Верхний баннер
06:10 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 20 МАЯ 2019

$ 64.63 € 72.25

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

19:41, 30 сентября 2014

«Новая программа подготовки водителей даст возможность перейти на новый качественный уровень. Но без помощи муниципалитетов нам просто не справиться», - Наталья Руденко

Ведущий: Артем Жаворонков

Гость: Андрей Тарасов, автоэксперт; Наталья Руденко, директор автошколы «Ева».

 

- 12 августа вступили в силу новые правила подготовки водителей. Притом, что сами правила достаточно жесткие, они предписывают всем школам оборудовать площадки размером более, чем в 2000 кв. м. Инструкторы, руководители автошкол говорят о том, что это может привести к закрытию учебных заведений подобного профиля. Что неизбежно скажется на качестве подготовки, на ценах и на всех сопутствующих составляющих.  Так ли это. Я видел, вы переглянулись из-за цифры в 2000. Я нашел несколько цифр, в том числе на портале «Коммерсанта», который освещал эту историю в Москве и Московской области, там указывались разные цифры

Андрей Тарасов: 0,24 гектара

Наталья Руденко: Это 240 кв.м.

- Ну, не 2000.

Наталья Руденко: Нет, и уточним, что не новые правила вступили в силу, а новая программа или даже новые программы. Категорий много, новые программы вступили в силу с 12 августа.

- Именно с этими программами связано?

Наталья Руденко: Да, да. И вот в этих программах есть требования о таких площадках, которых сейчас, конечно нет. И требования к оборудованию таких площадок. Ну, нет, наверное, не правильно сказать, есть у некоторых школ, которые раньше были государственными, потом приватизировали эти площадки. А у большинства автошкол, конечно, это главная проблема на сегодня, получить, приобрести оборудование и представить для того, чтобы получить добро на дальнейшую работу, так как сейчас требуется, даже школам, которые имеют лицензию, получить заключение ГИБДД о соответствии материальной базы требованиям.

- ГИБДД говорит о том, что у всех изменений этих цель благая, повысить качество подготовки водителей, ибо статистика аварийности, аварийности в первый год управления автомобилем, плачевная, вы с этим согласны?

Андрей Тарасов: Безусловно, я занимаюсь дообучением после автошкол, то есть, люди, закончив автошколу, переходят в следующий период обучения. И конечно, видно и по статистике ГИБДД и по тому, что мы видим на улице, меры надо принимать. И все-таки ситуация парадоксальная, все-таки автошколы, это некоммерческие организации. У них, конечно, есть свой доход, но нет таких текущих средств для этого оборудования.

- Это субъекты даже не среднего бизнеса.

Наталья Руденко: Нет, конечно, прибыли как таковой нет. Есть доход, определенный, который мы обязаны пускать на развитие автошколы, но он не сопоставим с теми суммами, которые необходимы для  того, чтобы взять в аренду и оборудовать такую площадку каждой школе в отдельности. Это с одной стороны. С другой, если иметь в виду, что у нас сегодня более 60 автошкол, и умножить на 0,24 гектара, какие земельные просторы необходимы для автошкол в условиях большого города.

- А новые правила гласят непреложно, 2 или 3 автошколы не могут пользоваться?

Наталья Руденко: Нет, могут. Была пресс-конференция в Москве, там были представители автошкол и властных структур, они как раз обращали внимание автошкол, что, пожалуйста, берите на совместное пользование эти участки. Но у нас взять участок в аренду очень сложно. Я с этим сталкивалась, пыталась взять 500 кв. м в Орджоникидзевском районе, и попала в замкнутый круг, администрация района сказала, что она этими вопросами не ведает, я обратилась в департамент земельных отношений, и они отказали мне, сославшись на несогласие дать этот участок именно администрации Орджоникидзевского района. Круг замкнулся. Я дважды обращалась.

- А почему в администрацию ходили? Нельзя на коммерческом рынке аренды земель?

Наталья Руденко: Да, конечно, это тоже один из путей, по поводу площадки на Бахаревке мы обращались, кстати у нас и были такие договорные отношения с «ПИК-КАМОЙ», они нам давали возможность там заниматься, потому что там просторы необъятные, там можно заниматься на отдельном участке, но потом изменилась ситуация и нам отказали.

