Верхний баннер
13:57 | СУББОТА | 07 ДЕКАБРЯ 2019

$ 63.72 € 70.76

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

09:00, 27 июля 2011

Олег Митволь на "Эхе Перми"

Олег Русских: Утренний разворот на пермском «Эхе». Вячеслав Дегтярников в этой студии.

 


Вячеслав Дегтярников: Олег Русских.

 


Ведущий: Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. Как мы и обещали, гость утреннего «Разворота» Олег Митволь. Олег Львович, доброе утро.

 


Олег Митволь: Доброе утро.

 


О.Р.: Добрый день уже после десяти.

 


О.М.: Да. Но вы же так сказали «доброе утро», я подумал, что после десяти может быть и утро, и день.

 


Ведущий: Мы считаем по-разному. Хотим, считаем утро, хотим, считаем день. У вас по московскому времени в большей степени, наверно, все-таки, 8 утра, утро.

 


О.М.: Ну, вот сразу меня так, как москвича, на место – «у вас по московскому времени»…

 


О.Р.: Конечно. Почему бы нет?

 


О.М.: Слушайте, я хочу напомнить, что мы живем на территории Российской Федерации. И для меня одинаково важна как Пермь, так, кстати, вы знаете, мои позиции абсолютно на Сахалине. И я там воевал для того, чтобы бюджет Российской Федерации наполнялся, и экологические законы не нарушались ни в Калининграде, ни на Сахалине.

 


О.Р.: Первый агитационный посыл Олега Митволя мы выслушали.

 


О.М.: Так это же факты. Это есть в Интернете.

 


О.Р.: Факты, конечно.

 


О.М.: Вы же умеете пользоваться Интернетом.

 


О.Р.: Олег Львович, давайте я для радиослушателей скажу, что ситуация у нас вот какая. Дело в том, что Олег Львович Митволь вошел в списки праймериз.

 


О.М.: Скажем так, присоединился к Объединенному народному фронту. И вошел в списки праймериз…

 


О.Р.: Да, вошел в списки праймериз по выдвижению в Государственную думу. И, соответственно, господин Митволь приехал в Пермь…

 


О.М.: Участвовать в праймериз.

 


О.Р.: .. для того, чтобы в этих самых праймериз поучаствовать. Праймериз начинаются с завтрашнего дня. И будут продолжаться по разным датам до 5 августа.

 


О.М.: Да.

 


О.Р.: Я не знаю, там сроки выступления господина Митволя - это отдельная история.

 


О.М.: Регламент три минуты, помните.

 


О.Р.: Регламент три минуты. Он, соответственно, должен поучаствовать в пяти. Ну, и поскольку господин Митволь обладает богатым опытом, известной биографией, он ньюсмейкер федерального уровня, естественно, вполне естественно его появление здесь, на «Эхе Перми» с совершенно логичным для начала вопросом. Извините, Олег Львович, каково, простите, черта вас из Москвы, из того, где должен все-таки ??????? (неразборчиво) политик федерального уровня…

 


О.М.: Давайте вопрос зададим – почему?

 


О.Р.: Почему?

 


О.М.: Потому что, «какого черта?» - я бы не стал бы вот так вот задавать гостю. Где же вот это вот знаменитое пермское гостеприимство?

 


О.Р.: Гостеприимство.

 


В.Д.: На самом деле надо сказать, уже много тут москвичей к нам приезжали с разными проектами. То есть, мы уже насмотрелись.

 


О.Р.: Мы насторожены.

 


О.М.: Слушайте, некоторые проекты я видел. Я вчера внимательно вечером объехал город, и некоторые проекты видел, и понимаю вашу настороженность.

 


О.Р.: Конечно. Именно поэтому настороженный вопрос.

 


О.М.: При этом я хочу сказать, что действительно, как вы правильно сказали, я последние шесть с половиной лет занимаюсь публичной деятельностью. Я пять лет был заместителем руководителя Росприроднадзора. И, я считаю, сделал, действительно, очень много из того, что мог сделать. Вы знаете, есть вещи, которыми я хочу просто гордиться. Я хочу, кстати, вам напомнить, что я как раз был тот чиновник, который остановил Байкальский ЦБК. И вот здесь вот никаких вопросов и так далее ко мне быть…

 


О.Р.: Его ж запустили обратно.

