Верхний баннер
13:32 | СРЕДА | 24 АПРЕЛЯ 2019

$ 63.79 € 71.75

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

14:48, 15 ноября 2014

Новая концепция по топонимике и установке объектов искусства в Перми: за и против. Дискуссия Дениса Галицкого и Галины Янковской

В Перми планируется принять «Концепцию по присвоению наименований объектам топонимии и установке объектов искусства на территории города Перми». Предполагается, что в документе будет отрегулирован, во-первых, порядок наименования и переименования различных объектов, а, во-вторых, порядок их установки на улицах города как таковой.

В дискуссии столкнулись два эксперта: Денис Галицкий – градозащитник, один из авторов концепции, и Галина Янковская, профессор ПГНИУ, привлечённый к обсуждению в качестве эксперта. Первый защищал документ, второй называл его «недоваренным» и требующим серьёзной доработки. Ведущий эфира: Артём Жаворонков.

 

- Я уверен, большинство слушателей понятия не имеет о том, что она у нас создана, предложена к обсуждению. Что за концепция? Почему появилась необходимость ее создания?

Денис Галицкий
Денис Галицкий
Денис Галицкий: Я не знаю, как она была задумана. Когда я попал в совет по топонимике, там уже было решение о том, что ее нужно сделать, но она как-то не делалась. Тем не менее, проблемы всплывали и всплывали, и я согласен, что надо было договориться о самых общих принципах. Это один посыл.

Потом во время обсуждения, я настаивал на том, чтобы памятники туда тоже вошли. А потом туда добавили и объекты искусства вообще, так как это близкая по процедурам область.

На сегодня концепция состоит из трех частей, где-то связанных друг с другом, где-то нет. Первое – наименования. Улицы, но и не только, если поговорим детально, есть больше объектов. Не знаю, ДК Солдатова может тоже попадать. Второе – мемориальные доски, памятные знаки, мемориалы, памятники кому-то. Третье – объекты искусства, не связанные с конкретными людьми. Назовем их объектами, потому что это могут быть скульптуры, изображения на стенах, мозаика... Мы знаем, в советские годы, декоративно-прикладное искусство использовалось даже шире, чем сейчас.

- Наличие подобной концепции – объективная необходимость? Реалия? Прихоть городских властей? Неужели совета по топонимике недостаточно? Ведь у нас очень часто вопрос переименований не имеет общественного резонанса.

Денис Галицкий: Если бы это была прихоть городских властей, я бы в этом не участвовал. Но я участвую и считаю, что это важно. Совет по топонимике действительно есть, но как всякие органы, которые собираются (а я член ряда таких общественных органов) – люди собираются на час, быстренько обсуждают повестку и расходятся. Обсудить более общие, базисные вещи обычно не удается. Я это знаю и по комиссии по землепользованию и застройке. Есть заявление, посмотрели, проголосовали, приняли – не приняли. А как мы подходим к регулированию – на это времени нет.

- Концепция – рамки, правила игры?

Денис Галицкий: Общие подходы. Рабочая группа 9 раз собиралась, все друг другу надоели до безобразия, спорили до хрипоты.

- Галина Александровна, вы познакомились с этой концепцией. Вы не привлекались к ее созданию, вы не член совета по топонимике, но сегодня вы будете участвовать в обсуждении этой концепции на совещании, которое пройдет через 2-3 часа. Мне хотелось бы услышать вашу оценку.

Галина Янковская: Во-первых, Денису нужно сказать спасибо, потому что он привлекает общественное и экспертное внимание к очень значимым проблемам. Но, с другой стороны, Денис, почему именно так вы действуете? Может быть, дистанционно от других сообществ и экспертов? Получается документ, к которому сразу же много вопросов.

Мне намерение, замах очень нравится, такая вещь интересна и имеет право быть. Но то, в каком виде я вижу сейчас этот документ, мне кажется, он не может быть принят. Если это просто старт для обсуждения - это хорошо. Но мы знаем, как работают такие большие институции. Я опасаюсь, что эта концепция будет принята с 90% содержания, которое есть сейчас. И это меня настораживает.

