Верхний баннер
21:20 | ВТОРНИК | 25 ИЮНЯ 2019

$ 62.52 € 71.23

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

12:00, 02 июля 2012

Деятельность Пермского отделения "Опоры России"

Андрей  Поляков:  У микрофона – Андрей Поляков. Начинаем нашу традиционную программу «Бизнес-ланч». Юлия Хлобыст у нас в студии. И перед нами сидит группа…

Юлия Хлобыст: Группа товарищей.

А.П.: …не совсем понятных для нас людей. Сейчас попробуем разобраться, кто есть кто.

Ю.Х.:  На самом деле все понятно. Эти люди уже не раз  были у нас в эфире. 29 июня в пермской «Опоре» произошло отчетное собрание или отчетная конференция,  не знаю, как точно она у вас называлась, и практически  единогласно выбрали нового руководителя вместо Евгения Фридмана, который ушел  на повышение, наверно, в федеральную «Опору», и новым  руководителем «Опоры» стал  Дмитрий Сазонов. Чтобы нашим слушателям стало понятно, член Общественной палаты края Дмитрий Сазонов ранее занимал пост исполнительного директора отделения.  Ранее Дмитрий Сазонов работал зам.министра  предпринимательства и торговли Пермского края. Добрый день.

Дмитрий Сазонов:  Добрый день.

Ю.Х.: Дмитрий Сазонов – это один из  наших гостей. И  руководители комитетов пермской «Опоры» - руководитель комитета  по управлению качеством и рисками Алексей Заболотных. Добрый день, Алексей.

Алексей Заболотных:  Здравствуйте.

Ю.Х.: И руководитель комитета по недобросовестной конкуренции Наталья Коробейникова.

Наталья  Коробейникова: Здравствуйте.

Ю.Х.: Я думаю, что все догадались, что сегодня мы попытаемся  обсудить, что же произойдет в пермской «Опоре» в связи со сменой  руководителя, сменится ли курс. Специально мы пригласили не только Дмитрия, но и  руководителей комитентов, которые… Дмитрий тоже был в пермской «Опоре», но, тем не менее,  руководители комитетов, которые занимались непосредственно в полях вот этой работой,  координацией предпринимательского какого-то движения, чтобы возможно понять, выяснить, что происходило, что происходит и что будет происходить.

А.П.: Когда  недавно я разговаривал с Ильей Баршевским, задал ему вопрос: чем  занимается «Опора»? Простой  вопрос обывателя.  Он говорит: - Мы хотим, чтобы  наша жизнь стала лучше.  Вот я так понимаю, что это, наверно, один из принципов, один из лозунгов. В двух словах: чем занимается «Опора»?

Д.С.:  Дело в том, что «Опора» занимается как раз вопросами координации деятельности в сфере развития предпринимательства. То есть вот за такими общими фразами можно раскрыть  на самом деле суть в следующем.  Первое - это наболевшие проблемы, которые есть у предпринимателей во взаимодействии со всеми и сообществами, которые у нас есть, и  органами власти, и контролирующими органами и так далее. То есть  это, что связано с непосредственным исполнением функций  предпринимателя и все, что, так или иначе, касается и со стороны потребительского рынка, и со стороны производства, и повышения качества самой работы предпринимателей.  Вот во всех этих аспектах в любой ипостаси проявления предпринимателя  этими вопросами «Опора» и занимается.  Например, у нас есть четыре комитета в «Опоре»: комитет по качеству, который вот Алексей возглавляет, по недобросовестной конкуренции,  Наталья возглавляет. Есть еще два комитета: это по инновациям и  реструктуризации взаимоотношений между обществом и государством.  То есть совершенствование  нормативно-правовой базы в первую очередь в сфере предпринимательства. Ну это четыре основные комитета, которые, по большому счету, включают в себя работу, и она дальше уже разбита по работе на комиссии. Это могут быть  профильные, отраслевые комиссии и так далее. 
 
