андрей Поляков.

 

Ю.Х.: До встречи.

 

Э.Б.: До свидания.

Обсуждение
1492
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.