- Это значит, что, на ваш взгляд, концепция требует детальной проработки?

Галина Янковская
Галина Янковская
Галина Янковская: Первое – мне кажется, что это в принципе не концепция. С самого начала я вижу, что это ситуативный документ. Это реакция на какие-то проблемы, конфликты, которые возникали и возникают в городской жизни на протяжении последних 8-10 лет.

Концепция – это видение города, определение политики городской среды. Здесь ее точно нет, потому что даже в самой преамбуле мы читаем, что есть обеспокоенность, есть объекты, которые вызывают недовольство жителей. Это не может быть концептуальным основанием!

Второе – мне кажется, здесь много вопросов к содержанию. Разделение на мемориальные объекты и арт-объекты – это предельно неправильно. Получается, что мемориал у нас оказывается без художественного облака смыслов, а все художественное вычеркивается из какой-то значимой ситуации, в том числе мемориальной.

И третий момент – слишком мелочная детализация, в которую Денис загоняет сам себя или будущих участников…

- Может, обстоятельства загоняют.

Галина Янковская: Мне кажется, это слишком мелочная детализация. Я понимаю, она из благих намерений, чтобы из практики, с которой Денис сталкивался в своей работе, упредить какие-то конфликты. Но невозможно все многообразие жизни свести к каким-то очень мелочным деталям, это сделает документ неработающим, что, к сожалению, часто бывает с российскими правовыми документами.

- Денис, удар по самолюбию? (смеются) Защищайтесь.

Денис Галицкий: Да нет, я понял. Название на самом деле не я придумал, муниципалитет, но я понимаю вот что. Эта концепция…

Галина Янковская: Это не концепция.

Денис Галицкий: Подождите, я сейчас скажу. Этот документ является концепцией регулирования правового. Это не концепция, как будет выглядеть город. Если жители хотят, чтобы он был серый, он будет серый в соответствии с этой концепцией. Если жители хотят, чтобы он был разноцветный, он будет разноцветный. Это концепция не состояния, к которому мы хотим привести город, это концепция правового регулирования, на основе которого потом будут разработаны какие-то правовые акты, может быть, муниципальные программы расцвечивания города и так далее. Это попытка выделить интересы, которые завязаны в этой сфере, попытка их совместить, выдать какие-то общие рекомендации, как это будет делаться.

Давайте сразу к примерам. Пример с объектами искусства. Простая вещь. Любой человек может установить любой объект искусства, если заручится поддержкой трех аккредитованных муниципалитетом экспертов. Есть пул экспертов, не менее 10, которых муниципалитет выберет и скажет, что это те эксперты, которым он доверяет. Если вы найдете любых трех, которые скажут, что да, это хорошо, мы готовы под этим подписаться, этот объект может быть установлен. По художественным соображениям муниципалитет не может запретить. Только потому, что он, например, мешает пешеходам, автомобилям, нарушает противопожарные нормы.

Действительно, это ситуационно. Мы видим некоторые проблемы и хотим их урегулировать. Мы видим, что в обществе есть группы. Одни хотят, чтобы были одни Венеры Милосские и Аполлоны Бельведерские. Другие ждут совсем другого.

Денис Галицкий: У всех возникает мысль – давайте создадим художественный совет. Но если уж мы создаем орган, который будет решать голосованием, победят или Аполлоны, или яблоки, или, что еще хуже, ни то ни другое, а что-то усредненное и банальное до безобразия, что не будет удовлетворять никого. Произведение искусства должно удивлять!

- Букву «П» и надкушенные яблоки.