Ю.Х.:  Была ли дана оценка  деятельности Евгению Фридману на посту председателя  «Опоры»? И второй вопрос, наверное, самый главный, что волнует всех «опоровцев», изменится ли у  вас направление, какие-то векторы в работе «Опоры»?

Д.С.: На самом деле, когда вот  Евгений, действительно, выступал с отчетом, его заслушали все внимательно, было отмечено  достаточно много вещей, которые связаны с   реализованными желаниями предпринимателей в сфере взаимодействия бизнеса и власти. В первую очередь, какие действия были конкретно реализованы?    Это малая приватизация, это  все была инициатива «Опоры».  Это борьба за не увеличение страховых  взносов.  Тоже инициатива «Опоры»,  которая, в общем, получила результат. Отмена двойного лицензирования для АЗС.  Отмена контрольно-кассовой техники для налога по   МВД и ЕНВД  для патента. Это все инициативы конкретно  «Опоры», в том числе, федеральной  «Опоры» и инициатив с регионов, которые, как наболевшие вещи, они всплывают. Отсюда идет обратная связь, и дальше идет изменение законодательства. Эти вещи конкретно предметно изменены.  Наталья, например, может, наверно, более подробно рассказать о мероприятиях, которые производились у нас на потребительском рынке.   Я вот ей  сейчас слово дам, она более подробно сможет сказать вот в части реальных результатов. И это ведь дело не в формировании какого-то информационного поля и шумихи. Это  дело как раз в выстраивании конструктивных диалогов общества и власти и предпринимателей на предмет получения качества. 

А.П.: О чем  нормально, не оголтело   надо информировать население. Вот это правильно.

Д.С.: Совершенно верно,  да. Здесь не может быть вообще оголтелого подхода. Здесь необходим конструктивный подход. И он должен затрагивать интересы  всех.  В первую очередь, например, если мы говорим  там, где предприниматели  участвуют   в реализации прав граждан, например, на здравоохранение, образование, детские сады, отдых летний и так далее. Ведь эти  права, действительно, это  право гражданина, право человека, который  здесь  живет. Но  реализовывается оно по-разному, и это нормально. И власть, в том числе, говорит о том, что если бизнес готов качественно оказывать эту услугу, он может это сделать, непосредственно бизнес может осуществлять эту работу.  Но для того, чтобы ее   нормально осуществлять, необходимо  координированное взаимодействие между  нами, как сообществами, и власти для выработки качественных критериев вот этих уже услуг, которые  государство в виде госзакупок  заказывает.

А.П.: Немножко Дмитрия дополню.  Бывает и в обратную сторону, когда власть говорит: -
А давайте сделаем вот так, и попробуем улучшить жизнь бизнесменов и где-то продвинуть.  А потом возникает вопрос: а вообще  заказ есть от бизнеса вот на это?

Д.С.:  Да, совершенно верно. Вот как  раз всё, что касается заказа,  это речь идет о том, что мы должны  в первую очередь  ориентироваться, если  говорить про новый курс, ориентироваться на потребности. Если есть потребность от какой-то из заинтересованных сторон,  которая у нас здесь живет...  Чем отличается предприниматель от  бизнеса, вот так вот, по большому счету, по понятиям если говорить?  Предприниматели  - это люди,  которые формируют жизненную среду вокруг себя. То есть там, где живут, они там и находятся. Это  особенно касается в первую очередь малого бизнеса.  Всё, что касается крупного бизнеса, вы прекрасно понимаете, есть  большие корпорации, которые  свои интересы распространяют  на все страны. И в этом смысле не всегда они находятся в корреляции интересов   заинтересованных сторон...

А.П.: С социумом, да, где это все происходит.

Д.С.: Совершенно верно, с сообществом, в котором они живут.

Ю.Х.:  Понятно, что основной вектор - это, только что вы его озвучили,  идти от потребностей бизнеса.

А.П.: И создание среды, получается.

Ю.Х.:  Да,  от создания запросов.