 


О.М.: Когда меня уволили. Вот когда я там работал, извините, ребята, за три года я его остановил.

 


В.Д.: Давайте от боевой биографии перейдем все-таки к… почему вы здесь?

 


О.М.: Могу сказать, что в любом случае я являюсь патриотом своей страны. Я хочу участвовать в политической и общественной деятельности страны. Я хочу заниматься вопросами экологии, и считаю себя профессиональным экологом, потому что пять лет я этим вопросом занимался. Мне небезразлично то, что, между прочим, после моего ухода Байкальский ЦБК запустили, в том числе. Я считаю, что не очень понятно, что у нас происходит с теми же лесами. Не очень понятно, что у нас происходит, например, с отходами производства, которые, кстати, на пермяках скажутся в первую очередь, потому что отходы нефтехимического производства по запаху чувствуются по дороге из пермского аэропорта.

 


О.Р.: То есть, Олег Львович, вы выбрали Пермь, как бедствующий экологический район.

 


О.М.: Не так. Я хочу сказать, что несколько, как всегда, не бывает односложных вещей.

 


О.Р.: Конечно, конечно.

 


О.М.: Несколько оснований для того, чтобы я вот именно приехал сюда, и заявился сюда, и сказал пермякам, что, ребята, я много умею, много знаю, у меня есть энергия, силы, я хочу работать вместе с вами. И одна из причин – это, конечно, серьезная, скажем так, действительно серьезная экологическая ситуация. Я хочу сказать, что если в среднем по России у нас утилизируется 37 процентов отходов производства, то есть, это то, что идет к нам в легкие, то, извините, в Пермском крае - 22.

 


О.Р.: Вторая причина.

 


О.М.: Вторая причина. Я достаточно неплохо знаю ситуацию в крае, потому что волею судеб я пять лет работал в команде бывшего губернатора Пермского края Юрия Петровича Трутнева. У меня, как следствие, бывшие коллеги очень многие друзья именно родом из Перми. И они даже, живя и работая в Москве, я вас уверяю, после работы всегда эти вопросы пермские обсуждают. И никуда от них не уходят. В Москве очень серьезная диаспора пермская.

 


О.Р.: Третья причина.

 


О.М.: Третья. Я считаю, что в Государственной думе пора работать профессиональным экологам. Конечно, хорошо - артисты балета, музыканты, теннисисты. Но законы писать должны люди, которые знают, как они работают. Я, кстати, хочу вам напомнить, что несколько лет назад в Государственной думе… Дайте пять минут. Все-таки пермская станция «Эха Москвы», она, как бы, ведь тоже «Эхо Москвы», поэтому должен быть серьезный подход, да? Я хочу сказать, что, извините меня, я считаю, что неправильно в нашей стране несколько лет назад вообще убрали комитет по экологии в Госдуме. У нас есть теперь комитет по природопользованию и экологии. Хочу напомнить, что за последние два года комитет по природопользованию и экологии не внес ни одного закона. То есть, вопрос – чем у нас депутаты Госдумы занимаются? Хочу спросить, например, пермяков, довольны ли они теми депутатами, да, пермяками, да, родившимися в Перми, довольны ли они той работой, которую они осуществляют, работая сейчас в Москве? А не просто ли они решают свои там какие-то вопросы, в том числе бизнес?

 


О.Р.: Олег Львович, подождите, давайте все-таки вот к вам.

 


О.М.: Нет, я вам все аргументы прямо по пальцам. Уже пять аргументов.

 


О.Р.: Подождите секундочку. Есть вопросы. Пока я насчитал только два. Олег Львович, давайте так. Понимаете, тут очень интересная история. Как вообще происходят выборы региона для федерального политика? Вот один выбор я знаю. Владимир Владимирович Путин распределил, грубо говоря, членов правительства…

 


О.М.: Я напомню. Я не член правительства.

