Верхний баннер
07:49 | СУББОТА | 24 АВГУСТА 2019

$ 65.6 € 72.62

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

14:00, 04 ноября 2011

Городская среда

Андрей Поляков: Здравствуйте, дорогие друзья. 15.07 в Перми. Начинаем нашу традиционную программу Бизнес-Ланч. Сегодня она будет более интересная, чем просто Бизнес-Ланч.

Юлия Хлобыст: Потому что сегодня праздник.

А.П.: Да. У микрофонов Юлия Хлобыст и Андрей Поляков. Сергей Лепихин за звукорежиссёрским пультом. Телефон прямого эфира уже включен.

Ю.Х.: А почему более интересно, так потому что как привыкли в праздники и работы особо нет, а у нас-таки «Бизнес-Ланч», и бизнес продолжается и в празлники. Сегодня к нам в гости пригласили человека, который по сути и гость и нашего города, и который о нашем городе может сказать об устройстве, о внешнем виде, об архитектурной составляющей может сказать всё. Это доктор архитектуры, профессор кафедры урбанистики, дизайна городской среды Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета, заслуженный работник Высшей школы РФ Валерий Нефёдов. Здравствуйте, Валерий Анатольевич.

Валерий Нефёдов: Здравствуйте.

Ю.Х.: Не буду вас больше так долго представлять, просто доктор архитектуры и профессор.

А.П.: Я могу добавить, что исключительно интересно разговаривать с Валерием Анатольевичем, и мы даже чуть не опоздали в студию, потому что очень интересный разговор у нас был за рамками эфира.

Ю.Х.: Как выяснилась, Валерий Анатольевич, вы второй раз в городе Перми. Здесь вы были и в прошлом году, и можно сказать, что вы начали появляться в нашем городе тогда, когда у нас начали происходить внешние изменения в нашей городской среде. Скажите, как вы к этому относитесь?

В.Н.: Не скажу, что я все эти изменения уже видел за столь короткий визит, но по крайней мере, фон, на котором всё это происходит, некая платформа для осмысления ситуации в городе для меня составляет это некий план, разработанный голландцами, который, знаю, с одной стороны породил в городе какие-то надежды, потому что вдруг голландцы пока не понятно, что хотят городу предложить, наверное, хотели как лучше. Вот, чтобы не получилось как всегда. Вопрос-то в чём. Те идеи, которые имели в виду голландцы в этом городе первыми действиями, в цивилизованную сторону в пользу человека. И вот не случайно упоминали, что праздник у нас сегодня Народного единства, такое фатальное совпадение, так не поговорить ли нам о идее, которая бы нас всех объединила, чтобы была новая цивилизованная идея, ради которой все мы люди разных профессий могли бы каждый день на своём рабочем месте по крупице собирать новое наше счастье. Пермь – город, который был построен разумно. Если бы сегодня, и не только потому, что новый мастер-план, те перемены, которые должны происходить, их вектор поворачивался в сторону улучшения качества среды для человека. Вот высшая мера всей нашей деятельности. И если кто-то трудясь на производстве, создавая какие-то полезные механизмы, влияет на экологию и эта экология становится разрушительной для человека, тогда нужно чем-то другим и не то, что вы только имели в виду, появлению каких-то событий: инсталляции в городе, яркие масштабные…

Ю.Х.: Валерий Анатольевич, вы предложили замечательную идею для объединения…

А.П.: Это очень похоже на предвыборную платформу…

Ю.Х.: Объединится ради того, чтобы сделать город комфортным и удобным для проживания человека. Мы «за»! Но для того, чтобы объединится нам всем, нужно знать какой должна быть эта среда. И ещё вы сказали одну вещь как то, что город был построен правильно, а у нас ведь насчёт этого много споров о том, что город построен неправильно, он растянут и т.д. и т.п.

А.П.: Что на две части разделён рекой, что не очень удобно.