Д.С.:  При этом подход в этом смысле должен  быть один и очень простой – это  открытость, открытость в обсуждении  проблемы вопросов. Их не нужно  и нельзя замалчивать.  То есть тогда, когда либо предприниматели... понятно, что в силу определенных  обстоятельств  и  той среды, в которой мы сейчас находимся, ведут не совсем открытую поведенческую  позицию. И власть точно также может ведь  не совсем до конца открывать свои мотивы. Возникает недопонимание. Вот, например, недавно на Общественной палате рассматривали вопрос по поводу тарифной политики. Ведь очень многие вещи сложно понять, просто сложно понять обычному человеку.  Вот с  экономическим-то образованием тяжело разбираешься в этом. А когда ты   слушаешь этот язык,  это вообще беллетристика.   В западных  странах на самом деле  уже давно пришли к тому, что они свои отчеты, информацию о деятельности  как для  населения, так и для бизнеса, ну, скажем так, транслируют и переводят на язык населения.  То есть на русский язык, скажем, с русского  нужно перевести на тот русский, который понятен человеку.

Ю.Х.:  Теперь я обращаюсь к Алексею и Наталье. Вот за пост руководителя пермской «Опоры»... несколько кандидатур было выставлено, в том числе, Наталья, ваша. Нет?  Где-то я читала такую информацию, что за пост  руководителя «Опоры» боролись    несколько кандидатур,  но единогласно победил Дмитрий Сазонов.  Тогда чем взял пермскую «Опору» Дмитрий Сазонов? То есть своей программой, своими делами? Ведь Дмитрий, как я зачитала в самом начале, он был, по сути дела, и чиновников в том числе, в отличие от Евгения Фридмана, который  был бизнесменом.  Хорошо ли это вообще для «Опоры», что пришел,   в том числе,  и человек из коридоров власти?

Н.К.:  Хотела бы пояснить немножечко по поводу  нескольких кандидатур.  Действительно, у нас было несколько кандидатур.  Это у нас был Алексей Заболотных, Илья Баршевский и Дмитрий Валерьевич. Моя кандидатура  на самом деле выставлялась на пост исполнительного директора.  То есть тоже в руководство. Хочу похвастаться, меня утвердили, я очень  рада. С сегодняшнего дня приступила  к выполнению своих прямых обязанностей.

Ю.Х.: Поздравляю.

Н.К.: Спасибо. По поводу кандидатуры Дмитрия Валерьевича. На самом деле обсуждались все кандидатуры очень долго, и на советах, и вынесены были  и  самозаявившиеся, естественно, у нас были претенденты,  представили свои программы. Но на самом деле, я думаю, что  в пользу Дмитрия Валерьевича как раз сыграл вот этот его  небольшой опыт  двухлетней деятельности  в статусе чиновника. Мы знаем все, что он пришел  на пост зам.министра из предпринимательской среды, то есть он прекрасно понимал, что  это такое, что такое вести свой бизнес, малый бизнес. И попробовал уже  побывать чиновником,  понял психологию чиновника и как вообще в коридорах власти все это  претворяется в жизнь...

Ю.Х.: Происходит.

Н.К.: ... происходит, да, некоторые нюансы, некоторую, наверно,  гибкость приобрел, насколько я надеюсь в это. И, прежде  всего, мы между собой решили, что  это, действительно, кандидатура очень  достойная в том плане, что и предпринимательскую среду знает изнутри, начинал сам бизнес в ??????? (неразборчиво). ...

Ю.Х.: У нас вопрос пришел  на сайт. Павел обращается к Дмитрию Сазонову, вновь выбранному председателю  пермского регионального  отделения  «Опоры»: «Вместо нормальных чиновников и цивилизованной судебной системы - бизнес-омбудсмен, вместо нормальной политической жизни в стране и реальных мероприятий по созданию приемлемого бизнеса, инвестиционного климата - некие искусственные объединения для защиты якобы моих прав. Дмитрий, я, конечно, понимаю, что личная карьера важнее, но в полезность всей вашей деятельности искренне верите? Никто из моих знакомых, - продолжает Павел, - владеющих и занятых на уровне топ-менеджмента в малом и среднем бизнесе, никаких контактов с «Опорой России» не имеет. А после вступления в «Народный фронт» многим стало ясно, что лично-карьерные перспективы членов «Опоры» намного важнее того, что вы там красиво декларируете. Наши земляки, кто не окучивает бюджет и не сидит на сырьевиках,  переводят производство в Азию, открывают центры разработки в Калифорнии. Зачем они это делают, глупые? Там же нет организаций типа «Опоры России»,  как же они там выживут?» Вот такой  большой вопрос.