 


О.Р.: Вы – нет в данном случае. К вам эта модель не подходит. Для вас как этот выбор осуществлялся?

 


О.М.: Внимательно смотрите, еще раз.

 

 

 

О.Р.: Подождите. Вы как? Сели, взяли список регионов, и думаете, по какому региону я хочу пойти?

 


О.М.: Нет. Я знаю проблемы Пермского края еще со времен работы. Я знаю проблемы с Березниками. Извините, когда я еще работал в Росприроднадзоре, началась эта история с Березниковским провалом. Я знаю проблемы, которые у нас есть в Соликамске. Я знаю проблемы, которые у нас есть по «Оргсинтезу. Я знаю ситуацию с болотами. Я знаю ситуацию с предприятиями. В Пермском крае 500 предприятий построены в 40-60-е года, на которых, на самом деле, недостаточно проводится сегодня мероприятий по изменению экологической ситуации. И всем этим дышат пермяки. И я пришел к вам и сказал, что я вот здесь могу быть нужным и полезным. И прошу вас, соответственно, вместе со мной этой работой заниматься.

 


О.Р.: Олег Львович, скажите, пожалуйста, вот понятно, тут есть много вопросов по ICQ, спрашивают вас. То есть, вы с Трутневым не советовались.

 


О.М.: После того, когда я для себя это решение принял, естественно, я этот вопрос пришел обсудить с Юрием Петровичевым Трутневым, который до сих пор, я думаю, является неформальным лидером пермской диаспоры в Москве, и в любом случае, человеком, который действительно до сих пор делает очень много для Пермского края.

 


О.Р.: То есть, он вас согласовывал?

 


О.М.: Вы не поняли. Кто меня должен согласовывать?

 


О.Р.: Не знаю. Вот я вас и спрашиваю.

 


О.М.: Я с ним посоветовался.

 


О.Р.: Я ведь не против ситуации, но хочу понять механизм.

 


О.М.: Меня никто не согласовывал.

 


О.Р.: Когда человек попадает в списки после сроков подачи документов…

 


О.М.: Это не так.

 


О.Р.: Это неправильно, да?

 


О.М.: Это не так. Давайте так. У нас есть один зампред краевой думы, который руководитель общественной приемной Владимира Владимировича …

 


О.Р.: Его зовут Дмитрий Станиславович Скриванов.

 


О.М.: Да, Дмитрий Скриванов, который… для меня было полной неожиданностью. Дмитрий Скриванов, будучи руководителем общественной приемной председателя правительства Владимира Владимировича Путина, услышав о том, что лично господин Путин принял решение, лидер, кстати, Народного фронта, принял решение, что прием заявлений до 20-го, он вдруг принял решение, что ему это все не указ. И он, вы знаете, вы понимаете, что сначала Владимир Владимирович принял решение, что прием заявлений будет до 12-го. Что такое Народный фронт? Это же, как мы с вами понимаем, некая виртуальная организация, так называемая «площадка». Площадка для тех людей, которые не являются членами партии «Единая Россия», как в данном случае я, и которые хотят что-то сделать. И для этого используют… ну, вы понимаете, как тяжело, например, зарегистрировать партию или общественную организацию сегодня на территории Российской Федерации в том законодательстве, которое есть. Да, действительно, я являюсь лидером общественного движения «Зеленая альтернатива. «Зеленая альтернатива» не является партией. А на сегодняшний день участвовать в выборах в Государственную думу могут только партии. И вот для этого была создана площадка, для того, чтобы более широкие круги людей, которым небезразлично развитие страны, приняли участие в общественно-политическом процессе. Кстати, право, которое у нас закреплено просто в Конституции.

 


О.Р.: Отлично.

 


О.М.: Я, кстати, с Дмитрием Скривановым до конца не разобрался. Не очень понимаю…

 


В.Д.: А будете разбираться?

 


О.М.: А насколько я имею право? Он же является… Ну, я, вы понимаете, гражданин, и мне небезразличны вообще такие ситуации, когда руководитель общественной приемной говорит, что ему неинтересно, что думает тот человек, чья, собственно, это общественная приемная.