Андрей Тарасов: Я могу пояснить, мы в июле встречались руководителем «ПИК-КАМА», и ситуация достаточно странная, он говорит, я как пермяк, вас понимаю и готов вам предоставить. Но изменились полномочия нашего филиала здесь, все решения принимают в Москве. И была даже сказана такая фраза, если бы вы обратились через губернатора или через правительства края, тогда было бы возможно. Это стало поводом для того письма, которое мы с Натальей Николаевной писали, отправили в правительство края.

- Давайте об этом чуть позже, именно о правительстве края. Сейчас мне хотелось бы понять ситуацию в целом, не проецируя ее на Пермский край. О тех изменениях, положениях, которые будут содержаться, изменения 12 августа, вы когда узнали, ведь не 12 августа. Почву для этого можно было готовить загодя.

Наталья Руденко: Обсуждение было.

- Мнения автошкол учитывалось?  Какие-то проекты программ выносились на обсуждение?

Наталья Руденко: Учитывалось, но вот этой цифры, 0,24 не звучало.

- Это стало для вас удивлением?

Наталья Руденко:  Да, конечно, эта цифра была обозначена в новых программах, и время нужно. Но сейчас время есть, это не значит, завтра нам нужно эти 0,24 гектара. Это, насколько я понимаю, переходный период будет длиться до 1 января 2016 года, надо получить вот это заключение. Но ясно, что оно не делается в течение месяца…

- Но у вас еще больше года?

Наталья Руденко: Но проблема-то серьезная, вот в первую очередь в площадках. Но есть и другие проблемы, связанные с новой программой. Вы вот спросили, даст ли возможность новая программа перейти на новый качественный уровень. Безусловно, это хорошие программы, и, безусловно, мы перейдем на новый качественный  уровень, но без помощи муниципалитетов, без государственной помощи, в частности, по аренде вот этих площадок учебных, нам просто не справиться.

- А каким-то образом прописывались взаимодействия между государственными органами, муниципалитетами, той же ГИБДД и владельцами автошкол. Там рекомендации по решению проблем, которые возникли после 12 августа, есть?

Наталья Руденко: В программах, конечно, этих рекомендаций нет. Но и пресс-конференции состоялись, недавно ,17 числа состоялась и видеоконференция, ГИБДД проводило эту видеоконференцию, и там давали рекомендации.

- Что советуют?

Наталья Руденко: Работать, готовиться, заниматься всеми этими вопросами, писать заявления в ГИБДД, чтобы комиссия проверила и дала нам заключение, с которым мы сможем работать, если мы этого не сделаем…

Андрей Тарасов:  Вот мы и ходим, к вам пришли, чтобы эта проблема решалась. На мой взгляд, проблемы автошкол системно не решаются. Как живут они, так и живут. Есть какая-то у них деятельность, никто на это внимания не обращает. Сейчас вот новые требования, проблема безопасности встанет в полный рост, тогда к этой проблеме начнут относиться как к системе. И наши встречи, и это письмо, это тот путь, не просто прийти в ГИБДД, дайте нам заключение, а эту проблему поднимать на уровне города, может быть, даже края, потому что такие проблемы могут быть в Березниках, Кунгуре, где-то еще.

- Проблемы какие? Сейчас я услышал одну проблему, отсутствие возможности получить участок. А кроме этого?

Наталья Руденко: Кроме этого очень важная проблема – проблема кадров для автошкол. Я уже несколько раз поднимала эту проблему.

- И как вы думаете, ее надо решать?

Наталья Руденко: Нужен какой-то центр подготовки, переподготовки инструкторов, преподавателей, потому что их где-то готовят, получают инструкторы удостоверения, есть и школы, которые имеют право это делать, но все прекрасно знают, что это достаточно формально делается. Поэтому в практике эти навыки инструкторы совершенствуют, не всегда знают, какие-то новинки, интересные подходы, методику, а работа преподавательская. А большинство инструкторов не имеют профессиональной подготовки преподавательской, и они учат, как я учился, а сейчас требования изменились. Наверняка, слушатели знают, как трудно сдать экзамен, и далеко не каждый с первого раза сдает, и ходит...

- Но ведь наша задача, и пешеходов, и автолюбителей получить грамотного водителя, и трудность здесь – это показатель качества подготовки

Андрей Тарасов: Есть еще один нюанс, сейчас изменились требования к экзаменаторам, сейчас в ГИБДД есть определенный отбор тех, кто будет экзамен принимать. В этом направлении движутся. А инструктор получается неохваченным. Никто у него экзамен не принимает. Нет требований к инструктору как к такой профессиональной деятельности, которая соответствует нынешним требованиям. Сейчас есть требования к психологии преподавания в автошколе и пока есть требования к автошколам, есть требования к экзаменаторам в ГИБДД, это очень позитивный момент, но пока еще момент с инструкторами так серьезно не охвачен. Пока все еще по старинке идет.