А.П.:  Сообщение, полное сарказма. Может быть, что-то рациональное  есть  в этом сообщении.

Д.С.: Безусловно, есть рациональное, на мой взгляд. При э том, я думаю, что очень хороший текст.


А.П.: Риторика.

Ю.Х.: То, о чем мы говорили в перерыве.

Д.С.:    Да, мы в перерыве как раз говорили про риторику, про то, что   риторику общения   необходимо менять. Знаете, один мой очень близкий человек  две тысячи лет назад  сказал:  кто без греха, пусть первым бросит  в меня камень.  Вот в этом смысле я всегда  говорю, себе, прежде всего,  когда просыпаюсь, я подхожу к зеркалу и говорю себе:  где ключ всех проблем?  Ну вот он как раз там. То есть я подхожу к зеркалу и нахожу там ключ всех моих проблем. И вот дальше начинаю уже от этого разматывать все подходы  жизненные вне зависимости от того, кого считаю людьми   достойными общения или  недостойными общения. Так делить людей нельзя.  Необходимо подходить  как раз именно в первую очередь  от себя, и дальше  вот разматывать вопросы, связанные с развитием как себя, так и организации, исходя вот из  этих постулатов.    В этом смысле существует у нас  несколько комитетов, четыре, в частности, которые я озвучивал. Алексей Заболотных в этом смысле сейчас руководитель этого комитета и сопредседатель после нынешних перевыборов. Вот он достаточно компетентен в том,   чтобы грамотно и правильным образом все-таки  начать разворачивать проблему  от  себя. То есть подходить к вопросам качества.   Но когда мы начинаем разворачивать  проблему от себя,  так или иначе,  мы все равно затрагиваем всех  наших контрагентов. В первую очередь власть.  Если кто-то считает, что  с точки зрения личной карьеры какие-то особо лояльные существуют подходы в этом смысле,  то  это на самом деле большое заблуждение.

А.П.: Я, честно говоря, тоже не считаю, при всем уважении к вам, друзья, не считаю «Опору»  пока...

Ю.Х.: И деятельность «Опоры».

А.П.: ... да, такой серьезной площадкой, таким трамплином  для карьерных каких-то вещей, на самом деле.

Д.С.: Да, с  особым статусом лояльности. Вот этого нет,  на мой взгляд, и быть не должно, вообще, в принципе, в перспективе. Должно быть следующее: должен  быть конструктивный разговор, направленный на то, что если есть понимание в первую очередь проблемы,  не проявление проблемы, а именно понимание сущности проблемы. Вот в этом большая разница. Зачастую мы видим проявление, а над сущностью  вот этого проявления  не работаем.

А.П.: Хотя то, что Павел  не увидел среди своих знакомых  людей, которые общаются с «Опорой России», это на самом деле тоже достаточно тревожно,  согласитесь.  У вас-то, в общем-то, в ваших целях,  в ваших идеях, собственно, чем  больше, тем лучше, да?

Д.С.: Да. И, более того, на мой взгляд, влияние организации заключается как раз   в силе ее членов, и сила  организации самой является в том, что она  должна стать массовой  и привлечь в свои ряды  как раз тех предпринимателей, которые заинтересованы в том, чтобы создать вокруг себя среду для жизни. И в этом смысле необязательно, что  каждый должен быть таким.  Но тот, кто считает, что   вот он здесь живет и собирается в дальнейшем  жить и растить детей своих, и делать мир вокруг себя таким, каким он считает правильно,  и конструктивно и позитивно относится, то вот в этом смысле он может и должен быть, на самом деле, ??????? (неразборчиво).

А.П.: А привлечь народ можно только  нормально выработанными и сформулированными целями...