 


О.Р.: Он уже вышел из списков праймериз.

 


В.Д.: Да? То есть уже разобрались?

 


О.Р.: Уже разобрались.

 


О.М.: Вопрос не в этом. Вы представляете себе. Вот у вас какая-нибудь есть приемная. Вы говорите – а вот, например, вот такая, такая ситуация. А руководитель вашей приемной говорит - а, мне плевать, что там ребята говорят, я тут, как говорится, прыщ на теле.

 


О.Р.: Понятно.

 


В.Д.: У меня есть еще один вопрос. Вы уже сделали несколько довольно серьезных заявлений. В частности, вы сказали, что губернатор Пермского края, ну, по крайне мере то, что я читал…

 


О.М.: Давайте так. На заборе, помните, что написано? А там ведь дрова лежат. Давайте цитату возьмем все-таки из первоисточника. Повторяю. При том, как я давал интервью сайту firstnews, которое потом, естественно, переделали некоторые наши коллеги-журналисты. Вы же понимаете, для журналиста достаточно первая и последняя буква. Остальное дописывается. У меня журналисты сайта firstnews спросили конкретно о моем мнении по поводу телепередач, которые шли в эфире Центрального телевидения и которые, собственно, я сказал, что, да, действительно, я эти телепередачи, извините, смотрел, и вот основные вопросы там такие. Дальше, что произошло. Естественно, я говорю вам четко совершенно, уверяю, что моим словам можно верить, я разберусь досконально в ситуации в крае. Сделаю свои выводы. А я вас уверяю, что я это умею делать. И последнее, скажем так… Ну, все есть в Интернете. И после некоторых моих выводов, вы знаете, через два-три года там, собственно, даже и дела уголовные возбуждались. Посмотрите мою последнюю в Росприродназоре командировку в Благовещенск. Вы посмотрите, что вот по истечении двух-трех лет, что там произошло после этого. Я могу сказать, что я, действительно, буду досконально разбираться. На сегодняшний день я оценить до конца работу губернатора не могу, просто как гражданин. Я не контрольная комиссия и не сотрудник администрации. Я просто гражданин России. Но я имею право сложить впечатление о деятельности того или иного чиновника, например, даже потому, что я сам работал главой Северного округа Москвы, в котором живет более миллиона человек.

 


В.Д.: Вот давайте разберемся с журналистами. Они написали, может быть, неправду. Они написали, что вы сказали, что губернатор в Пермском крае не популярен. Это вы сказали?

 


О.М.: Внимательно. Я прокомментировал сюжет известный по Центральному телевидению. Я сказал, что я сюжет этот видел. Там такие-то, такие-то ударения. Все. И я дальше сказал, что я будут этот вопрос внимательно изучать сам. И свои выводы сделаю, и обязательно с ними поделюсь.

 


О.Р.: Ваши вопросы. 261-88-67 – телефон. Здравствуйте.

 


Слушатель: Доброе утро. Здравствуйте.

 


О.Р.: Алексей Борисович Бессонов. Здравствуйте.

 


Слушатель: Господин Митволь, у меня такой вопрос. Вы знаете, у нас сенатор Гордеев, он славен тем, что когда-то его бабушка проезжала через город Пермь. Вы сегодня, ни дня не живя в городе, собираетесь представлять наш край. Ну, хватит уже. У нас есть своя политическая элита.

 


О.М.: Слушайте, а зачем вы свою элиту хотите за бюджетный счет отправить на пять лет из Перми?

 


Слушатель: Не надо про бюджеты. Наши люди должны представлять наш край, Пермский край в федеральных органах власти.

 


О.М.: Речь идет об эффективности для пермяков.

 


Слушатель: Но вы чужой человек. Вы не знаете ни региона…

 


О.Р.: Все. Спасибо.

 


О.М.: Слушайте, я с вами через месяц, полтора поговорю, и мы посмотрим, кто из нас знает ситуацию лучше.

