Верхний баннер
17:46 | СУББОТА | 14 ДЕКАБРЯ 2019

$ 62.55 € 69.86

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:00, 25 ноября 2011

Стоматология

Здравствуйте, дорогие друзья. 15.08 на часах в Перми и мы начинаем нашу традиционную программу «Бизнес-ланч», разговариваем о бизнесе, о секретах успеха, о различных историях, связанных с бизнес развитием, продвижением. У микрофона – Юлия Хлобыст и Андрей Поляков.

Юлия Хлобыст: Добрый день.

А.П.: За звукорежиссёрским пультом – Сергей Слободин.

Ю.Х.: Прежде чем объявить гостя я хочу начать с маленькой личной истории. Вообще, когда ничего не болит, это замечательно. Я уже много лет не посещала стоматолога, но тут, поскольку я человек нормальный и понимаю, что профилактика нужна, я решила всё-таки посетить стоматполиклинику. Пришла, попала ко врачу достаточно быстро, но на этом мои удачи закончились, потому что доктор, к которому я села в кресло, как только подносил ко мне бормашинку, я автоматически закрывала рот. Так продолжалось два раза и после чего доктор снял перчатки и сказал «до свидания».

А.П.: Надо ему было дать микрофон тебе, и тогда бы ты не закрывала.

Ю.Х.: На этом мы разошлись. Я, собственно говоря, вышла со своими проблемами, доктор, так сказать, остался при своём мнении. Тогда я подумала, что, наверное, мне не повезло с врачом. Но потом, когда я услышала как общаются с детьми, когда им лечат зубы, я в общем-то поняла, что в муниципальную стоматполиклинику, по крайней мере, больше не пойду. При том, что друзья мне начали советовать обращаться в частные клиники, где лечат без боли, а то, что нужно платить, то платим мы за своё здоровье, не жалко. Так вот доктора пока я не нашла, но зато в моей голове поселилась куча вопросов об организации здравоохранения у нас в Пермском крае. Вот эти вопросы мы решили задать сегодня генеральному директору стоматологической клиники «Юнит» Юрию Карманову. Здравствуйте, Юрий Петрович.

Юрий Карманов: Добрый день.

Ю.Х.: Не будет продолжать эту мою личную историю, и чтобы сразу не задавать риторических вопросов, почему так случилось, я всё-таки хочу начать с вашей клиники, потому что в этом году вы отмечаете 20-летие своей работы. Сегодня мы привыкли, что есть частные клиники, тогда, когда вы начинали свой бизнес, это, на мой взгляд, было достаточно дико коммерческое здравоохранение. Тогда, 20 лет назад, вы себя ощущали больше предпринимателем, нащупавшим, так сказать, понявшим, что здесь можно зарабатывать деньги, либо вы боялись потерять профессию?

Ю.К.: Нет. Профессия у меня была, у меня было хорошее высоко оплаченное место, но, к сожалению, реализовать те проекты, которые в голове в то время созревали, просто невозможно было в силу ряда причин, ну и прежде всего, существующей системы. Кстати говоря, поныне она жива, эта система здравоохранения. Пришлось уйти в свободное плавание, свободный рынок, где можно было реализовываться, но условия в то время были совершенно не те, что сейчас. Валюту курить невозможно было. Что касается стоматологии, это 90%, к сожалению, и сейчас, ну мы потребляем продукты, приборы, инструменты пока ещё из-за рубежа. Наши рубли в то время, ну и сейчас пока не очень котируются, но сейчас их можно поменять, конвертировать, а в то время это было просто нереально.

Ю.Х.: С чего вы начинали тогда? Как шло становление «Юнита»? С какими трудностями пришлось столкнуться, кроме того, что вы озвучили?