Д.С.: Да.

А.П.: ...и какой-то конкретной работой.  Вот к  этой конкретике я предлагаю сейчас и перейти, собственно  говоря.

А.З.: Здесь  я, наверно, скажу пару слов.  Не секрет, что человек... чувство стадности нам присуще всем, и это нормально, и есть такой эффект – нарастание критической массы чего либо:  удовлетворенности или недовольства. И то, что  вот уважаемый коллега говорит о том, что ни он, ни его  знакомые еще не общаются с «опоровцами», то  здесь первый вопрос, который надо задать: а почему вы не общаетесь?  То есть сами-то себя спросите.

Ю.Х.: Может быть, у них все хорошо?

Д.С.: Может быть, нет потребности.

А.З.: Может, нет потребности, действительно. Второй вопрос: вы, действительно, считаете себя активным членом общества и хотите менять это общество в лучшую сторону? Или вы просто созерцатель, наблюдатель, который  где-то сел в стороночке и ждет чего-то лучшего?  И Дмитрий правильно говорит: начните утро с подхода к зеркалу и    заданием вопросов самому себе для начала. Теперь вернемся к нарастанию критической массы. Как же все-таки мы можем менять  общество и среду, которая нас окружает. Как заметил в свое время один товарищ, «из искры возгорится пламя». Пусть сегодня наши усилия...

Ю.Х.: Это уже близкие вам товарищи.

А.З.: Ну, товарищ, в общем-то, влиятельный был в свое время.  Наши усилия сегодня – это все равно, что  посадить зернышко и ухаживать трепетно за ним. Да, конечно, могучее дерево из этого зернышка вырастет не сразу.  Но если за ним не ухаживать сейчас, то  вообще ничего никогда не вырастет. И мы осознаем, что  наши усилия – это  долгосрочная работа. Мы набрались терпения, мы осваиваем новые знания, навыки приобретаем, окружаем себя более интересными и сильными людьми. И мы растем и развиваемся. И уже сегодня Дмитрий зачитал  огромное количество заслуг, которые  уже достигнуты. А сколько их еще будет. Вот в этом вопрос.

А.П.: В это смысле, я думаю, что может быть и не стоит сейчас    Павла призывать подходить к зеркалу, а пригласить его просто к диалогу, потому что, если человек  готов на диалог,  я думаю, что он может  много полезного  принести.

Д.С.: Судя по тому, что человек открытый...

А.П.: Да, конечно.

Д.С.: ...и, я так думаю, интересно. То есть, конечно, пожалуйста, нужно попробовать.
Понравится, не понравится, как говорится.

А.П.: Да, это уже вопрос другой.  Это уже вопрос волеизъявления.

Ю.Х.:  Вот насчет ухаживания, Алексей. Вы сказали – посадить зернышко, ухаживать его. Вот Константин Юрьевич Пьянков, будучи министром развития и предпринимательства, так сказать, подвел  итоги. Он озвучил цифру,  что общая сумма средства, направленных в этом году на поддержку малого и среднего  бизнеса, составляет чуть более  746 миллионов рублей. С каждым годом эта цифра растет.  При этом статистика говорит о том, что  количество, например, рабочих мест  в малом и среднем бизнесе не такими темпами растет.

А.П.: Иными словами, показатели  говорят  о неэффективности, может быть, использования этих денег.

Ю.Х.:  Да. Может быть,  вваливаем-то зря туда? Может, зря  мы это  зернышко, так сказать,  поливаем, ухаживаем, раз  росточек-то не появляется?

А.П.: Может, не тем поливаем.

А.З.: Вот это как раз правильные слова – не тем поливаем.  То есть уже сегодня было замечено, что   как запрос государства бизнесу не сформулирован четко,  так и запрос бизнеса к государству. То есть мы общаемся как глухой со слепым на разных языках.  То есть одни жестами че-то маячат, другие еще что-то делают. И вот отсюда  не рождается  такого эффективного диалога, соответственно, и деньги тоже, получается, идут  не в те места.  