Денис Галицкий: У всех возникает мысль – давайте создадим художественный совет. Но если уж мы создаем орган, который будет решать голосованием, победят или Аполлоны, или яблоки, или, что еще хуже, ни то ни другое, а что-то усредненное и банальное до безобразия, что не будет удовлетворять никого. Произведение искусства должно удивлять! Мы долго над этим думали. Вот схема, когда есть набор экспертов, они специально должны быть из разных областей, и вы можете выбрать любых. Если хотя бы три человека подпишутся - а они подпишутся, потому что будет написано «рекомендовал такой-то, такой-то и такой-то» - весь огонь критики вы берете на себя, люди будут серьезно подвергать репутацию…

Галина Янковская: Но проблема в том, что в рамках этой концепции... Я обратила внимание на такой пункт: эксперты не обязаны писать развернутое заключение. Достаточно короткого заключения, что он дает рекомендацию. Простите, это никак на него репутационно не влияет. Это как раз включает коррупционный механизм, например. Если мы посмотрим на ситуацию в академической жизни, сейчас даже отзыв на автореферат диссертации выкладывается на сайт, и эксперты думают о тех словах, которые выплескивают на бумагу. И уж тем более если вы пишете 10-страничный документ об установке каких-нибудь мемориальных мест или памятников. И вдруг эксперты должны быть аккредитованы муниципалитетом, но при этом ни одной строчки они не подписывают, и никто не может прочитать это заключение. Я отказываюсь понимать эту логику.

Денис Галицкий: Сейчас объясню. Проблема этой концепции как раз в том, что приходится каждую запятую объяснять.

Галина Янковская: Значит, плохо написан документ.

Денис Галицкий: Нет, можно просто к нему написать 100 страниц объяснений, лучше я их расскажу. Опять же возникает дилемма. Или эксперты действуют на общественных началах, и их желание стать этими экспертами связано с тем, что они опять же хотят получить статус. Это единственная оплата, которую они получают. Я - единственный эксперт Перми по городской среде, могу на визитке написать...

- Аккредитованный эксперт – это значит, что экспертность подтверждена еще несколькими экспертами или уполномоченным лицом.

Денис Галицкий: Не подтверждена, просто муниципалитет выбрал их... Второй вариант – экспертам платить, если они должны писать развернутое заключение на двух страницах о том, что этот объект такой замечательный, похож на то-то и то-то… Неважно, они перестают действовать для своей репутации и начинают действовать за деньги.

- А вкусовщина?

Галина Янковская: Почему вы думаете, что экспертное мнение всегда пишется за деньги? Если вы хотите сделать общественным советом…

Денис Галицкий: Нет, еще раз. Если вы найдете экспертов, которые на общественных началах будут писать по поводу каждого объекта, который к ним обратится...

Галина Янковская: Вам платят за участие в вашей общественной деятельности?

Денис Галицкий: Нет, конечно.

Галина Янковская: Почему вы думаете, что другие…

Денис Галицкий: Я и не собираюсь писать 10-страничный документ. Я встаю на совете по топонимике и говорю: «Это ерунда, это принимать нельзя». И объясняю, что там.

Галина Янковская: Вы видите, это качество самого документа, если возникает масса таких вопросов, это его недоработанность. Я просто еще раз хочу подчеркнуть – документ недопеченный и недоваренный.

Денис Галицкий: Недоработка была сделана, еще раз, сознательно…

Галина Янковская: И это было сделано категорически неправильно, во-первых, потому…

Денис Галицкий: Нет, предложите свой механизм. С вашей точки зрения, это должно быть оплачиваемо?

Галина Янковская: Мы сразу ушли в частности.

Денис Галицкий: Всегда так.

Галина Янковская: И не сказали о многих серьезных вещах. Но я думаю, вы нам дадите шанс вернуться.

Галина Янковская: Документ и группа экспертов получаются очень местечковые. Если мы хотим справиться с амбициями, которые есть у Перми (а они есть), то обязательно нужно прописывать, что должны быть внешние эксперты, никоим образом не связанные с местными локальными сообществами и стереотипами восприятия городской среды.

- Конечно-конечно.