Наталья Руденко: Я немножко не соглашусь, они есть требования. Требуется, например, раз в 5 лет проходить переподготовку, но вопрос, где ее проходить?

- И кто будет экзаменатором?

Наталья Руденко: Да, да. В Москву не наездишься, а здесь ее негде проходить. Я бы с удовольствием отправила своих инструкторов, своих преподавателей, с огромным удовольствием, чтобы они получили новые знания, но, увы, это сделать невозможно.

- Вы говорили о том, что подготовили письмо на имя Геннадия Тушнолобова, премьер-министра. Это письмо-просьба или письмо предложение?

Андрей Тарасов: Это письмо, наверное, просьба о помощи, потому что в данной конкретной ситуации без участия нашей власти эти требования могут быть не выполнены, и тогда формально, сейчас ли, чрез год ли, автошколы могут быть закрыты, если подойти к этой теме строго по закону. И тогда у нас возникает проблема с безопасностью, потому что не будет того объема обучения, качества обучения.

 -А может быть, лучше меньше, да лучше?

Андрей Тарасов: Да, но вопрос, насколько меньше, и как будет определяться это меньше. Потом проблема будет с рабочими местами. Куда денутся инструктора и преподаватели, может быть, даже не самые лучше.

- Ну, сколько у нас автошкол в Перми?

Наталья Руденко: Порядка 70.

- В каждой из них работает где-то порядка 10 инструкторов.

Наталья Руденко: 700 человек.

- Могут остаться без работы.

Наталья Руденко: Но это письмо это еще и желание привлечь внимание.

- Но все равно, это ведь просьба, вы занимаетесь частным бизнесом, это не государственное предприятие. Почему же вы не предлагаете там, как решить эти проблемы? Если мы будем идти против закона, мы не можем этого сделать, а действовать в рамках этого закона, а не просить, а предлагать, ребята, давайте на уровне края, города сделаем свои правила подготовки.

Андрей Тарасов: Это первое письмо, первый шаг в этом направлении. Мы сейчас можем поглядеть на существующие пустые земли, и сказать, что мы знаем вот там-то, там-то, там-то есть. И чтобы это не было замкнутым кругом, когда она обращается в одно место, отправляют в другое… Надо, чтобы была некая воля власти, чтобы чиновники на местах могли эту проблему решать, а не пытаться ее спихнуть.

Наталья Руденко: Потому что, без этого невозможно, без этой поддержки государственной нам не получить.

- Я никак не могу уловить этот нюанс, а почему это, все-таки, государственная проблема?  Я точно могу сказать, что большинство автолюбителей с определенным стажем к чайникам относятся недоброжелательно, количество людей, только что вышедших из-за парты автошколы это угроза, и не им в первую очередь, а там участникам движения, которые там давно. Есть такая дедовщина определенная. Я думаю, что если мы запустим интерактивное голосование, большинство из наших слушателей автомобилистов скажет, что им хотелось бы, что бы качество подготовки наших водителей было выше, и пусть их будет меньше на дорогах, но их качество будет соответствовать нормальному количеству. Сегодняшние правила, де-факто приведут к тому, что часть все равно уйдет с рынка, а значит, цена,  значит, продолжительность, очередь, которую придется отстоять, тоже увеличится. Так может быть, это и хорошо, сильнейшие объединятся в ассоциации, удержатся наплаву, а остальные, да и бог с ними? Естественный отбор.

Андрей Тарасов: Это только первый шаг.  Вот здесь подписалось в этом письме, о котором мы говорили, 6 автошкол. Некоторые отказались подписывать по своим причинам, возможно, потому что они не хотят светиться, не хотят выходить из своей тени. Это первый шаг, и некое объединение автошкол, которое могло быть после наших передач, после наших заявлений. Обращаться уже более серьезно с какими-то требованиями. Потому что есть еще одна проблема, это проблема конкуренции в недобросовестных автошколах, когда они, слабейшие, как вы говорите, могут жить, потому что у них требования к себе очень низкие, но цена помогает им выживать. И эти требования к площадкам пока их тоже не волнуют.

Наталья Руденко: Я бы еще добавила, почему многие автошколы не захотели присоединиться к этому письму, потому что есть такое неверие, что кто-то может помочь. Это с одной стороны, и с другой стороны сейчас каждая школа выживает сама. Раньше у нас была ассоциация, и она в определенной степени влияла на работу, помогала в работе. И призывала к совести вот эти недобросовестные автошколы.  И это все-таки удерживало их.