 


О.Р.: С Алексеем Борисовичем, нет…

 


О.М.: А он у вас, как я понял по интонации, приверженец идей Владимира Львовича Жириновского.

 


О.Р.: Да.

 


О.М.: Он прямо таким же текстом говорит. Но он бы лучше старшему товарищу позвонил бы и узнал…

 


О.Р.: Они разные политические программы исповедуют.

 


В.Д.: Они в разных партиях. Этот коммунист. У него у единственного в нашем крае справка, что он абсолютно здоров.

 


О.Р.: 261-88-67 – телефон в нашей студии. Здравствуйте.

 


Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Александр Сергеевич. У нас уже высадился, так сказать, десант под названием «культурная революция». Можно ли считать вас, как десант ответом на это?

 


О.М.: Вот вы знаете, честно говоря, вот это вот с культурной революцией… Честно говоря, я вчера ездил. Знаете, вот эти дрова в идее буквы «П» посмотрел. Вы знаете, ну, честно говоря, я до конца еще не разобрался. У меня один вопрос – сколько это все стоило бюджету?

 


О.Р.: Слушайте, а искусство должно иметь цену?

 


О.М.: Вообще, Александр Сергеевич спросил. Вопрос. А у меня такое впечатление, что это все делалось за бюджетные средства. И, например, я видел эти зеленые, красные дорожки пешеходные, вот эти пилоны, которые там стоят, и такого нового вида, но при этом рядом разбитые бордюры. Рядом ни одного, вот мы говорили до начала программы, ни одного схода, съезда для людей с ограниченными возможностями. Вот колясочник там может съехать? Зато там зеленые… Ни одной тактильной плитки для людей со слабым зрением я не видел. Вопрос. Я, конечно, понимаю, что бюджетные средства можно тратить, как угодно. Но, извините, допустим, вот там есть галерея, в которой руководитель господин Гельман, там, где Речной вокзал, и напротив здание историческое, здание железнодорожного вокзала. Ну, слушайте, ну… просто стыдоба. Стыдоба. Вы знаете, я надеюсь, конечно, с этим всем, можно будет, побороться. Но надо было добиться или деньги региона, или все-таки договориться с РЖД. Я не понял, а почему не договорились? Я, например, хочу сказать, что я вчера еще созванивался… Я хочу сказать, что, дело в том, что руководитель дирекции железнодорожных вокзалов господин Сергей Абрамов, я у него был научный руководитель при защите диссертации, я ему просто позвонил и говорю - а что такое? А он говорит – а к нам никто не обращался.

 


О.Р.: Подождите. А тут вот у нас другая информация. Говорят о том, что РЖД выставило совершенно неприемлемые условия при покупке этой станции. 140 миллионов рублей, говорят.

 


О.М.: Значит, еще раз. Надо было это сделать через инвестпрограмму РЖД. Так вот я разговаривал вчера с руководителем, тем, который отвечает. Я не знаю, какая информация здесь ходит. Я просто взял телефончик. Вот, кстати, для этого нужны люди, которые знают все ситуации, имеют телефонные номера, и тут же не посылают депутатские запросы в космос, понимают, как все решается, и звонят и говорят. А мне говорят – извините, Олег Львович, а… ну, то есть, Олег, у нас с ним товарищеские отношения…

 

 

 

О.Р.: То есть, не обращались?

 


О.М.: Да. Вот эта история про еврея, который хотел выиграть в лотерею, и не купил лотерейный билет.

 


О.Р.: 261-88-678 – телефон нашей студии. Здравствуйте.

 


Слушатель: Алло. Здравствуйте. Николай. Я считаю, что в первую очередь должен человек каким-то образом решить. Вот ваш род деятельности – экология. Верхняя Курья. Захват два с половиной гектара леса, соснового бора, под несуществующую скважину. Вот решите. Какой-то хотя бы будет первый аванс.