Ю.К.: Вообще так получилось в жизни, что меня судьба свела с человеком, с вашим коллегой, он был тоже журналистом, он освещал переход к рынку, тогда вся страна переходила к рынку и в то время строился подземный переход к рынку. Его коллеги над ним шутили, ну там как освещаешь? Свело ли уже? Ну и этот человек к нам пришёл лечиться, и как-то разговорились, он говорит, а что можно как-то сделать уже по-другому, что будет красивее. Я говорю, что вообще это в мире можно, но у нас, к сожалению, нет. А где это в городе можно? Пока нигде. А почему нельзя? Нет такого оборудования, нет таких материалов, технологий и т.д. и т.д. Так, а что нельзя это сделать? Ну вот так, слово за слово, вы знаете, мы так с ним пообщались, он написал эту статью в «Звезде». Эта статья попала в руки к Аркадию Гринбергу, генеральному директору «Галургии» и поныне. Вот он посчитал, что в городе должно это быть. Пригласил меня на встречу, говорит, в чём нужна помощь? И вот как-то предоставил нам помещение, и мы начали с ремонта этого помещения. Деньги, которые у нас были, они, к сожалению, через месяц растаяли и их хватило только на ремонт помещения, на оборудование уже не осталось. Пришлось где-то занять, где-то что-то продать, и таким образом потихоньку всё шло.

А.П.: По тем вашим ощущениям, это были большие напряжения, большие деньги для вас, которые вы потратили на организацию всего этого?

Ю.К.: Вы знаете, чувство денег как-то было непонятным, потому что мы становились все миллионерами. Вроде бы ты гордый миллионер, но а купить ничего не можешь, и в общем-то, куда с этими миллионами? Денег много было, но мы, конечно, стали искать пути всякие, цеплялись за любые цепочки. Даже, знаете, это ж бизнес, можно было заработать где-то на чём-то, потом можно было инвестировать в твоё непосредственное любимое дело и т.д. И пытались вплоть до того, что над нами все смеются коллеги, кто работает в компании, что торговали всем подряд, чтоб копейку заработать, вплоть до того, что капусту в зоопарк слону продавали. Это было, это жизнь. А потом как-то нас судьба свела с узбекскими инженерами, которые производили алмазные инструменты. Мы создали совместное предприятие, начали производить эти алмазные инструменты для стоматологов, привозить их сюда, продавать, потому что рынок был вообще пустой, голый. Потихоньку копейка к копейке каким-то образом мы начали формировать свою компанию.

Ю.Х.: Вы только что сказали, что всегда был соблазн потратить на себя прибыль. Вы какого принципа вообще придерживались, придерживаетесь в бизнесе? Куда вы распределяете прибыль? Есть какое-то процентное соотношение, например, столько то на зарплату, столько себе, своим сотрудникам, а столько–то на развитие? Ведь, на сколько понимаю, развиваться должен любой бизнес, а тем более бизнес, который в здравоохранении. Всегда появляются новые материалы, лекарства и т.д.

Ю.К.: Совершенно правильно. Вообще говоря, это основной был посыл – расстаться с государевой службой, потому что там я этого себе позволить не мог. Неважно сколько мы зарабатывали, а мы реально много зарабатывали, было две таких клиники, которые имели установки плазматроны по напылению нитрида титана в Туле и в Перми. Деньги иногда в общем текли рекой, и их бы в нужное русло, но к сожалению, система не позволяла это делать. Поэтому я и принял решение, что нужно что-то делать с этим. Что касается распределения прибыли и вообще доходов, конечно, фонд оплаты труда он всегда существовал и существует поныне. Что касается прибыли, здесь я огромное спасибо и благодарен своей супруге, потому что в то время, когда начались поставки турецких товаров в магазин и начали появляться шубы и какие-то женские вещи, женщины, которые ходили в эти магазины, покупали, могли себе позволить это, она мне сказала, даю тебе пять лет, я ни одной шмотки у тебя не попрошу. Вот эти пять лет, стартап такой, у меня был, когда, конечно, первым делом самолёты. Раз мне сказали, дали такую фору, я в общем инвестировал только непосредственно в производство.

Ю.Х.: Вы заговорили о системе, сказали о том, что была у вас такая цель, уйти с государевой службы, потому что в системе вы не могли на ваш взгляд, эффективно распоряжаться деньгами, прибылью, доходами. Скажите, пожалуйста, Юрий петрович, сегодня на ваш взгляд и здесь уже мнение как эксперта управленца, нежели как эксперта от медицины, врача, всё-таки в чём проблемы нынешнего здравоохранения сегодня? Почему клиники, которым здравоохранением выделяется достаточное количество денег, они не могут достойно обслужить пациентов? Что это ? Это проблема всё-таки недостаточного финансирования, даже в условиях этих огромных средств? Это проблема управления неадекватного нехозяйственного? Или какие-то есть ещё вещи, которые не позволяют государственным клиникам обслуживать пациентов на достойном уровне?