- А в чем их недобросовестность?

Наталья Руденко: В том, что их главная цель получить вот эти доходы, эти деньги любой ценой, но при этом страдает качество.

- Выигрывали они за счет большой проходимости?

Наталья Руденко: Да, они назначают низкие цены, они сулят какие-то баснословные скидки и подарки. Не знаю, дают они их или нет, но это, безусловно, привлекают клиентов, многие из них обращаются потом в другие автошколы, чтобы получить знания.

Андрей Тарасов: Ну, посчитайте, стоимость одного часа сколько?

Наталья Руденко: 250 рублей.

Андрей Тарасов: 1 час. А у нас 56 часа сейчас нужно отъездить, вот умножьте 250 на 56. Получается сумма, а некоторые автошколы выставляют ее ниже.

Наталья Руденко: А еще ведь есть теория, еще есть  технические средства, есть еще работа преподавателя, аренда, налоги и прочие.

- Недобросовестные предприятия, по вашему мнению, укрывают часть людей, которые через них проходят, не платят налоги в полном объеме

Наталья Руденко: Что-то им дает, возможность снижать цены. Я не знаю…

Андрей Тарасов: Я допускаю, что они могут эти часы не откатывать в полном объеме. Одна из проблем. Это мое предположение, что они могут делать некий документ в ГИБДД…

- А вы можете мне ответить, сколько в процентном соотношении людей, приходящих к вам на обучение, вообще ничего не знают о ПДД, и никогда в жизни не сидели за рулем.

Наталья Руденко: Процентов 90%, потому что у нас женская автошкола, хотя сейчас многие школы можно назвать женскими, бум просто.

- У мужчин в большинстве своем есть водительское удостоверение.

Наталья Руденко: У большинства. Какие-то навыки есть у мужчин.

- Я, почему спросил, чтобы сразу отсечь ту категорию, которая приходит в автошколу, только потому что, это обязательное условие для получения водительского удостоверения  в ГИБДД.

Наталья Руденко: Ну, процентов 10.

Андрей Тарасов: По мере доступности автомобилей все больше приходит людей, их можно называть условно ботаниками. Если раньше в автошколу приходил человек, с техникой связанный, так или иначе шел к этому, потому что он с этим вырос, сейчас приходят люди творческих профессий, которым просто так удобнее перемещаться. И они не обязаны до школы эти правила знать и эту технику знать. Они имеют право, это их полное право, прийти в автошколу, закончить ее, купить автомобиль и ездить. При этом число людей, которые не знают многих вещей, приходя в автошколу, их больше. В процентах не скажу, но я говорю о своих клиентах.

Наталья Руденко: И потом, автомобили стали другие, сейчас не надо их ремонтировать, поднимать капот и копаться в них.

- Обещал анекдот рассказать по поводу качества подготовки водителей. Девушка, управляющая очень дорогой иномаркой, остановилась на заправке, машина захлопнулась, заправщик предложил ей проволочкой нажать на кнопку открывания дверей через небольшое отверстие в окне. Она не смогла закрыть до конца окна. И после того, как этот парень ушел, вернулся, видит, что девушка пытается коснуться этой кнопки этой проволокой, а несколько водителей рядом просто держась за животы, хохочут. Что вы смеетесь? Так вот она пытается этой проволокой открыть эту дверь. Так это я ей посоветовал. Говорят, это нормально, но у нее в машине подруга сидит закрытая, и пытается показать ей, куда ткнуть, чтобы открыть эту дверь. Вот чтобы таких водителей не было, я думаю, что вы должны будете оказывать целый спектр сопутствующих знаний давать. И я знаю, что некоторые правила обязывают вас, я видел некоторые правила по количеству манекенов для оказания первой помощи, на каждую школу их должно быть 80. Причем ГИБДД трактует так, что в каждом классе. Я делюсь информацией от наших коллег, «Коммерсанта» федерального, такие комментарии давали представители ассоциации автошкол, московского региона. И ГИБДД московского региона трактует так эти правила, что в каждом классе должно быть 60 манекенов. Они говорят, вы что, издеваетесь, зачем? Их нужно на всю автошколу. Вот условно. Вот в таких точках соприкосновения хватает ли вам коммуникации с представителями ГИБДД?