Ю.Х.: Почему, собственно говоря, те  большие деньги,  которые идут на пермский бизнес, на малый и средний бизнес, почему не приносят достаточной эффективности?

Д.С.: Вот уже Наталья, и Алексей говорили уже о том, что суть не всегда в объеме  количества  денег. Еще ?????? (неразборчиво) говорил о том, что не нужно плодить  лишние сущности. Одна существенная, самая важная  вытащит за собой  решение всех остальных проблем.  То есть дело не в количестве денег, дело   в том, каким образом мы  к этому относимся, что считаем показателями эффективности денежных средств, использования их и так далее.

Ю.Х.: Кто должен установить эти  правила?

Д.С.: Вот теперь по поводу, кто должен установить эти правила.  На мой взгляд,  здесь  подход следующий.  Во-первых, нужно менять риторику взаимоотношений.  Это первое. То есть  здесь идут не межличностные какие-то конфликты, вообще, об этом речи быть не может в общении, в риторике между предпринимателями, властью и населением, поскольку на самом деле  все решают одни  и те же задачи.  М ы должны получать качественные услуги, качественные продукты.

А.П.: Повышение качества жизни иными словами.

Д.С.: Да. Население должно получать    возможность реализовать свои права в сфере образования, здравоохранения, отдыха  в лагерях. Вот это тема, которая  там у нас недавно обсуждалась достаточно активно, поскольку, на мой взгляд, как раз в от в этом месте  можно говорить о том, что... как пример показательный, что  выработка совместно. То есть необходима совместная площадка, на которую должны зайти представители и общественности,  предприниматели  для формирования критериев качества  тех услуг, которые  государство вот этот встречный  заказ  друг другу формирует.

Ю.Х.: Для чего они должны  говорить на одном языке.

Д.С.: И более того,  не просто говорить на одном языке, а еще и говорить открыто  о существующих проблемах.  

А.П.: И   после диалогов решение должен оформить тот  орган, который,  собственно говоря, выделяет  и деньги, да?

Д.С.:   Коллегиальный орган должен дать  свою инициативу.  Далее  направить как раз   субъекту регионального управления,  который осуществляет и  компетентен  за реализацию...

А.П.:  Собственно к распорядителю бюджетных средств.

Д.С.: Ну это да.  Вот вы сейчас  этим языком сейчас говорите, нас опять... «распорядителю бюджетных средств». 

Ю.Х.: Давайте послушаем вопрос. Добрый день.

Слушатель:  Добрый день. Александр Сергеевич меня зовут.  Вы знаете, я внимательнейшим образом, как ни странно, наткнулся, слушаю. Если это предприниматели, то предприниматели решают, поставляют товары и услуги посредством рынка, площадка уже есть,   тем потребителям, которые есть. Здесь государства нет. Если ребята включают сюда государство, то тот молодой человек, который правильно сказал,  сам утром  посмотрел  в  зеркало и сказал  для себя: как же так,  практически  миллиард идет, и он идет мимо меня?  Поэтому я должен начать сам с себя, чтобы я  пристроился к этому потоку. Когда вы начинаете, как предприниматели  или «Опоры России»  включать сюда  государство и бюджетные деньги,   забудьте, что вы предприниматель.  Это значит, что вы работаете  в бюджетной экономике. Вы ничего не создаете. Вы просто деньги берете из бюджета, перекачиваете ее через себя, и после этого  даете якобы, товары и услуги.  Вот почему давно ничего нету.

Ю.Х.: Спасибо, мысль понятна.  На самом деле разговоры об этом и среди промышленников шли как раз, когда они просили Басаргина  посодействовать в привлечении  каких-то бюджетных средств. Сейчас то же самое.  Ну что, Дмитрий, чем вы можете оппонировать?

Д.С.: Здесь оппонировать на самом деле нет никакой потребности,  поскольку  нельзя, как бы, раскрашивать предпринимателей в цвет. Одни   работают с населением, а другие работают под госзаказ.   Ведь госзаказ, если он формируется по прозрачным критериям,  которые мы совместно должны вырабатывать на уровне  разработки  технических заданий, и участвовать в этом, я имею в виду   предпринимательские сообщества, специалистов в этой сфере. Это первое. Второе  - это, в том числе и в качестве приемки,  оценки критериев качества  приемки оказанных услуг.