Ю.К.: Вы знаете, в былые времена существовал лозунг «всё решают кадры», но я бы здесь немного его дополнил, я бы сказал, что действительно решают всё кадры, но всё-таки правильные кадры, правильно мыслящие, идущие в ногу со временем, всё-таки эти кадры могут решить всё, все задачи. Поскольку мы это понимаем, выстраивать систему нужно, а где их взять сегодня, а кто их сегодня готовит? Система образования, если честно, у нас в ногу со временем так пока ещё не идёт, понимаете. Компания «Юнит» сегодня ну уже 8 лет как имеет свой образовательный центр. У нас другого выхода. Если мы хотим развиваться, а что такое развитие, это не просто построить клинику и купить туда кресло…

А.П.: Ну, это вещь ходовая, каждый свой следующий шаг ты должен себе подготовить.

Ю.К.: Конечно. Прежде всего медицина, прежде всего специалисты. Какое бы дорогое, супер современное оборудование вы бы не приобрели, без специалиста оно само по себе работать не будет. Даже робот, у нас в России их две штуки, я в прошлом году сам садился за манипулятор и пробовал, чувствовал себя в роли хирурга, ну знаете, это наверное, самолёт проще научиться водить, чем управлять этим роботом, который манипулятор, может проводить хирургические операции.

Ю.Х.: Юрий Петрович, вы сказали такую фразу, что главное в системе - это специалисты. Смотрите, специалисты, которые пришли к вам работать в компанию, они пришли из системы государственного здравоохранения. Вам приходилось ломать? Переучивать?

Ю.К.: Вы знаете, путь становления врача в наших клиниках достаточно тернистый. Дело втом, что некоторые даже не доходят до этого статуса. Как минимум человек после академии должен пройти ещё, скажем так, школу ассистента, то есть помощника врача, где он изучает непосредственно приборы, инструменты, оборудование, подход, как нужно ставить диагноз, как нужно его лечить, какие действительно методику нужно применять в том или ином случае. Это где-то год, полтора идёт становление этой личности. Иногда мы видим, что это человек для наших стандартов, мы считаем, что это не наш врач, поэтому человеку откровенно, честно признаёмся, что вот не получается. А есть люди, которые и меньше года, есть люди талантливые, они становятся докторами и раньше.

А.П.: А что по вашему проще переучить подготовленного специалиста ну в системе, или научить самостоятельно уже с нуля, что называется.

Ю.К.: Мы пришли и убеждены в этом, мы пробовали разные подходы, и конечно подход более эффективный тот, который ты берёшь, прежде всего желающего стать настоящим врачом. Это ключевая фраза.

А.П.: То есть если он хочет, то станет?

Ю.К.: Если человек пройдёт через всё и он действительно станет настоящим врачом и успешным врачом.

Ю.Х.: Юрий Петрович, у нас есть звонок. Добрый день, как вас зовут?

Слушатель: Добрый день, Бессонов Алексей Борисович.

Ю.Х.: Простите, у нас Алексей Борисович пока в ауте. Вопрос по ICQ: «Развивать и выращивать кадры – это понятно. Но как их удержать? Ведь плох тот стоматолог, который не мечтает открыть свой частный кабинет». Что вы скажите?

Ю.К.: Становитесь лучшим работодателем, освободите человека от дополнительных хлопот, создайте ему такие условия, ну, чтоб просто …

А.П.: не убежал никуда.

Ю.К.: Да. И всё, рецепт очень простой.

Ю.Х.: Расскажите немного о своей клинике. Мы говорим «Юнит», но например, многие из наших слушателей, может быть и не представляют. Что у вас есть? Как она работает? Что за модель вы создали, которая успешно функционирует 20 лет?