В.Н.: Я как человек иногородний на уровне догадки. Поскольку мы работали несколько дней в рамках совершенно реальных проектов, посвящённых городским площадкам, мы поездили по городу. Город вдоль Камы километров на 70 растянулся, конечно, на этом пространстве обустроить высокое качество жизни сложно. И здесь, внося корректировку, что город построен был под некие функциональные плановые показатели, которые должны были привести к наращиванию производственных мощностей. Рано или поздно все эти мощности должны быть подвержены некоему осмыслению, а даёт ли это человеку, живущему в городе то реальное качество жизни, на которое он сегодня достоин рассчитывать. В этом отношении, что касается уже построенного, понятно, наследие ни под каким сомнением требует сохранения, но то, что строится дополнительно или то, что заполняет некие паузы между застройкой, - это вопрос формирования открытого пространства и что там и сколь плотно застраивать – вопрос на сегодня очень открытый. Да, действительно, не первый раз находясь в городе, замечал, что и рельеф пересечённый и овраги большие. Но состояние отдельных из них сильно удручает, потому не случайно голландцы в числе главный идей мастер-плана создание некий зелёных коридоров, создание природного каркаса, то есть они озвучивают, что городу уже самое время подумать, что последнюю природу из города лучше не изгонять, потому что потом будет очень тяжело в этом городе жить. Если говорить о самых заметных шокирующих вещах в Перми, если бы только в этом российском городе постепенно автомобиль вытесняет человека из города. Что хотите говорите, но проезжая по улицам, на которых машины стоят где попало, заходя во дворы, в которых людям осталось чуть-чуть пространства по остаточному принципу, наступает момент, наверное, Пермь уже опоздала лет десять назад масштабно строить подземный или полуподземный парковки. Весь мир это уже сделал. Если сегодня застройщик бесщадно рубит лес, но подземного гаража так и не строит, то постепенно вместо жителей в этом соседнем лесу появляется автомобиль, но не человек. Получается, что застройка за собой тянет население, а население – машины. Город не обустроен для автомобиля и очень скоро, мало того, что пробки на главных несовершенно не проездные перекрёстки становятся, город не будет создан для человека, потому что его нельзя будет отделить от машины. Иначе город лишён безопасности.

Ю.Х.: Смотрите, Валерий Анатольевич, хочу привлечь к нашему разговору слушателей. Обращаю внимание, уважаемые радиослушатели, кто нас слушает в этот праздничный день, кто объединился под одной идеей, предложенной Валерием Анатольевичем, чтобы сделать городскую среду комфортной для жителей, у вас есть уникальная возможность. Мы с Андреем пермяки, конечно, но наше мнение может быть только лично нашим мнением. Мы много можем говорить о том, что нам нравится в нашем городе, а что не нравится, но мы хотим услышать, что вас не устраивает в нашем городе. А Валерия Анатольевича мы попросим прокомментировать и дать рецепт, как можно то, что не нравится, убрать с профессиональной точки зрения.

А.П.: Я думаю, что мы здесь должны говорить не только о каких-то природных каркасах, зелёных насаждений и прочее, а должны говорить и о фасадах, наружной рекламе, о том, что вообще нас окружает в нашей городской среде.

Ю.Х.: У нас звонок. Добрый день, как вас зовут?

Слушатель: Добрый день, Антон. С праздником вас. Все начинания в благоустройстве сталкиваются с одной большой проблемой – деньги в плане выгоды бизнеса. Строит бизнесмен торговый центр, наплевав на парковки, забирает максимальное место, он же из этого получает деньги. На данный момент, на мой взгляд, власть абсолютно беззуба в этом плане, чтобы противостоять. Все помнят торговый центр – чёрный гроб, который построили на Революции, суд дело отменил, он может стоять и никто его не снесёт, и никуда не денется. Построен вполне законно. Как с этим бороться? Есть какие-то мысли?

Ю.Х.: То есть вы хотите сказать, что ландшафтный дизайн не приносит по сути денег. Валерий Анатольевич, так это или не так во всём цивилизованном мире?

В.Н.: Это вопрос один из самых больных для крупнейших городов. И этот удручающий гроб – убийственное восприятие улицы вплотную и к проезжей части и пешеходной, уж не говоря о том, что парковка далеко, не то, чтобы не обустроена. Во всём мире что происходит?! Во всём мире совершенно легально - обременение застройщика. Он обязан, сдавая торговый центр на сотню мест, сделать парковку. Если не может сделать рядом с участком, должен сделать под торговым местом, должен сделать в виде этажерки многоэтажной, но обязан сделать. Иначе он не просто погорит, его не примут, потому что не предполагается, что город как-то себя разрулит и машины разместит. Более того, глядя на это одно из уникальных мест архитектуры, его леденящая масса такая и шокирующая цветовая гамма, она всё-таки как альтернатива, как протест. Не то, чтобы там была яркая детская площадка, что родители с детьми пришли и как бы нечаянно выпустили ребёнка на эту игровую площадку, и он весь от души порадовался. Родители там за покупками приехали, получили удовольствие, а он тут поиграл. Более того в европейской практике такие вещи будут встроены в структуру торгового центра на первом этаже. Родитель запускает ребёнка в игровое пространство. Если бы кто-то из городских торговых застройщиков предложил первый этаж, где детишкам сухой бассейн из таких пластиковых шариков и детишки, пропадая под шариками получили удовольствие, это и недорого. Застройщик не понимает, что это главное. Люди должны получать удовольствием…

Ю.Х.: И это будет ещё привлекать посетителей.