Галина Янковская: Отвечаю на ваш конкретный вопрос. Получается, что эксперты аккредитуются муниципалитетом. Откуда у муниципалитета механизм аккредитации? Опять-таки мы попадаем в ситуацию какого-то неопределенного будущего. У муниципалитета нет таких компетенций, это первое. Второе – документ и группа экспертов получаются очень местечковые. Если мы хотим справиться с амбициями, которые есть у Перми, а они есть, то обязательно нужно прописывать, что должны быть внешние эксперты, никоим образом не связанные с местными локальными сообществами и стереотипами восприятия городской среды.

Денис Галицкий: Да я с вами согласен…

Галина Янковская: Конечно, не все. Местные тоже должны быть.

Денис Галицкий: Кто выберет внешних и внутренних людей, с вашей точки зрения?

- Кусочек дискуссии, которая будет в стенах администрации, у нас здесь и сейчас. Очень много частностей в концепции, которую вы называете общими документами и правилами игры. Например, по временным отрезкам. 20 лет, 30 лет, например, если мы хотим назвать улицу именем кого бы то ни было, надо подождать, это смена целого поколения. Почему именно такой срок, уместно ли это?

Денис Галицкий: Рабочая группа сначала обсуждала 20 лет. Будет видно, что этот человек в рамках истории значимый. Потом было предложение для мемориальных досок сделать меньше, для улиц - дифференцировать, появилось 30 и 10 лет.

Тут надо заметить, что некоторые вещи из концепции не следуют. Говорят – да мы хотим сразу после того, как он умер. Я говорю – да вы можете себе при жизни повесить доску, там ведь регулируется только развешивание мемориальных досок на фасадах, выходящих на территорию общего пользования. Если вы договоритесь с соседями и повесите «Здесь живет замечательный Денис Галицкий» (смеются), список мнимых и настоящих заслуг до земли – пожалуйста!

- Все-таки 30 лет... Вот приводили в пример Александра Белова, известного баскетболиста, который умер. Почему бы его именем не назвать улицу в нашем городе?

Денис Галицкий: А почему вы спешите? Неужели вы думаете, что через 30 лет о нем не вспомнят? Понимаете, мне кажется, что для памяти действительно великого человека... Мы наблюдаем на совете по топонимике: как только умер - сразу бегут. Это означает, что они-то четко понимают - через два года о нем не вспомнят.

- И этого боятся.

Денис Галицкий: Да. По-моему, это унизительно для памяти этого человека.

Галина Янковская: Коллеги, память и забвение – две стороны одного процесса. Забывают, это нормально, мы знаем массу примеров, когда кто-то уходил в небытие, потом оттуда возвращался, таков исторический процесс, понятно.

Но можно я вернусь к самому документу? Очень важные и грустные принципиальные положения есть в нем. Первое – акцент исключительно на историзацию, присутствие в памяти, истории Перми, на то, что уже здесь когда-то было. Мне кажется, это отнимает у города и пространства действий в городской среде воздух. Мы знаем, что есть замечательные объекты, которые посвящены событиям настоящего, могут и должны воодушевлять, могут отмечать очень важные процессы и явления текущего, сегодняшнего дня. Например, объект «Клава» в Екатеринбурге. Есть вещи, необходимые…

Денис Галицкий: Я не понял, о чем вы говорите.

- Ну, клавиатура.

Денис Галицкий: Нет-нет, я не понял по поводу объектов искусства вообще нет ни слова про историю.

Галина Янковская: Есть.

Денис Галицкий: Нет.

Галина Янковская: Сейчас я найду документ.

Денис Галицкий: Про памятники, названия – да, но объекты искусства, любые…

Галина Янковская: Дело в том, что у вас памятники отнесены исключительно к мемориалам. Если вы посмотрите элементарно на любой толковый словарь, это категорически неправильно. Мемориалом называется у вас территория, мемориал не может быть территорией.

Денис Галицкий: Сейчас объясню. Вот еще раз, каждое слово приходится объяснять.