Ю.К.: У нас сегодня благодаря нашим пациентам, нашим клиентам, я хочу, пользуясь случаем, сказать им огромное спасибо. Только благодаря клиентам может развиваться любая компания. Нет клиента – нет компании. Вот этотлозунг у нас у всех сквозит. Это все чётко понимают. Только благодаря этим людям мы развиваемся. Сегодня компания имеет пять клиник. Эти клиники работают в разных ценовых сегментах. Мы ориентированы на любого потребителя с любым кошельком. Это не значит, что где-то что-то будет хуже. Нет, абсолютно, не так. Возможно не будет такого спектра услуг. Возможно для того, чтобы пройти томографию, придётся переехать всё-таки в другую клинику, не будет сконцентрироано всё в одном месте. Но в конце концов, это будет стоить дешевле, поэтому если человек хочет, чтоб всё было вокруг него, к сожалению, за это в мире приходится платить. А если каким-то сервисным составляющим можно попуститься, то можно и сэкономить деньги. Кроме этого я хочу сказать, что мы единственные сегодня, которые очень тяжело, но всё-таки внедрили и вывели на определённую сегодня проектную мощность наш проект, это детская клиника, абсолютно отдельный проект. Он очень сложным оказался, очень трудоёмкий что ли такой. Но сегодня мы им можем уже гордиться, потому что действительно очень много отзывов об этом. Люди довольны и мы считаем, что это самая главная наша заслуга и благодарность от наших пациентов, что вот мы это создали. Хотя работать с детьми очень сложно.

А.П.: Следующий вопрос, я думаю, он будет очень актуальным и для взрослых радиослушателей, и для детей. Вы действительно обладаете методиками, ну, это дилетантский вопрос, которые позволяют лечить зубы без боли?

Ю.К.: Если относительно детей, то у нас сама концепция создавалась изначально. Мы не хотели создавать клинику как таковую. Здесь были очень креативные идеи, и идеи заключались в том, чтобы ребёнок приходил как в кафе, детский сад, ещё куда-то, чтобы он получал те эмоции, которые он привык получать от стен, от людей, от игрушек, от всего общения, и иногда бывает, когда приводят детей уже где-то напуганных, стоматолог с ними только знакомится, он даже к ним не прикасается своими инструментами. Больше всего с ними работает психолог, и работает с родителями, объясняет как нужно подготовить ребёнка к следующему визиту. Мы достигаем тем самым отсутствие стресса, который, например, у меня со школы до сих пор. Как вспомню, так вздрогну.

А.П.: Я думаю, что он у всех.

Ю.Х.: Скажите, Юрий Петрович, а по полисам ОМС вы работаете?

Ю.К.: Вы знаете, мы заканчиваем работу по полисам ОМС, этот год мы финишируем. К сожалению, мы много потратили сил, времени. Ну, как-то у нас не очень получилось. Наша экономика трещит по швам. Я не могу заставлять своих сотрудников, свой персонал работать плохо, потому что у нас другие цели, у нас другая концепция. Мы всё-таки выходим на новый виток развития в очередной раз и мы стараемся улучшить свой бизнес. К сожалению, с улучшениями растут затраты. Это не учитывает система ОМС. Система ОМС учитывает, болит – запечатаем, и пусть у тебя пока не болит.

А.П.: Похожая ситуация со школьными сертификатами. Тут возникает вопрос, может что-то в консерватории поправить, что-то поменять в системе.

Ю.Х.: Юрий Петрович, у нас звонок. Добрый день, как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте. У меня только один вопрос, неужели медицина не пускает Алексея Борисовича к телефону?

А.П.: Это Никита Михайлович, судя по голосу. Вот Никита Михайлович страстный поклонник футбола.

Ю.Х.: Это наши внутренние дела, больше вопрос к нам. У нас есть постоянные слушатели, которые комментируют абсолютно все проблемы, начиная от политики, заканчивая здравоохранением. Я думаю, что если бы у нас в студии был акушер-гинеколог, то Алексей Борисович тоже позвонил.

Ю.К.: Человек с активной жизненной позицией.

Ю.Х.: У нас пришёл вопрос по ICQ, но в принципе мы об этом говорили, если только уточнить. Марина спрашивает: «У вас есть детская клиника, как готовят детских специалистов в вашей клинике?» Их как-то специально готовят или есть система, в которую вы встраиваете этих специалистов?

Ю.К.: Я напомню, что самая главная система отбора, это нужно, чтобы доктор действительно имел огромное желание и любовь к детям. Понимаете? Кстати говоря, стало очень серьёзной проблемой, мы построить легко построили клинику, для нас это не работа, проект набросали и быстро модернизацию сделали и всё. Но самое-то главное, это люди. Не смотря на то, что у нас там неплохие заработные платы, но, к сожалению, истинных врачей, истинных докторов, которые любят детей оказалось не так-то и много, а желающих стать такими ещё меньше. Поэтому по крупицам собирали. Учим постоянно. Для нас обучение – это процесс.