 


О.М.: Я хочу сказать, что если пермяки мне доверят, и у меня появится такая возможность, а я собираюсь работать именно в комитете по экологии, буду заниматься всеми теми проблемами экологическими, которые есть. И я хочу сказать, что у меня есть, например, больше всего я горжусь по результатам государственной службы тем, что за год и три месяц, будучи префектом Северного округа Москвы, у меня был в разы выше рейтинг, чем у других префектов. И я именно этим и горжусь. Я горжусь тем отношением, которое ко мне осталось жителей Северного округа в Москве. А это более миллиона человек. Я хочу сказать, что я сделаю все, если мне поверят пермяки, чтобы вот таких вопросов, когда люди остаются один на один с их проблемами, в Пермском крае было значительно меньше. А я когда обещаю, я делаю.

 


О.Р.: Несколько сообщений по ICQ зачитываю. «Зоопарк построит, выберем хоть губернатором». Это считайте предвыборным наказом.

 


О.М.: Вы знаете, я хочу сказать, что, действительно, мы об этом просто не говорили. И то, что построили на кладбище в советские годы, ну, это вопросы, наверно, к советской власти. Но то, что можно было построить в другом месте зоопарк, и, кстати, я хочу сказать, что пермский зоопарк, к сожалению, не в самом лучшем состоянии. Вот мы знаем, там и животные крупные гибнут, и так далее.

 


О.Р.: И мелкие.

 


О.М.: И извините меня, все это происходит на кладбище. Ну… честно говоря, я надеюсь, что с помощью пермяков и нам всем вместе удастся все-таки сделать так, чтобы власти в первую очередь решили те проблемы, которые просто бросаются в глаза, и которые являются принципиальными. Я хочу сказать, что мне непонятно, например, вот мои личные впечатления… я понимаю, что мне, как человеку, приехавшему из Москвы, тяжело объяснять сегодня что-то пермякам, потому что, к сожалению, в Пермский край понаехало много… в том числе, не самых лучших москвичей зарабатывать деньги. И не только москвичи. И с Поволжья понаехали, так сказать, и так далее. И мне в этом смысле тяжело говорить, что я другой.

 


О.Р.: Да вам, на самом деле, говорить не придется. Нужно каким-то образом доказывать эту историю.

 


О.М.: Да, конечно. Буду доказывать. Так я работы не боюсь. Я могу сказать, что есть, чем мне тут заниматься, где порядочек навести. А дальше могу сказать, что, вы знаете, многие вещи просто бросаются в глаза. Мне, например, непонятно, ну, вот, извините меня, приезжего, мне, например, непонятно, почему, например, в таком состоянии аэропорт.

 


О.Р.: О-о-о-о. А он и не наш.

 


О.М.: Вопрос не в том, что не наш, извините. Хочу напомнить, что мы все жители России. И у нас аэропорт тоже на территории Российской Федерации. Если ты не можешь за деньги бюджета сделать, ты должен этот вопрос в Москве пробить через Минтранс, через министра транспорта Левитина. Я проблем здесь не вижу. Я не понимаю, как это не решить можно?

 


В.Д.: Давайте телефонный звонок.

 


О.Р.: 261-88-67. Здравствуйте.

 


Слушатель: Здравствуйте. Раиса. Олег Львович, вот скажите, пожалуйста, вот в каких серьезных проверках по Пермскому краю вы участвовали, Роспотребнадзор?

 


О.Р.: Что такое проверки? Раиса, вы знаете все проверки по Пермскому… вы знаете, что такое проверки по Пермскому краю?

 


Слушатель: Лично у него на памяти, какие проверки? Вот что отпечаталось? У нас серьезные предприятия, вы правильно сказали.

 


О.Р.: Спасибо, Раиса.