Денис Галицкий: Давайте разберемся с мемориалами. Почему это территория? Потому что у нас получилось так - я считаю это важной находкой! - что мемориалы и скорбные места размещаются на аллеях, по которым бегают дети.

Галина Янковская: Документ противоречит словоупотреблению многих слов в русском языке. Если это сознательная установка, тогда я не понимаю, почему у вас все время звучит, что должно быть согласование в падежах…

Денис Галицкий: Еще раз говорю, давайте разберемся с мемориалами. Важную вещь подняли, то, из-за чего я вообще согласился это писать. Я очень не хотел это писать. Почему это территория? Потому что у нас получилось так - я считаю это важной находкой - получилось так, что мемориалы и такие скорбные места размещаются на аллеях, по которым бегают дети.

Галина Янковская: И что?

Денис Галицкий: Найдите мне хоть один мемориал, который так расположен, как в Перми делают.

Галина Янковская: Центральная площадь Праги! Там мемориал.

Денис Галицкий: Еще раз, мемориал всегда, сколько я смотрел, имеет визуальные границы. Это территория с четкими визуальными границами, предназначенная для специальных вещей.

- Денис, вы же понимаете, что те вопросы, которые вам адресует Галина Александровна, вам будут адресовать и там?

Денис Галицкий: Конечно, да.

Галина Янковская: Я могу привести такой момент. Мемориалом является территория, посвященная трагическим событиям – почему только трагическим? Мы увековечиваем только трагедию и драму?

- Сегодняшнее обсуждение концепции – не точка в дискуссии, вы можете познакомиться с ней и составить свое представление. Сегодня мы делимся этим представлением друг с другом и хотя бы общие вопросы, которые возникают у Галины Александровны как эксперта…

Денис Галицкий: Давайте хотя бы договорим про экспертов и объекты искусства. Просто прыгаем, я думаю, слушателям вообще ничего не понятно. Отвечу на ваш тезис, что надо привлекать внешних экспертов. Вы говорите – кто будет аккредитовывать в муниципалитете? А сейчас кто аккредитует? Аккредитация происходит в виде назначения совета по топонимике, который утверждает всякие памятники, мемориальные доски и так далее. На самом деле все те же самые процедуры, только в худшем виде есть, предлагается с моей точки зрения чуть лучше процедура.

Галина Янковская: Вы делаете маникюр.

Денис Галицкий: А кому дать то право подписи, который скажет «да, это хорошо» и решит?

Галина Янковская: Я думаю, это самый сложный вопрос в любом таком деле…

Денис Галицкий: Ответьте, а я честно все зачеркну и перепишу (стучит по столу).

- Не надо переписывать, Галина Александровна?

Галина Янковская: Надо дорабатывать, и очень серьезно. Мне просто кажется, с привлечением внешних тоже голов. Как Денис сказал: когда варишься полгода в одном документе, действительно глаз замыливается, и ты что-то не видишь. Но мне кажется, важным вопросом является репутация в профессиональной среде. Обязательно ли он эксперт должен быть назначенным  на какое-то время, может ли привлекаться на один проект…

Денис Галицкий: Да хоть на один раз, кто решит?

Галина Янковская: Мне кажется, это действительно частность.

Денис Галицкий: Это не частность. Я за то, чтобы хоть Васю, хоть Петю. Но все равно есть лицо, хоть глава города, кто это решит.

- Одну секунду, я просто хотел провести историческую аналогию. Это как производство средств производства, какие эксперты будут отбирать экспертов? Я правильно понимаю, так ситуация складывается?

Денис Галицкий: Да-да.

Галина Янковская: Мне кажется, что сама задача, ситуация будет выбирать экспертов. Не нужно назначать на все время, на решение всех проблем. Есть какой-то объект или возникает проблема, привлекаются эксперты.

Денис Галицкий: Ну, вот это коррупция. То есть я прихожу, вот у меня большая чашка на Комсомольской площади, и муниципалитет говорит…

- Денис, секундочку.