А.П.: Создавать даже конкуренцию.

В.Н.: Ключевое слово «конкуренция». Если бы наконец эти возводители торговых центров начали реально состязаться меж собой и тот, кто этого не делает, тот проигрывает рынок. У кого есть детский сухой бассейн, у кого есть хорошее кафе, утопающее в зелени, и получается, что к тому поедут за покупками, кто предлагает набор поведения человека в солидной возрасте, молодой энергичный человек, который приехал с детишками. И они пристроены, и он кофе попил, а потом уже пошёл за покупками. Это целый набор пространств, который сегодня у нас по-русски заканчивается тысячами метров …

А.П.: Валерий Анатольевич, вы абсолютно правы, если вся эта концепция будет работать, на мой взгляд, и я думаю Антон это имел в виду, когда позвонил, только тогда, когда будет неукоснительное исполнение законодательства.

В.Н.: Если его нет в масштабах России, то хотя бы в городе. Моё глубокое уважение к Перми хотя бы за то, что не все российские города имеют мастер-план с участием зарубежных продвинутых экспертов. Можно к этому по-разному относится, кому-то нравится, кому-то нет. Но, когда какая-то цивилизованная идея прорастает на российской земле, то надо посмотреть, а все ли прописаны наши законы, документы, правовые регламенты, они работают эффективно, и мы придём к тому, что не работают они эффективно, и когда этот монстроообразный застройщик возводит жильё безнадёжно многоэтажное или торговые центры и ноль интереса к человеку, как пользователя, в номинации гуманизации среды без этого объекта лучше не принимать дальше.

А.П.: Насколько я ещё понял, Антона не устраивало решение суда. Он сказал, что это было незаконно, но потом решение было опрокинуто.

Ю.Х.: Звоните нам, говорите о том, что вас волнует и не устраивает в нашем городе. Возможно Валерий Анатольевич даст профессиональный квалифицированный ответ.

А.П.: Звонок. Здравствуйте, алло.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Тамара. У меня такой вопрос. В Ленинском районе в Театральном парке город собирается расширять оперный театр. В результате будут срублены раритетные деревья, там 60 видов раритетных деревьев, там есть липы, чёрные тополя, которые по 150 лет. Это же зелёная зона, масса народа здесь гуляет. Это лицо города. И этого полного безобразия не избежать. Почему город не хочет построить новое концертное здание, это вышло бы дешевле, чем ломать старое и убирать прекрасный парк?

А.П.: Хороший вопрос. Правда дешевле или нет – это спорно. Но вопрос актуальный.

Ю.Х.: Да, как быть если есть раритетные деревья и их нельзя вроде как трогать.

В.Н.: Я думаю, что автор этого вопроса догадывается или знает хорошо ассортимент растительности, какого она возраста и до какого она может доживать, ив каком она состоянии. Это две большие разницы, потому что в этом вопросе я увидел до десятка слоёв проблем. На каком месте развивать или реконструировать новое. Наступает момент, это удел любого крупного зрелищного комплекса, когда морально стареет объект. Вроде бы стены крепкие и крыша хорошая, но то, что называется, соответствие новому веку, новым тенденциям развития культуры. Спектаклей и чего угодно, это здание уже не отвечает. Поэтому расширять, как правило, приходится. Раз такой разговор, по Мариинке переживали, сначала народ болезненно «как это так, в историческом контексте появится некое современное здание», постепенно не просто народ убедили, а доказали, что этому уже всемирно известному бренду Мариинка требуется новая расширенная сцена. Вопрос в другом, у нас это было сделано за счёт сноса ветхой исторической застройки. Здесь речь идёт о сносе компонентов природы. Я очень сдержано стал бы комментировать великовозрастные тополя, потому что тополя – это не тот вид растительности, который реально украшает город. Но подобного инициатора-застройщика, кто уничтожает, сокращает зелёные насаждения в городе, надо не просто обременять и проект не подписывать, если он не посадит там новых 60-80-100 деревьев в возрасте 15-20 лет, крепномер, посадить клёны, липы, берёзы. Тополь – это проблемное дерево в городе, все это летит осенью и мы пытаемся дышать или не дышать. Каждый раз говоря о реконструкции, нельзя упускать этого шанса увеличения природного компонента городского ландшафта, именно не его сокращение. Я думаю, в мастер-плане голландской версии проведение целенаправленной реконструкции, когда каждый городской объект может обрести жизнь, но плюс к нему ещё обязательно преобразованную или восстановленную версию городской природы.