Наталья Руденко: Конечно, хватает, и сейчас радует то, что эта организация повернулась, как и многие другие организация, повернулась лицом к гражданам своим. Сейчас все более лояльно, доступно. Тот же экзамен, который записывается. Если есть какие-то спорные моменты, их обсуждают, прислушиваются к нашему мнению. Может быть, не хватает какого-то обсуждения наших проблем, проблем автошкол, и такого более пристального. И конечно, ГИБДД может нас поддержать в решении тех проблем, которые мы обозначили. И их голос тоже будет услышан.

- А каких проблем-то?

Наталья Руденко: С этими же площадками, какая-то поддержка, если будет, мы будем очень рады.

- А какую они могут оказать поддержку? Дать вам площадку?

Наталья Руденко: Нет, площадку они нам не дадут, но обратиться к тому же правительству, чтобы на уровне правительства было решение, более пристально к этой проблеме обратиться и поддержать нас, какой-то документ принять, который бы оградил нас от формального решения этого вопроса.

- Вот у нас в строительстве сегодня есть саморегулируемые организации. Вы сами говорили о том, что была ассоциация, но почему она не функционирует? Почему у нас нет профсоюза работников автошкол, это ведь образовательное учреждение. Многие из них имеют статусом своим не ООО или ЧП, а автономная некоммерческая организация, что априори отрицает получение прибыли. Почему вы не можете создать? Почему сегодня нет возможности создать консолидированный орган для того, чтоб, говоря простым языком, лоббировать свои интересы в государственных структурах.

Наталья Руденко: Наверное, можем создать, но для этого нужен  такой человек, который бы взял на себя эти полномочия.

Андрей Тарасов: Вождя недостает.

Наталья Руденко: Да, вождя недостает. Был господин Скробут у нас, привет ему большой, но вот сейчас нет такого лидера явного.

Андрей Тарасов: Возможно те автошколы, которые подписали, это 5-6 крупных автошкол города, они могут стать костяком этого всего, потому что те, кто это подписал, они были заинтересованы в этом письме, как в первом шаге.

Наталья Руденко: Возможно, не все знали, что существует такое письмо, может быть, кто-то бы еще подписал.

- Но, была бы ассоциация, был бы обмен информацией.

 Наталья Руденко: Да, да, мы бы могли на встрече такой решить, и наверняка было бы больше желающих.

- Первый шаг, я предполагаю ,что будет и второй, третий, четвертый. Что дальше? Сейчас ждем ответ, и что, никаких действий больше? Что дальше?

Наталья Руденко: А дальше обращаться в департамент имущественных отношений, привлекать частные лица, которые владеют участками земли, думать, с кем объединяться, потому что, конечно, надо объединяться для решения этой проблемы. Несколько школ только смогу взять его в аренду, предъявить, а главное, использовать его для учебного вождения и поднять это учебное вождение на новый, качественный уровень. Конечно, письмо это первый шаг, но требуются уже конкретные шаги и дела, к которым мы приступаем, уже делаем.

Андрей Тарасов: И потом, есть известные площадки, у нас есть автодром на Чапаевском, это раньше был лучший автодром в СССР.

Наталья Руденко: Да, жаль, потеряли его.

Андрей Тарасов: Сейчас он в частных руках компании «Сатурн». Если 250 рублей стоит час инструктора, то там за 1 час только за въезд такие деньги берут. Поэтому с одной стороны есть место, где можно заниматься, но эта вещь пока неподъемная. Второй момент с той же самой Бахаревкой, мы часто об этом говорим. Там школы занимались, был такой договор, была встреча с руководством «ПИК-КАМА», где было сказано, что должно быть письмо на уровне губернатора или на уровне того же председателя правительства края.

- Ну, вы знаете, что бы там не говорил коммерческие структуры, это мелко для губернатора. Лично я считаю, зная уровень вопросов, которыми занимается губернатор, решение вопроса об автодроме конкретном, где могла бы автошколы заниматься со своими подопечными, это мелко. Я просто хотел бы перефразировать, Пермь достаточно протяженный вдоль Камы город. И какова сегодня интенсивность и нагрузка на тех, кто приходит учиться в автошколе. 56 часов наезда, а теоретических занятий?

Наталья Руденко: По старой программе 106 часов теории, сейчас будет 130 часов. Причем, сейчас ведь на циклы разделена теория. И еще нет методики и регламента сдачи экзаменов, и непонятно, как это все будет на практике. Возможно, после того, как обучающийся пройдет основной цикл, нужно будет сдать теорию, как это в Германии делается, в ГИБДД, а потом приступить к практическому вождению.