А.П.: И вот это все надо рассматривать как инструмент для взаимодействия с предпринимательской средой.

Д.С.: Именно, да.  В этом смысле я с Александром  Сергеевичем в части согласен. Но в части, касающейся государства и участие государства в этой сфере, ну вот Леша про ???????? (неразборчиво)  говорил, никуда мы регулирующую функцию государства не денем. И, более того, это   на самом деле очень неправильно, поскольку обязанностей  государства  не существует перед обществом, перед населением по  реализации прав. И вот я  уже говорил   о здравоохранении, образовании  и так далее. Это именно права человека на получение  этих вещей. Но  государство вольно выбирать, каким образом оно сможет качественно выполнить   эту услугу, потому что  собственных средств бюджетных... вот мы недавно встречались с представителями городской думы, вот у нас бизнес-завтраки проходят еженедельно, ведь, на самом деле, если кто  имеет понятие о бюджетном  процессе, он прекрасно  знает, что    благие лозунги о строительстве социальных объектов, они только тогда смогут  быть реализованы, когда начнется реализация формата государственно-частного партнерства, поскольку бюджет, например, муниципалитета города Перми  на реализацию потребности в размещении всех детей в детских  садах,  прогноз такой, я точно не скажу, может быть, немножко  привру, ну так порядка ста лет для того, чтоб нам всех детей обеспечить за счет средств бюджета.  Вот эту задачу муниципалитету и  краевым властям необходимо  решать, потому что  это обеспечение прав  людей.    Как это сделать? Вот здесь  уже необходимо выбрать механизмы государственно-частного партнерства, но сделать их опять же   равными и прозрачными ??????? (неразборчиво).

А.П.: Но это опять же роль  государства.  Здесь еще один момент. Предприниматель ,который просто оказывает услугу другому предпринимателю или потребителю на рынке, он же  тоже  подчиняется определенным законам, которые устанавливает государство.  И вот взаимодействовать с этим государством   по поводу этих правил, естественно, и призваны   такие организации, как ваша.

Д.С.: Именно как сообщество, да.

А.З.: Я просто под другим углом   немножко хочу посмотреть на обсуждаемую тему.    На самом деле мы ведь не говорим  о роли государства,  которое раздает деньги  каким-то предпринимателям. И уважаемый коллега совершенно справедливо говорит:  какой же это предприниматель, если  он живет  за счет субсидий государства. Но мы ведь говорим о  государстве, которое  является заинтересованной стороной в развитии...

Ю.Х.: Заказчиком услуг.

А.З.: ...самой страны. И в развитии самой страны, и как государство.  То есть чиновники в этом заинтересованы. И они должны понять, каким образом влиять на изменение среды, о которой мы говорим, и  деньги направлять  туда. То есть мы не говорим о том, что деньги надо кому-то  раздавать.  Вот светлая идея, которую мы обсуждали. На эти деньги, допустим, можно  учредить какие-то-то гранты  в научных исследовательских работах, и так далее, и так далее.

А.П.:  Условно говоря, можно   их осваивать, а можно вкладывать.

А.З.: Их лучше инвестировать в какую-то науку  экономическую, социальную,  которая ответит на вопросы: почему у нас сейчас так, и как сделать по-другому?  Вот такие инвестиции  государственные должны быть.

Ю.Х.:   Господа предприниматели, если вы нас слушаете, вы можете высказать свою точку зрения на то, что говорили   здесь представители пермской «Опоры», можете сказать, что  все это плохо или, наоборот,  все это хорошо, так и нужно делать.

Д.С.: Между тем, все, что  может быть и должно быть сказано, оно должно  быть еще сказано, если есть в этом  желание и потребность, нужно просто прийти к нам и это сделать.

А.П.: И аргументировано сказать.