Ю.Х.: Валерий Анатольевич, вы сейчас упомянули Питер, Питер уже сегодня культурная столица, Пермь…

В.Н.: Скоро к этому подойдёт уже…

Ю.Х.: Будем надеяться. Вы как человек, который может встать над ситуацией и оценить происходящие процессы сверху, что в Питере, что в Перми. Скажите, у нас процессы как-то похоже идут? Или Пермь отстаёт в организации того же городского пространства? Может в Питере к этому совершенно по-другому власти подходят?

В.Н.: Вот зримо и второй раз находясь могу сказать, что проценты соотношения природных компонентов и архитектуры в Перми в разы лучше, чем в Петербурге. Мы вроде бы с виду почти зелёный город, местами в исторической части, панорамы Нивы и малых рек, но вот возвращаясь к теме создавая новые здания, видимо надо иметь какой-то крепкий документ, то что рядом с новым зданием или реконструируемым зданием обязательно создавать компоненты природы. В этом отношении далеко не все, даже слушающие нас сейчас архитекторы, морально готовы, даже профессионально не все готовы. Они все уже научились делать планы, фасады, разрезы, но они не знают, как к этому подойдёт компонент природы. Этому, что называется, буферному пространству надо учиться в России. И в Перми шансы на это в тысячу раз больше, чем в Петербурге.

Ю.Х.: У нас звонок, добрый день, как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте. Зовут меня Пётр. Я родился в Перми и помню, какая она была раньше зелёная. Вдоль улицы Ленина росли липы, сейчас, по-моему, вообще ничего не растёт. Город был намного зеленее, гораздо вкуснее пах, и улицы у нас ограждались чугунным литьём. Мне кажется, если это восстановить, то и машины не будут заезжать на пешеходные тротуары.

Ю.Х.: То есть вы хотели бы увидеть в городе эти старые ограды…

А.П.: Чувствуется некая ностальгия. У меня тоже иногда она возникает.

В.Н.: Вот как ограждён Комсомольский проспект, там сквер посередине идёт, там были предусмотрены стилизованные под наши уральские вазы «каменный цветок»…

А.П.: Это были клумбы, это были лавочки, кстати говоря с точки зрения комфорта для населения гуляло там народу значительно больше.

Ю.Х.: Понятно, спасибо. Буквально два слова Валерий Анатольевич. Вообще логично ли с точки зрения профессионала выстраивать такие ограды?

В.Н.: Я думаю, что про ограды можно долго вспоминать, что больше этого нет. Но весь мир не просто ушёл дальше в другую сторону. Городская улица – это полноформатная номинальная ландшафтная единица дизайна для современного архитектора. В чём она заключается?! Оказывается пространство для автомобиля и человека можно не просто и без чугунного литья разграничить, а закапываются надёжного сечения 80-ка металлические столбики и пространство становится непреступным для автомобиля. Я думаю, что в старом городе, когда это было раньше, к этим оградам можно было бы вернуться для воссоздания того духа, чтобы люди ходили по безопасному пространству, далеко-далеко находились машины, вокруг были бы благоухающие цветущие деревья.

А.П.: Да и машин было мало.

В.Н.: Да. А теперь-то что делать? Хватит ли чугуна на все городские улицы, чтобы на главных и на периферии защищать людей от транспорта…

Ю.Х.: Может они будут даже мешать, потому что всему есть своё место и есть своё время.