Ю.Х.: Кстати, у вас же есть прямо свой учебный центр. Он зачем? Это повышение квалификации докторов или опять же говорю вы переучиваете докторов после, скажем, медакадемии?

Ю.К.: Вы знаете, очень древняя пословица «повторение – мать учения». Глаз замыливается, как бы мы не хотели, мы делаем, делаем какую-то одну работу, но и раз столкнулись с какой-то другой ситуацией, ну и подзабыли как в этой ситуации себя вести. Это первое. Учебный центр – это та организация, которая позволяет немного из зоны комфорта выйти, взглянуть на себя со стороны, восполнить в памяти всё, что ты забыл, всё что ты знал.

А.П.: Может обновить знания.

Ю.К.: Да. И технологии же на месте не стоят, мы постоянно растём, мы постоянно развиваемся. У нас то одна технология, то другая. Мы смотрим, пробуем, отдаём на апробацию тем людям, тем докторам, которые действительно хотят развиваться. Есть такие доктора дотошные, которые до сути докапываются. Обязательно таких людей принимаем к себе на работу.

А.П.: Юрий Петрович, в связи с этим у вас наверняка богатый опыт с зарубежными коллегами. Насколько вы приблизились к тем моделям западным и как там у них?

Ю.К.: Опыт действительно большой, мы работаем очень тесно, путешествуем постоянно. Для нас машиной времени, например, является это мировая выставка, которая проводится в городе Кёльн. Она проводится один раз в два года, и я смотрю вообще, куда идёт рынок. Там приезжают сотни тысяч производителей со всего мира, целое огромное здание американцев, японцев и т.д. фирмы, которые делают технику, инструменты, методики разрабатывают. Ты начинаешь понимать, куда у тебя завтра пойдёт твоя страна, где, вообще, что ты можешь приобрести. Приобретаем какие-то эксклюзивные вещи, привозим и начинаем у себя это всё интегрировать и внедрять. Что касается коллег, то знакомых, конечно, очень много. В нашей структуре ещё находится торговый департамент. Мы являемся поставщиками оборудования сюда ведущих производителей Финляндии, Германии, Америки. Поэтому в силу всего этого конечно мы постоянно в контакте, поскольку эти фирмы разрабатывают и для кого-то это всё делают. Они делают оборудование для какой-то методики, работают с профессурой. Конечно, мы этим ресурсом пользуемся. Ездят туда наши специалисты. У нас постоянно проводятся курсы, в год порядка 50-60 семинаров мы проводим с использованием, привлечением наших светил.

Ю.Х.: Недавно в налоговом кодексе появились изменения как то возможность заключать прямые договоры непосредственно на медицинское обслуживание, минуя страховые компании. Страховые компании сейчас не любят сильно об этом распространяться, потому что они теряют свой сегмент рынка здесь. Выгодно только этим заключение страховых договоров?

Ю.К.: Во-первых, что касается экономической составляющей, безусловно здесь экономия средств и вы можете по-другому перераспределить эти ресурсы. Самое главное вы можете поднять лояльность ваших сотрудников. У нас больше 10-ка прямых договоров и они начинают сейчас постоянно ведут сообщения, ведутся переговоры. Люди начинают как-то переосмысливать эти отношения, кто-то не делал никогда, а сейчас. Я ещё раз повторюсь, что мы работаем в трёх сегментах рынка, поэтому на каждого сотрудника в компании есть, как говориться, своя клиника и есть свой определённый медицинский ресурс в плане стоматологии, включая детей, потому что некоторые компании и позволяют своим сотрудникам и детские.

Ю.Х.: Я обращаюсь к вам сейчас, как к эксперту от отрасли здравоохранения. Совсем недавно правительство ввело налоговое послабление, ввело налоговые льготы на прибыль для отрасли образования и для отрасли здравоохранения. При этом сказав, что доля госзаказа будет пускать в коммерческие секторы этих отраслей. Некоторые преподаватели, врачи очень скептически смотрят на то, что послабление, они сыграют какую-то роль в развитии коммерческого здравоохранения, как сектора, являющегося тем не менее социальным и работающим над здоровьем, воспитанием людей. Вы как эксперт как можете оценить это новшество? Смогут ли эти налоговые послабления или госзаказы, госзакупки простимулировать развитие отрасли?