Д.С.: Безусловно.  Дело даже не в том.  Дело в том, что позиция, которую мы декларируем, это  открытость в общении,  она как раз и призвана  для того, чтобы  приходили и  разговаривали.

А.П.: Вот «Опора России», «Деловая Россия», в чем разница и в чем, может быть, какие-то взаимодействия? Просто это такой распространенный вопрос  от слушателей.

Д.С.: Если говорить про «Деловую Россию», «Опору России», Российский Союз  промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата, и так далее, и так далее... 

А.П.: Вплоть до местных – Гильдия добросовестных предприятий и так далее, да?

Д.С.: Совершенно верно,   внутриотраслевых  и так далее, я считаю, что, на мой взгляд, вот та же «Опора»,  она  имеет существенные  отличия. Дело в том, что все-таки федеральная структура, объединяющая  в своем составе более 125 вот таких, в том числе, и отраслевых организаций общественных... то есть в состав «Опоры»  входят как раз многие отраслевые  объединения. Их достаточно много, и в этом смысле  есть компетенции по отраслевым направлениям.  Например, у Натальи есть  большой практический опыт  в реализации потребностей предпринимателей на потребительском рынке  мелкой розницы.  Вот точно также такие союзы и объединения  объединяются по всей России под эгидой «Опоры». В этом смысле, скажем так, мультибрендовая  организация общественная...

А.П.: С хорошим федеральным ресурсом, получается,  так, да?

Д.С.: Да, именно с федеральным ресурсом  с точки зрения  как раз инициатив, и опыта реализации изменения, в том числе,  законодательства под цели и задачи общества.

Ю.Х.: Хотелось  бы попросить вас прокомментировать    небольшую информацию, которую сняла с новостийной ленты. Малый бизнес в России переведут на патентную систему налогообложения. Слышали вы уже об этом?

Д.С.: Да, безусловно.

Ю.Х.: Хотелось бы понимать  и мне, наверно, и нашим слушателям в том числе, насколько  это интересно будет для малого и среднего  бизнеса?

А.П.: То есть мы фактически уходим от ЕНВД,  получается?

Ю.Х.: Да.  То есть там вместо   ЕНВД  до 2018-го года система  налогообложения  в виде  единого налога на вмененный доход   для отдельных видов деятельности  не будет применяться с 1 января 2018-го года.  А до этого времени, видимо, будет какой-то   переходный период в виде патентной системы.

Н.К.: На самом деле возник   год 2018-й именно в связи с тем, что по инициативе «Опоры»  было  отменено мнение, что нужно ЕНВД отменять с 13-го года. Так-то мы пришли бы к этому  гораздо раньше,  и это существенно ухудшало условия ведения  бизнеса, малого бизнеса во многих отраслях.   И так как патенты были не проработаны, по каким направлениям, насколько они узкие будут, как их получать, было предположение, что сначала   покупаешь патент, а потом ты можешь  начинать какой-либо бизнес. То сейчас идет именно переходный период. И мы планируем очень активно включиться в процесс формирования патентной системы  в том плане  по отраслям, насколько узкие будут  вот эти патенты, насколько удобно  это будет бизнесу  для ведения. Есть и плюсы, и минусы, как в любом виде  налогообложения. Но работать мы над этим точно будем. А сейчас на самом деле есть   небольшой перерыв, небольшой  передых именно  для малого и среднего бизнеса, те, которые связаны с ЕНВД.

Ю.Х.: Это еще  одна  конкретная инициатива от «Опоры», от федеральной «Опоры», я думаю, от федеральной  и от регионального отделения будут еще какие-то   дела, о которых мы узнаем. Дмитрий, Сазонов, Алексей Заболотных, Наталья  Коробейникова, это были наши гости  на сегодняшней программе.

А.П.:   Ну и квинтэссенция сегодняшнего разговора, друзья,  приходите на диалог.

Д.С.: Да, да.

Н.К.: Мы вас ждем и слышим.

А.П.: Да, приглашение к диалогу.

Ю.Х.: Всего хорошего. 

А.П.: До свидания.

Обсуждение
1162
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.