- У нас ведь так же было?

Наталья Руденко: У нас сейчас параллельно происходит. Идет теория, параллельно обучающийся, курсант, проходит практику. И экзамен комплексный. Возможно, это будет поэтапно. Поэтому, уважаемые слушатели, процесс обучения гораздо большим будет, он продлиться.

- Увеличится цена.

Наталья Руденко: Увеличится цена, если ее не собьют вот эти недобросовестные конкуренты

-  А может быть, демпинг в этом отношении хорошо? Может быть, здесь не должно это стоить дорог?

Наталья Руденко: А что же хорошего в этом демпинге?

Андрей Тарасов: Тут отчасти вы правы, потому что главный момент, это экзамен, если экзамен будет достаточно жестко приниматься, вот и сейчас ходят сделать пошлину за пересдачу достаточно высокой, если это будет таким образом, тогда пошел человек в автошколу недобросовестную, понял, что здесь он ничему не научиться, экзамен не сдал несколько раз, за каждый оплачивая большую сумму. Отчасти, да. Но тогда надо, чтобы экзамен принимался по-другому. Надо, чтобы он охватывал разные условия вождения.

- А не может быть обратной ситуации, когда заплатив приличную сумму, человек, не получив водительское удостоверение с первого раза, говорит, ребята, я вам столько денег заплатил, я думал, что вы даете мне гарантию, что у вас все подмазано?

Наталья Руденко: К кому этот вопрос он обратит, к ГИБДД?

- Нет, к вам.

Наталья Руденко: К нам он не на этом уровне. Бывают такие курсанты, которые, не сумев сдать внутренний экзамен, говорят, мы платили вам деньги. На что приходится объяснять, что деньги заплачены за обучение. И обучение выдано. А уже дальше усилия курсанта идут на то, чтобы подготовиться к внутреннему экзамену и выпуститься, и идти на экзамен в ГИБДД.

- Это так же как в университете или в школе, когда спрашивают, почему тебе поставили тройку. Потому что ты знаешь материал на тройку. Мне бы хотелось еще узнать опыт иностранных государств. Вы его уже так озвучивали более или менее. Какие-то мульки, которые можно было бы заимствовать с учетом новых правил, можно было бы привнести на российскую почву?

Андрей Тарасов: Вот смотрите в нашем северном месте, где зима у нас достаточно большая, ездить зимой нужно уметь. Есть определенные особенности, и каждый, кто хотя бы одну зиму пройдет, это знает. В той же Финляндии в той же Норвегии, в северных странах есть такой раздел, зимнее вождение. У меня просто занимается девушка из Норвегии наша, которая уехала в Норвегию жить. Там есть зимнее вождение.

Наталья Руденко: В Германии, кстати, есть тоже. Они получают не сразу права настоящие, а потом еще зимой сдают, и потом только получают.

Андрей Тарасов: Вот эта вот ступенчатая история  с получением прав, с тестирование в разных условиях, это как раз, я думаю, у нас к этому дело подходит. Палитра технического обучения должна быть более разнообразна, учитывая примеры наших северных соседей. У них  часов, может быть, даже меньше практических, но прием этого экзамена более серьезный.

- Наталья Николаевна, у меня к вам вопрос, как к руководителю крупной и известной в Перми школы. Качество поступающих к вам курсантов сегодня и 10 лет назад оцените, ухудшилось, улучшилось?

Наталья Руденко: Я не вижу каких-то серьезных изменений в ту или иную сторону, люди образованные приходят, а самое главное, что они хотят, они мотивированы, особенно женская аудитория, глаза горят, им все хочется, другое дело, не всегда получается, но они стремятся, усилия прилагают, и получают результат. Не всегда быстро этот результат получают, но стараются. Большинство до финиша доходят и управляют автомобилем. Благодарят нас за хорошую подготовку, нам, конечно, приятно. 

- Это здорово. Как известно, автомобиль стал основой американской экономики, в этой стране про автомобили знают все, их там много, и намного больше, чем во многих других странах. И вы та небольшая частичка, которая вертится вокруг этого мира автомобилей,  наряду с ГИБДД, производителями, дорогами и так далее. Это очень важно, чтобы как можно больше у нас было грамотных водителей, способных отвечать за свои действия за рулем, и сократить количество возможных ДТП. Будем надеяться, что все наши законодательные акты будут способствовать развитию наших автошкол как мощных образовательных центров.

 

Обсуждение
2420
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.