Ю.К.: Если говорить о каких-то крупных дорогих больших проектах, то вполне возможно. Но если говорить о небольших медицинских центрах, которые сегодня у нас в городе и стране, скорее всего, что нет. Та система налогообложения, которую предприниматели используют, она в общем-то…налог на прибыль – это некритично, это не тот налог, которые надо экономить. Сегодня же страховые взносы на фонд заработной платы достаточно приличные, это основная статья затрат, поэтому мало вероятно. Если это сработает, то отлично, выиграют все.

А.П.: Теперь вопрос как к бизнесмену, Юрий Петрович. Насколько вы планируете дальнейшее развитие своего рынка сбыта, расширение может быть за счёт франчайзенга, может быть за счёт каких других инструментов, и планируете ли вы вообще его?

Ю.К.: Откровенно говоря мы об этом задумываемся уже второй год. Более того к нам приезжают люди из других городов, люди смотрят, изучают наш опыт, ну и действительно поступают такие предложения, чтоб мы уже где-то в таких городах помогли им такую сеть построить. Хочу сказать, что у нас ещё нерешённые задачи. Мы не можем сейчас ещё повязать бантик и упаковать свой продукт. Мысли есть, перспективы в этом есть. Я встречался в прошлом году с рядом бизнесменов, которые имеют в своей сети сегодня порядка 60 клиник. Серьёзные ребята, очень серьёзно всё это и по-взрослому делают. Думаю, есть к чему стремиться и годик, другой нам для этого ещё нужен.

Ю.Х.: Смотрите, Юрий Петрович, на мой взгляд вы построили достаточно успешную экономическую модель клиники здравоохранения, стоматклиники. Пусть она не большая, не огромная, но тем не менее хорошо действующая экономическая модель. На ваш взгляд можно ли перенести эту модель на модель здравоохранения в регионе, в крае?

Ю.К.: Я думаю, вполне можно, почему нет. Это будет работать. Это же аналогичный бизнес подход, он может работать везде, просто нужно сейчас начать с главного, нужно начать с образования, с деланья тех нужных кадров, тех правильных кадров, тогда у нас всё будет в порядке.

А.П.: Кадры решают всё, это никто не отменял на самом деле. Это моё глубокое убеждение, что чем лучше кадры, тем лучше бизнес.

Ю.Х.: Останется ли вообще государственное здравоохранение или оно всё-таки будет коммерциализироваться дальше? Больше будет частного сектора здравоохранения?

Ю.К.: Я думаю, что вот нет таких ярких примеров, чтобы государство было таким эффективным собственником, эффективным управленцев. К сожалению, это так. Поэтому мне кажется, от этого выиграют только все, если будет правильно система сформулирована, построена. Возможно можно поизучать опыт европейцев, американцев, там же это есть.

Ю.Х.: Ну а смотрите, зачем далеко ходить. У нас институт сердца, кардиохирург Суханов…

Ю.К.: Да.

Ю.Х.: Государственная клиника, по сути дела. Работает хорошо, но это благодаря тому, что есть Сергей Германович, который движет.

А.П.: Он сам очень ответственный человек, получается. Я хочу в данном случае поднять вопрос о какой-то ответственности людей, за то, что они делают, и в частном секторе в том числе.

Ю.К.: Вы сказали институт сердца и сразу сказали про конкретную личность. Но это же не авторская клиника.

А.П.: Она у нас просто ассоциируется с ним.

Ю,К.: Ассоциируется, потому что Сергей Германович по всей вероятности очень много сделал для этого и делает. Но предположим, если что-то произойдёт, не дай бог, с нашим уважаемым хирургом, тогда, что произойдёт с институтом сердца? И что же это за бизнес-модель такая? Бизнес-модель должна строиться так, чтобы не было этого лидера. Лидер должен жить на Канарах, я так извиняюсь, но у него бизнес должен работать на все сто. Вот это модель. Мне кажется, это будет вернее.

Ю.Х.: Хорошо. Последний вопрос. Поделитесь, 20 лет работы – в чём секрет успеха?

Ю.К.: Нужно просто относится к клиентам так, как ты хочешь, чтоб относились к тебе.

Ю.Х.: Золотое правило. Я думаю, что оно для представителей разный сфер бизнеса должно стать красной нитью. Спасибо, Юрий Петрович.


Обсуждение
1159
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.