 


О.М.: Лично я, как заместитель главного государственного инспектора, я был ???????? (неразборчиво) Росприроднадора Российского, я не участвовал в выездных проверках, потому что, ну, в общем-то, наверно, пермяки бы помнили эти проверки. Но могу сказать, что документы по проверкам, присылаемые пермским Росприроднадзором, я видел. В том числе, и по проверкам предприятий соликамско-березниковской зоны, в том числе, и по проверкам предприятий, которые относятся к южной части края «Газпрому». В том числе, по проверке предприятий, относящихся к «Оргсинтез». И, вы знаете, были у меня вопросы, в том числе, и по деятельности пермского Росприроднадзора. Потому что, к сожалению, поверки проверками, а штрафы, ну, просто минимальные. Я хочу напомнить, что вот крупнейшая нефтяная компания, например, по прошлому году по результатам проверок заплатила штраф 72 тысячи рублей. Ну, к сожалению, крупные компании, да и, впрочем, и мелкие не идут на улучшение экологической обстановки без жесткого давления на них. И, к сожалению, все пытаются сэкономить. Кстати, не только в экологии. И за счет этого теряется здоровье у людей, а, кстати, иногда и жизни. И могу сказать, что этим вопросом надо заниматься. Этим вопросом должен заниматься специалист. Я хочу сказать, что именно для меня здесь очень много работы.

 


О.Р.: 261-88-67. Здравствуйте.

 


Слушатель: Доброе утро. Николай. Господин Митволь, вы несколько лет руководили ведомством.

 


О.М.: Я не руководил. Я был заместителем руководителя, один из четырех.

 


Слушатель: Ну, это понятно. Последнее время «Единая Россия», ну, Госдума не приняла ни одного закона по вашему направлению. Это политика «Единой России» ??????? (неразборчиво).

 


О.М.: Давайте, так. Смотрите. Все законы в Госдуму, которые вносились, вносились министерством природных ресурсов. Все. То есть, моими бывшими коллегами, которое, кстати, возглавляет ваш земляк Ринат Ринатович Гизатулин, бывший работник одной из газет Пермского края. И до сих пор люди о нем здесь хорошо ??????? (неразборчиво). Так вот, именно этот человек по поручению министра Трутнева, тоже вашего земляка, вносили законы в Госдуму. А вот комитет по природопользованию и экологии вообще ничего не вносил. Вопрос – чем он занимался? Вот людей туда выбрали. Люди получают зарплату по 150 тысяч в месяц.

 


О.Р.: Тут просят ваш мобильный. Это мы давать пока не будем. «Пермь не помойка (это к вам) для всех подряд». Это я просто впечатления, которые бросают по ICQ. Далее. «Хоть кто-то со стороны эту историю увидел, и честно об этом все пермском говорит». Главное, чтоб в Москве говорили, а не только здесь. Здесь мы и сами об этом говорим.

 


О.М.: Я вам хочу сказать, что если я что-то буду честно замечать, я буду это говорить и в Москве, и здесь, и на всех тех уровнях, на которых я могу говорить даже сегодня. По крайней мере, это я точно обещаю. Замалчивать ничего не буду.

 


О.Р.: Давайте принимать звонок.

 


Слушатель: Алле. Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вы можете ответить на такой вопрос. Почему в Перми не выполнена программа по сносу ветхого и аварийного жилья?

 


О.Р.: Потрясающий вопрос.

 


О.М.: Да. Видимо, мне его пока рано задавать. Но я обещаю, что в этом вопросе тоже разберусь. Я хочу вернуться к той части, когда я говорил о том, что в городе не все гладко. В городе есть серьезные вопросы и по ЖКХ, и по состоянию дорожного покрытия, и по коммуникациям. И, кстати, по ветхому жилью. И, действительно, может быть, не стоило ставить некоторые деревянные рамки, а может быть, надо было где-то лучше фасады или капитальный ремонт зданий сделать.

 


О.Р.: Олег Львович, скажите, пожалуйста, вот эта Государственная дума, в общем, считается думой непринятия решений.

 


О.М.: Это зависит от людей.

 


О.Р.: Каковы шансы, что следующая Государственная дума будет другой?

 


О.М.: Слушайте, я могу обещать за себя. Я могу сказать, что один человек в России тоже воин. И могу сказать, что где бы я н был, и был заместителем руководителя, Росприроднадзора пять лет, и имел свою позицию…

 


О.Р.: Олег Львович, скажите, вы человек системный? Вы человек команды?

 


О.М.: Я патриот страны.

 


О.Р.: А это как? Ну, вот это системно, командно?