Галина Янковская: Смотрите, в разных объектах есть разные экспертные сообщества, и разная репутация. Хорошо, окей, вы можете кого-то назначить. У них будет делегировано такое право. Но всегда будут другие люди, которые будут иметь иное мнение. Мне кажется, здесь от экспертов практически ничего не зависит, судя по этому документу. Они просто кивком головы – да или нет, согласен-не согласен…

Вы меня немножко загоняете в угол, я не думала об этих вопросах, я думала о других вещах. Это очень важно, что вы обсуждаете, я это понимаю. Но мне кажется, в том виде, в котором сейчас, это не очень хорошо. Можно я обращу внимание на какие-то другие вещи?

Денис Галицкий: Нет, давайте…

- Денис, давайте все-таки другие вопросы.

Денис Галицкий: Можно два слова? Люди, которые нас слушают, не понимают одну вещь. Эти эксперты, которые…

Галина Янковская: Да не в экспертах дело!

Денис Галицкий: Подождите, дослушайте меня. Они рекомендуют объект для временной установки на один год, это нужно понимать, мы об этом не сказали. Все объекты устанавливаются на один год. Если потом общественное мнение оказывается против…

- К большому сожалению, у нас даже со всеми возможностями социологии снять срез более-менее объективный практически невозможно в современных реалиях. Убеждался в этом неоднократно.

Денис Галицкий: Да нет, подождите. Все равно видно.

- 5 человек громко прокричат, что нам не нравится, а 200 человек будут к этому равнодушно относиться.

Денис Галицкий: Если объект будут демонтировать через год и 200 человек не организуют кампанию за его сохранение, значит, он не понравился. Давайте говорить так – если люди не хотят пошевелить пальцем…

- Значит, такова позиция.

Галина Янковская: Мне кажется, если вводить такое правило, оно должно распространяться не только на арт-объекты, но и на мемориалы, и на все остальные.

Денис Галицкий: Извините, мемориал на год сделать нельзя, тут я понимаю.

Галина Янковская: Не понимаю, почему такая избирательность. Посмотрите, я просто зачитаю пункт 7/1. Что называется объектом искусства: материальные объекты, изображения (как будто это не материальный объект...) на объектах недвижимости и мощения, обладающие признаком декоративности. Ну, катастрофа, нельзя так называть объект искусства! Что такое? Если у него нет признаков декоративности - это не объект искусства, это нечто, что не относится ни к мемориалу, ни к чему? То есть вы считаете, главная функция объекта искусства в городской среде – декорация?

Денис Галицкий: Еще раз говорю, предложите…

Галина Янковская: И вот таких формулировок в этом документе через одну.

Денис Галицкий: Конечно. Неконструктивно вот в чем. Вы не согласны с этим – предложите.

Галина Янковская: Прямо сейчас в эфире, конечно, я ничего предлагать не буду, потому что…

Денис Галицкий: Не надо сейчас. Проблема в том, что все говорят «это неправильно», но ничего не…

Галина Янковская: Так провокационные формулировки зачем вы бросаете?

- Нет-нет, тут все совершенно справедливо. Я тут на сторону Галины Александровны встану. Нужно время. Именно поэтому и собирается сегодняшнее мероприятие, чтобы обсудить и потом сделать выводы. Мы можем сегодня констатировать, что документ сырой хотя бы в той части, в которой есть неоднозначная трактовка вроде бы очевидных понятий?

Галина Янковская: Мне кажется, это очевидно.

- Денис, как главный автор концепции от такого пласта вопросов избавиться…

Денис Галицкий: Еще раз говорю, там сознательно даны определения, которые нужны для правового регулирования.

Галина Янковская: Что делать с теми мемориальными объектами, которые расположены вдоль дорог? Они у нас все в крестах, мы знаем. Получается, вы будущему ставите мощнейший шлагбаум из огромного количества правил, а по поводу существующей городской среды... Мы по-прежнему будем играть в мячик на могилах?

- Они уже где-то закреплены или только вводятся в оборот?