В.Н.: Нужно начать расставлять всё на свои места. Вы не представляете, какая цепная реакция вроде бы сначала проблем, а потом ответов на них зреет. А городская улица она для чего? Это мы говорим сегодня, что машины и люди, а где велосипедист, который тоже должен ехать по безопасной дорожке, прокрашенной и получать удовольствие, взяв напрокат с точки, а где и места для колясок, для велохранения. Но самое главное сегодня любая автостоянка - это номинация ландшафтного дизайна. Оказывается весь мир давно понял, а что это в отдельно взятых странах люди, когда дорываются до парковки, они до горизонта закатали в асфальт и говорят тут они как-то разъедутся и поставят машины. Нет. Так не должно быть. Цивилизованные страны мало того, что размещая места, говорят так, четыре машины места, потом зелёная пауза, дерева, снова четыре машины места и снова зелёная пауза. И вот эти прерывающие деревья снимают это мёртвое пространство. Улицам должны вернуть большое количество деревьев для себя, с точки зрения они должны структурировать машины места, но прибавить в весте отдельно природы.

А.П.: У нас ещё один телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, это тот же самый звонок, прервали и не дали договорить до конца.

Ю.Х.: Да, давайте только подинамичнее, Пётр, а то у нас время мало остаётся.

Слушатель: Вот у нас по улице Мира строят ограждения из труб, из профиля. Если у нас город должен иметь какой-то общий вид, желательно везде это чугунное литьё, а не заменять трубами и пластиковыми вазонами.

Ю.Х.: То есть какое-то целевое единое направление.

А.П.: Я думаю, что здесь мы как раз выходим на идею отмониторить что же нужно горожанам и как думают они.

В.Н.: Соотношение затрат и эффекта. Отлить много чугуна на все городские улицы означает, что в другую сторону девальвировать некую городскую эстетику, которая могла бы быть для какой-то части города супер престижной, напоминать о старых ностальгических моментах, а где-то в новой части города можно обойтись, наверное, и без чугуна. Зелёные изгороди – это тоже эффективные средства, разграничивать барьерами, которыми будут живые природные. Не надо уповать на мёртвые материалы, застывшие в веках, мы спасём экологию в городе. Не спасём. Надо резко прибавлять компоненты природы, но структурирующих: кусты, деревья. Глядя на то, как устроены парковки во всём мире, да снизу есть труба для тех, кто начинающий водитель, чтобы не зацепил дерево и только лишь дерево гораздо эффективнее для городской экологии. Там, где ходит транспорт, чугун в сторону экологии не развернётся. Там, где ходит транспорт, нужно думать о том, какие компоненты природы должны вернуть человеку комфортность.

Ю.Х.: У нас, конечно, появляются элементы ландшафтного дизайна в Перми, не знаю, видели вы или нет…

А.П.: На дачах у некоторых…

Ю.Х.: Нет, я имею в виду у нас сейчас, например, любят делать различные шары с цветами, например на площади Карла Маркса…

А.П.: Что очень красиво, надо сказать.

Ю.Х.: Но я это говорю к чему, у нас это появляется так точечно…

А.П.: И не концептуально.

Ю.Х.: Так вот вы приехали сюда по сути, вы проводили семинары с 31 октября по 4 ноября со студентами. Вы пытались выработать концепты для четырёх площадок в городе. Скажите, что-то получилось из этого? Одна из площадок, кстати, Балатовский парк наш.

В.Н.: Вы знаете, что судить не мне. Как мне показалось, что сегодняшняя презентация проекта по проблемным территориям, один только перечень участков, не знаю, говорит вам что-то или нет: посёлок Гарцы (на периферии города), опушка Черняевского леса (Парковый жилой массив) и Набережная реки Мулянка, и была ещё площадка на Докучаева, 40. Вот я могу сказать, что по этим площадкам у тех творческих групп, которые в режиме европейского шопа сделали проект. Если бы это стало предметов разговора в городе, вот если бы достучаться до власти в этом городе. Самое главное, что эти гениальные идеи, это к вопросу привлечения иронично, с сожалением, якобы современный дизайн, у кого-то иллюзия про какие-то шары, бабочки, но назвать это откровенно блефом – не решусь, сильно грубо. Но ландшафтный дизайн – это другое. Современный ландшафтный дизайн – это важнейшее актуальнейшее, наверное, одно из главных средств структурирования городского пространства по версии самой комфортной жизни населения. Категорически больше не декорирование, это профанация, когда мы грузим город лишними декорациями. Четыре наши площадки мы сделали по новой структуре для реально живущего в этом городе человека.

А.П.: Давайте ответим ещё на один телефонный звонок. Здравствуйте, алло.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Александр. Я хотел бы узнать, а что для вас было бы лучше посаженные деревья или вкопанные колёса, которые нам сейчас предлагают?