 


О.М.: Объясню. В том, где команда делает что-то во благо страны, я абсолютно системный и командный. Там, где, я считаю, нашим государством нашим людям наносится вред, вы знаете…

 


О.Р.: То вы из команды выходите?

 


О.М.: Я не выхожу из команды. Я называю все своими именами. Меня никто не просит из команды выходить. Я на сегодняшний день в команде Российской Федерации. И из этой команды никаким трансфером уходить не собираюсь. И могу сказать, что, наверно, то, что я являюсь честным, порядочным, и ни разу за свою, кстати, госслужбу не нарушил закон, является, наверно, серьезным аргументом в мою пользу. Кроме того, хочу еще раз напомнить. Я в Пермский край не деньги приехал зарабатывать. Мне нужна совместная работа, направленная на улучшение того, что сегодня есть.

 


О.Р.: Слушайте, какой ужас. Все они приезжают в Пермский край не зарабатывать денег. Вот если б честно сказали – мы приехали зарабатывать деньги, все понятно было бы.

 


О.М.: А мне, вы знаете, к сожалению. часто в жизни не верят, и говорят, что для меня… Помните…

 


О.Р.: «Вступайте в «Правое дело, и мы вас поддержим», - пишут нам.

 


О.М.: Помните известный наш любимый советский фильм, в котором есть таможенник Верещагин, который сидит на своем…

 


О.Р.: «За державу обидно».

 


О.М.: За державу обидно. Вот для меня это является основным.

 


О.Р.: Здравствуйте.

 


Слушатель: Здравствуйте. Николай Иосифович. У меня такой вопрос. Как вы относитесь к тому, что краевой Совет ветеранов отказался вступать в Народный фронт?

 


О.М.: Вы знаете, я хочу сказать, что на самом деле вот мое личное присоединение к Народному фронту… Дело в том, что это же Народный фронт не организация…

 


О.Р.: Слушайте, а вы как физлицо присоединились? Или как руководитель организации?

 


О.М.: Нет, я как физлицо. Я несу ответственность за себя, чтобы вот потом вот не было таких вопросов – а мы за, согласны, не согласны. Вопрос заключается в следующем.

 


О.Р.: Есть уникальные физлица.

 


О.М.: Это вы про меня сейчас?

 


О.Р.: Нет. Это редкость, понимаете. На самом деле редкость. Есть уникальные физлица, которые…

 


О.М.: Я считаю, что некоторые физлица достойны нескольких десятков организаций. Я вам хочу намекнуть, что, наверно, это я. Значит, прекратив шутить, хочу сказать следующее. Я считаю, что здесь вопрос не в том, кто присоединился, кто отказался. Хочу напомнить, что, к сожалению, ну, вот, например, как некоторые думают, ну, вот, например, как чиновник Дмитрий Скриванов, а зампред думы – это чиновник, потому что он занимает должность, в том числе, некоторые думают, что это вот такая организация, куда надо кого-то за что-то сгонять и так далее. И, я насколько понимаю, проблемы в Народном фронте у него будут именно из-за того, что вот как раз вместо того, чтоб пообщаться с людьми, объяснить им, что это площадка, что для них это возможность более активно участвовать в общественной жизни, сделать такую ситуацию, при которой Народный фронт делают, как обязаловку, ну, это же неправильно. Это возможность. И надо было объяснить это людям. И это ее раз свидетельствует о том, что, видимо, что-то надо менять.

 


О.Р.: Вынуждены мы, время заканчивать наш «Разворот». Друзья, мы год, два, три назад импортировали современное искусство. Теперь, как мне кажется, мы импортируем политическую харизму, которой у нас в последние годы не хватало. Посмотрим, каковы будут результаты праймериз.

 


О.М.: Самое главное, насколько будет эффективно то, что я буду делать для пермяков.

 


О.Р.: Давайте посмотрим, чем закончится праймериз. Олег Митволь был в этой студии «Эха». Вячеслав Дегтярников.

 


В.Д.: Олег Русских.

 


О.Р.: Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. Всем спасибо. До свидания.


Обсуждение
1618
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.