Денис Галицкий: Нет, это же не документ прямого действия. Это объяснение, как это должно регулироваться. Как это в конкретном решении Пермской городской думы или главы администрации, это вообще не будет. Тут даны определения, хотя обычно их просто не дают. Эти термины используются в законодательстве, при этом они вообще никак не определяются. Понятно, и мы очень долго спорили, что мемориал – это территория, которая определена визуально. Можно вот здесь играть детям, а за этой чертой нужно молча стоять и вспоминать о чем-то. Это мемориал.

Галина Янковская: Мне кажется, есть погрешность в самой задумке. Вы хотите зарегулировать практически все, в том числе поведение горожан вокруг мемориальных мест и арт-объектов. Вы сейчас сказали, есть некая невидимая граница, которую можно или нельзя будет переходить, городская жизнь иная. Границы будут нарушать, и это правильно, город делает человека свободным.

Денис Галицкий: Именно поэтому так и написано, что мемориалы не должны распространяться в рекреационных и жилых зонах, чтобы людей не провоцировать даже на пересечение границы, из-за чего у других людей будет возникать ощущение того, что чью-то память оскверняют.

Галина Янковская: Может быть, идея и правильная, но замах оказывается не соотнесенным с существующей городской средой. Во время рекламы мы с Денисом обсуждали: а что делать с теми мемориалами трагическим событиям, которые уже представлены в городской среде?

Денис Галицкий: Ничего не делать.

Галина Янковская: Что делать с тем мемориальным объектом, который расположен вдоль трасс дорог? Они у нас все в крестах, мы знаем. Получается, вы будущему ставите мощнейший шлагбаум из огромного количества правил, а по поводу существующей городской среды мы по-прежнему будем играть в мячик на могилах?

Денис Галицкий: Слушайте, если бы можно было хотя бы поднять вопрос без жуткой критики в свой адрес… Я, пожалуй, единственный, кто говорит о том, что город превратился в кладбище. Ни одно публичное лицо этого не скажет. Они понимают, что это крест на политической карьере.

- У нас есть табуированные темы, смерть одна из них.

Галина Янковская: В этой теме я Дениса категорически поддерживаю, что у нас такая кладбищенская компонента в городской среде, это особенность не только Перми, но вообще наследия предшествующей истории.

Денис Галицкий: Да нет, только Перми.

Галина Янковская: Это доказано на многих исследованиях.

Денис Галицкий: Допустим, вспомните в Москве памятник со списками умерших, который был бы расположен в парке на бульваре. Такого нет, это какая-то пермская особенность.

- А у нас?

Денис Галицкий: Да два их как минимум, третий собираются ставить. Один в начале тихого Компроса, второй в начале 22-й школы.

- Да, один полицейским, погибшим при исполнении.

Денис Галицкий: Второй – «Разорванное братство». Хороший памятник, замечательно сделано, только почему на аллее, где все ходят? И рядом играют дети.

Галина Янковская: И возникает вопрос. Если это уже есть в городской среде, почему этот документ не касается и никак не соотносится с тем, что есть?

Денис Галицкий: Потому что это касается того, что будет делаться. Это не касается того, что уже есть.

Галина Янковская: Тогда вы фиксируете статус-кво и никак на него не влияете. Это беззубо.

Денис Галицкий: Я хотя бы… Нет, если вы сможете поднять вопрос о переносе какого-нибудь мемориала! Но я уверен, что вы не скажете этого публично никогда.

Галина Янковская: Почему, я сказать смогу.

Денис Галицкий: Но вы знаете, что этого никогда не будет.

- Мы весьма квалифицированно продемонстрировали, какие могут быть дискуссии вокруг этого важнейшего документа. Символы, которые рождают названия улиц, арт-объектов – это очень важно, мы этими символами живем и мыслим. Именно поэтому я благодарю вас за то, что вы пришли ко мне в программу и показали живость этой дискуссии. Думаю, через несколько месяцев мы еще раз обсудим уже доработанный документ.

Обсуждение
2895
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.