В.Н.: Я понял о чём вы говорите. Спасибо за очень короткий и содержательный вопрос, потому что ничего страшнее, чем закопанные покрышки в мире нет. В этом отношении клонирование в массовом сознании, что они якобы сами сделали ландшафтный дизайн из покрышек, да ещё и покрасили разной краской, вот ничего страшнее придумать нельзя. Не буду обижать обывательское или не дай бог утилитарное представление, что они чем-то украсят.

Ю.Х.: Может это от бедности нашей?

В.Н.: Понимаете, что в Питере мы это тоже как-то проходили, но вдруг люди поняли, нет, что посаженные деревья и кусты - знак живой природы. Не скажу напрямую канцероген, но эта резина, которая радости в городе не принесёт, это уже отработанный материал. Когда мы говорим о площадке, даже переработка резины – переработка этой покрышки, если из неё можно было сделать такие мягкие прорезиненные покрытия, но окрашенные ярко красный, оранжевые и другие тона, как они могли бы спасти город? Или заходя во дворы Перми, когда мы объезжали участки, и эти бедные дети роют там сырой песок, докопались уже до археологических слоёв. Так а надо быо сделать нормальную литую резину, поставить современные игрушки. Но когда эти игрушки называются ржавая кривая труба, и на ней выросло уже два поколения…

А.П.: И какие-то опасные качели…

В.Н.: Да. То я уже о гуманизации среды вынужден забывать.

А.П.: Здесь мы говорим, что в Испании есть как элемент культуры. Там вообще очень хорошо заботятся о детях, кругом площадки, но и не только в Испании, наверное, вообще в европейских странах.

В.Н.: Я не буду говорить эту крамольную мысль о том, что если бы здесь в Перми периодически раз в неделю на экранах местного телеканала, разговора по радио упоминалось о конкретных площадках… Насчёт Испании осторожно, там жарко друзьям-испанцам… А вот смотрите, что делают скандинавы. Они даже думают о том, что ребёнок придя в эту леденящую погоду, в -15, -20, сядет на ту мягкую качающуюся игрушку, которая замотана канатом, а он холодным не бывает. Оказывается, в другую сторону мозги работают у населения. В Швеции вы вдруг увидите, что это шведы, наши друзья, так хорошо играют в футбол, оказывается, у них под игровым полем во дворе обратная из отопительной системы вода пропущенная греет, и поле зелёное зимой. Я приезжаю в январе и феврале, они там лихо играют в футбол. И в этом отношении, если по правде, у нас иногда просто не хватает местной инициативы, поддержанной властью ресурсами.

А.П.: Это получается целый комплекс мероприятий: и ЖКХ…

В.Н.: Смотреть нам на южные страны…. Ну, не тепло у нас, ну лето короткое, смотрите на Скандинавию, показывайте кино про Скандинавию, про детские, спортивные площадки.

Ю.Х.: У нас детские площадки, Валерий Анатольевич, как раз предвыборная компания и депутаты очень любят говорить про детские площадки. Я только надеюсь на одно, что они не будут ставить площадки, которые разламывают.

В.Н.: Первейший фактор в независимой экспертизе. Если это изделие не стоит лет пяти, десяти, а совершенство таких систем как компан ещё и и оборудосменяемое, с некими опорами, в которые можно вмонтировать… Например, надоело детишкам в этом играть, в эту игрушку, отсюда снимают, и прикручивают к таким же столбам в соседнем дворе.

А.П.: Ну, это как минимум должно быть на чьём-то балансе.

В.Н.: Да, кто за этим будет ухаживать. И вот один из массивов жилой район Парковый, он предполагает, что однажды разрезав ленточку, сдав жилые дома и открыв благоустройство, надо к нему возвращаться лет через 10-20 к тем, кто содержит среду. Я думаю, что молодое поколение на это способно, надо только его консолидировать. Все специальности, кто в этом хотел участвовать, социологи, психологи, экономисты, управленцы, архитекторы, дизайны….

А.П.: Это выход на общественный совет.

Ю.Х.: Спасибо за свежий взгляд на организацию городской среды. Я надеюсь, что идея объединения ради организации нового комфортного пространства, которую вы высказали, вдруг она осядет в головах пермяков, и вдруг через некоторое время мы начнём её реализовывать.

В.Н.: В этот праздник она должна обязательно осесть.

Ю.Х.: Спасибо вам.

Обсуждение
877
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.